Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

writer

"...не всегда и не все надо понимать"

Никогда не пойму я, как твоя тень
Разговаривала с моей.
Так бывало, и чуть ли не каждый день,
В королевстве семи морей .

Познакомить детей,поженить молодежь.
Увидать зенит их домов.
Ну, а как еще фей и эльфов найдёшь
В королевстве семи холмов .

И забыть семикнижье , семь нот и семь дней,
И себя схоронить в снегу.
Но зачем твоя тень говорила с моей-
Все ещё понять не могу.

Вероника Долина

writer

Эпизод 23: диалоги на повышенных тонах

- … а все потому что! Потому что, черт побери! Я переживаю жесточайший кризис…
- Не ори на меня. Что это за манера? Кризис-шмизис… Надо же! И что теперь? Носиться с тобой как с писаной торбой?
- Нет. Но я хочу, чтоб меня хотя бы поняли.
- Ах, поняли?.. А ты многих поняла? Ко многим прислушалась? Или, может, по привычке, думаешь только о себе?
- Да! Я! Думаю! Только! О себе! И что в этом плохого? В том, что это эгоистично? В том, что положено раньше думать о родине, а потом о себе? А не кажется ли тебе, что в этом одна из причин того, что в нашем королевстве не все ладно? Что о себе-то мы как раз думать и разучились.
- Ну, сейчас начнется: полюбите сначала сами себя, ведь если вы не умеете и не знаете, как любить себя, как вы будете любить другого. Да и вас-то кто в таком случае полюбит… Ты к этому хотела все свести, да? К этому бодряческому, белозубому популизму, который сегодня несется из каждого утюга…
- Вообще-то так сейчас не говорят.
- Как «так»?
- Про утюг. Помнишь, в нашем детстве была такая песенка:
Я был приятно удивлен,
Узнав о том, что я влюблен,
А мне твердили все вокруг:
Остерегайся женских рук…
И дальше припев: Я – электрический утюг-тюг-тюг-тюг-тюг…
- Вот поэтому – нет у тебя никакого кризиса. Так, временные недоразумения. Легкие недомогания. Показательные крестоношения можно прекратить. Виа Долороса закрыта, перерыв на обед. Хватит изображать из себя мученика. А то еще немного, и я подумаю, что тебе эта роль нравится. Очередной какой-то Казандзакис. Сколько можно, в конце концов?
- Столько, сколько нужно.
- Да? И сколько же нужно?

Аарон Априль. К Стене плача

«… Этот спор можно продолжать до бесконечности. Что обычно и случается. Слова нанизываются на слова, предложения ершатся и топорщатся иголками взаимных колкостей, фразы превращаются в тяжеленные камни для катапульт, в свинцовые пули для аркебуз, в стальные стрелы для арбалетов. Цель одна – уязвить, поразить, победить. Но победить здесь и сейчас – невозможно. Можно выиграть спор, растоптать соперник, но победа ли это? И дело не в том, что на чужом несчастье свое счастье не построишь. А в том, что и на своем несчастье чужое счастье тоже не получится. Поэтому на каждом лежит чуть больше ответственности: не только за себя, но и за других тоже. Тоска, грусть и особенно ненависть к себе – заразны. Они отравляют не только нас самих, но и воздух вокруг нас. А потому люди, попадающие в наш круг рискуют заразиться нашими «кризисными настроениями»… Так что же, черт побери, делать!?? Я все понимаю, осознаю, но делать-то что? Что конкретно??»
«В тебе говорит логика. Отключи ее. Поговори с собой. Просто поговори с собой, честно и спокойно. Без привычной презрительности и самоуничижения. Послушай, что сама себе скажешь в ответ… Нет, это не шизофрения. Это нормальная обычная практика поиска персональных ответов на персональные вопросы… Никто, кроме тебя, не может поговорить с тобой так откровенно, как только ты сама можешь. Ты же знаешь все свои тайны, все твои скелеты аккуратно посчитаны и ровными штабелями лежат в твоих шкафах. Зачем ты прячешься от себя? Пока ты не говоришь себе правды о самой себе, ты будешь отравлять воздух вокруг себя ядом своей тоски… И не спрашивай, что тебе делать конкретно. Только ты сам знаешь – что. Просто не забывай, что все может стать ресурсом, если ты честно посмотришь в свои собственные глаза, не будешь никого слушать и примешь себя такую, какая есть. Без оправданий, без объяснений, без обещаний измениться. Ты не изменишься. Тебе скоро пятьдесят. Но ты можешь научиться жить с собой в ладу. И когда это произойдет, люди зеркала перестанут показывать тебе твою отвратительность, как сейчас. А начнут показывать твою прекрасность. И может быть, о том тебе стоит написать роман».
«Как я была Христом»?
«Нет. Как ты наконец отказалась быть им. И стала счастливой. Спасай не мир, а себя. Сделай чудо не миру, а самой себе. И мир это оценит больше…»

