Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

writer

Июльские тезисы

Компостная яма/копилка им. С. О Хары

1. Самостоятельное построение морально-этической сетки в период детства/юношества — по принципу «я ее слепила из того. что было» без возможности одобрения/осуждения и проч. видов корректировки со стороны взрослых.

Отсюда — осторожность, граничащая с неспособностью отделять зерна от плевел (потому с возрастом все большая осторожность) и как следствие: лучше сделать чуточку больше/лучше, чтобы уже наверняка получить одобрение. И ровно то же с обратным знаком: возведение собственных неоптимальных действий в гипертрофированный абсолют с ощущением моральной катастрофы (часто на пустом месте).

И отсюда (отсюда:)) — постоянный поход в сторону этики. Внутренний разбор этических ситуаций и проблем, исходя из собственно-построенной кривоватой морально-этической сетки, в которой представления о правильном/неправильном поведении в конкретной ситуации крайне искажены и даже изломаны. Изломы при этом по привычке чинятся подручными средствами: поскольку как сама придумала и построила в детстве, так и идет — а других инструментов нет.

Но! Поиск новых инструментов доступен из любой точки ленты жизненного времени. В том смысле, что никогда не поздно. Можно до сих пор пользоваться дисковым телефоном — никто не запретит. Но смартфон уже удобнее для современной жизни и глупо это отрицать.

Collapse )
writer

Стабильный савланут

Савланут на иврите — это терпение.

Стабильный савланут — это бинина фразочка. Так у нее назывался скайп, да и в беседах про «как дела» он самый время от времени проскакивал.

Алекс прислал ночью вот это видео. Смотреть мне его тяжеловато. Потому смотрю порционно. В одной из порций услышала главное для себя: Алекс говорит, что, ВОЗМОЖНО, он все же соберет стихи Бины к печати. Это просто прорыв! И хороший знак: понятно, что сразу после случившегося он и думать не мог больше ни о каких книжках. Но то самое «время лечит» (и все-таки не вылечивает...), но хоть немного позволяет жить дальше. А жить = делать. И вот даст бог мы все же сделаем с ним Бинину книгу. Не знаю когда и как. Но то, что она РАЗРЕШИЛА мне ее сделать — это важно. А пока — савланут.

С ним одна сплошная история/истерия. Ну хоть не до откровенной истерики — хотя уже где-то в том районе.

Ковид сломал мне многое. И продолжает ломать. И речь даже совсем не про здоровье, хотя и с ним приходится разбираться. Планы, дела, ЛЕТО, которое уже вот-вот перевалит за половину — все пошло в тартарары. Прахом и дымом. Да, я жива — и грех жаловаться. Да — никто не умер... почти. Умерла старшая сестра отца, а я даже не могла пойти попрощаться... Люди умирают — это никогда не звучит как утешение. Но это единственное, чем приходится утешаться.

Но вот уже завтра у меня должна была быть одна нужная мне встреча.

Collapse )
writer

Цитата про ковид

Это очень точное описание того, что ты чувствуешь. Наконец, мне можно расслабиться и не искать нужных слов. Вот они:

«...Приближение к краю опустошает, а не наполняет тебя – имейте в виду, товарищи, все, кто строит какие-то надежды на «мудрость смерти». Сейчас у меня ощущение, что внутри меня произошел ядерный взрыв и мне надо восстанавливать «внутреннюю цивилизацию», если не с эволюционного нуля, то с периода варварства и дикости, когда примитивная непосредственность существования исключает рефлексию и фантазию, исключает любые «преодоления реального» через понятийные рассуждения и образно-метафорические трипы...«

Сергей Шмидт

writer

Начало работы над личным архивом

Сапожник без сапог — это про очень многих людей и многие ситуации. Я — не исключение. Занимаясь в частными архивами других людей, приводя их в порядок, готовя к печати книги и издавая их, мои собственные собрания бумаг и документов — просто свалены в кучи в нескольких пакетах, коробках и ящиках...

Так бывает.

Когда мы сели в прошлом году в карантин, я подумала: пришло время заняться своим архивом. Однако дел меньше не стало — мы как раз активно продвигали Аптеку, и было совершенно не до разбора своих культурулогических сугробов. 

В нынешнем карантине (который, я надеюсь, у младшего закончится на днях, а у меня — на следующей неделе) — дел было еще больше. Но вот сегодня я все отодвинула и начала оцифровку.