(Шаббат шалом...)
writer

Милорад Павич

«... язык - всего лишь карта человеческих мыслей, чувств и памяти. И как все карты,.. язык - это в сто тысяч раз уменьшенное изображение того, что он пытается передать. Суженная в сотни тысяч раз картинка человеческих чувств, мыслей и воспоминаний. На этой карте моря не солены, реки не движутся. Горы - плоские, а снег на них вовсе не холодный. Вместо смерчей и ураганов - нарисованная крошечная роза ветров...» (М. Павич. Стеклянная улитка.)
Бессмысленно пересказывать своими словами чужую беду и боль. Не много смысла и в том, чтобы в который раз воздевать руки к небу с вопросом вопросов «за что?». И уж совсем ни к чему бесплодное индульгирование в собственном бессилии.
Коль скоро действия недоступны остается размышлять.
Наверное, всевозможных катастроф стало больше, потому что стало больше людей. Элементраная математика, когда количество порождает количество. При этом известное отсутствие перехода количества в качетсво: людей стало больше, но они не стали лучше. Конечно, рост человеческой массы повлек за собой прогресс: сегодняшнее совокупное знание весьма обширно и намного превышает знание всего столетней давности. Но мудрости человечеству это не добавило. Человеческая мудрость, к сожалению, не зависит от объема и уровня знаний.
... Все слова, только слова, плоские, привычные, миллион раз произнесенные, отчего потускнели, поистерлись. Хотя то, что они выражают, не может утерять свой суровый смысл. Люди, гибнущие в авиакатастрофах, техногенные трагедии, терроризм... Легче поставить многоточие, чем длить этот тяжелый список, отдельной строкой в котором идут стихийные бедствия. Описать словами - по сути невозможно. Остается размышлять, пусть и при помощи слов...
«Все для блага человека. Все во имя человека» - таков девиз победы знания над мудростью. Самолеты летают, чтобы человек в кратчайшие сроки мог преодолевать огромные расстояния. Уголь выдается «на гора», чтобы человеку было тепло. Реки запряжены в работу для того, чтобы в человеческих домах горели лампочки. Птицы - для яйца, звери - для мяса. Земля взращивает хлеб. И далее по предложенной схеме. Но физический закон - если где-то убыло, значит где-то прибыло, - верен и в обратном порядке: если где-то прибыло, значит где-то убыло. Человеку все прибывает и прибывает, и чем больше людей, тем больше прибывает.
Природе все тяжелее с нами. (Что такое природа? Весь остальной мир без человека.) Потому она вынуждена защищаться: как умеет, теми средствами, что ей доступны. Тогда случаются землетрясения, наводнения, засухи и все то прочее, что принято называть стихийными бедствиями. Но не стоит обольщаться на тот счет, что все они случаются сами по себе, независимо от влияния человека. Видно, все-таки зависимо. Ведь человек (дитя природы!) не пытается мирно сосуществовать в ней и с ней, но ведет открытое противостояние и даже противоборство - за место под солнцем.
«Ах, все это никуда не годное философствование, пустые слова, пытающиеся быть многозначительными...»
Но любые слова - суть никуда не годное философствование. Ведь в конечном итоге они всего лишь жалкий слепок с действительности, которая уже одним своим видом должна бы приводить человека в священный первородный трепет, если бы он только задумался хотя бы на миг.
Но человек, предпочитающий знание мудрости, может лишь думать, но не задумываться. Ведь последнее - излишняя роскошь. Сегодня - время скоростей, когда убыстряются не только средства передвижения, но и технологии вместе с процессами. И все для того, чтобы максимально комфортно обставить свою жизнь в данный момент. А после нас, известное дело, хоть потоп...
И все-таки должны же быть хоть какие-то слова, из разряда вечных, что годятся для высказывания если не самих мыслей, то хотя бы реплик. «Я подумаю об этом завтра,» - говорила нетленная Скарлетт О`Хара.
Древние, у которых мудрость преобладала над знанием, считали, что вся жизнь человека сводится к тому, что с ним будет завтра, и только это «завтра» по-настоящему важно. Ведь самое страшное, что может случиться с человеком - это отсутствие будущего.
«Cras, cras, semper cras...» (Завтра, завтра, всегда завтра... (лат.)
В одночасье ставший всемирноизвестным сербский писатель Милорад Павич родился в Белграде 15 октября 1929 года. С тех пор он пережил в этом городе три военных бомбардировки.