Пока оцифрованы пять коллекций: детские рисунки, почеркушки и поделки

Старший. До школы

Старший. Начальная школа

Средний. До школы

Средний. Пирамида

Средний. Начальная школа

Для этих целей завела на гугле отдельное семейное файло-хранилище. Работы — непочатый край. Но хотя бы начала. 


writer

Попросила у бога сумасшедшая Настя

Сижу и слушаю и слушаю и слушаю эту песню.

Автор — Игорь Жук. Текст недлинный:

«Попросила у Бога сумасшедшая Настя на копеечку счастья.  

Попросила у Бога полоумная Любка хоть от счастья скорлупку.  

А безумная Анна без ума от обмана счастья ждать перестала.  

А блаженная Фекла в церкви вымыла стёкла и счастливою стала.  

Все мы, скорбные сердцем, просим счастья у Бога - у него его много.  

А когда не дождёмся, говорим себе: "Боже, до чего же нас больше."

Совпадение у песни со мной нынешней абсолютное. Я уж не говорю даже про имена. Мне совпало бы даже если бы имена были иные (иные имена — хорошее название). Но то, что там начинается с меня и с сумасшествия — так это просто, чтоб мне вовсе не отвертеться.

Уже говорение судьбы мне прямо в ухо: нет ошибки, ЭТО — про тебя.

Вчера знакомая написала: у тебя абстиненция, подожди — скоро пройдет.

Я бы сама, если бы диагнозы раздавала, больше бы на астенический синдром делала ставку. Ломка у меня от чего? От сидения на месте? От того, что планы порушились один за другим? Интоксикация ощущением свободы и того, что я все могу постепенно стала выводиться из организма, а ее место заполняет привычное ощущение клетки и замкнутого круга?

Ну допустим.

Но вот эта последняя строчка — боже, до чего же нас больше. — это ли не чистая астения (она же — синдром хронической усталости): а безумная Анна — счастья ждать перестала.

Collapse )
writer

"...нашим детям все равно будет что рассказать своему психотерапевту"

В принципе, я весьма падкий человек на всякие популистские текстики. И если к стихам (а-ля Асадов) я все же равнодушна, то в прозе вполне допускаю существование подобных опусов.

И даже готова некоторые из них сохранить в свою копилочку:))

Вот этот встретился мне когда-то давно, потом попадался тут и там. И всегда я его читала с удовлетворенным вздохом и покачиванием головой. Причем, в зависимости от настроения, покачивание было либо согласное, либо с нотками прихмыкивания, а то и почти что осуждения.

Но финальная фраза — в точку. При любых раскладах. И как ни крути.

***

«Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: «Милый! Ты не обязан становиться инженером. Ты не должен быть юристом. Это неважно, кем ты станешь, когда вырастешь. Хочешь быть патологоанатомом? На здоровье! Футбольным комментатором? Пожалуйста!
Клоуном в торговом центре? Отличный выбор!»

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный лысеющий клоун с подтеками грима на лице, и скажет: «Мама! Мне тридцать лет! Я клоун в торговом центре! Ты такую жизнь для меня хотела? Чем ты думала, мама, когда говорила мне, что высшее образование не обязательно? Чего ты хотела, мама, когда разрешала мне вместо математики играть с пацанами?»

Collapse )
writer

Хороший сон

Давно мне не снилось таких снов: когда просыпаешься и осознаешь, что то был только сон, то хочешь заснуть обратно. Потому что сон — лучше яви!

Снился средний сын. Пришел, говорил, рассказывал... Я ему искала полотенце и трусы с майкой в шкафу — потому что он собрался в душ. И все в этом сне было так... ну вот ТАК, как надо.

Утром пришло от него письмо. Все ок — и слава богу.

Но я так скучаю по нему

Сижу на балконе. Смотрю на ажурную тень от листьев. Тепло, не жарко. Мне еще неделю сидеть на балконе — вся жимолость так, пожалуй, без меня на даче закончится. Уже поди и клубника скоро пойдет. Как только я починюсь — сразу уеду на дачу жить. Пока там сейчас старший живет, уже вторую неделю: провел себе интернет и работает там. Тоже так хочу. Но пока сидим тут, в карантинном городе.

На такой хороший сон и утреннюю весть от среднего, синхронно навалилась и дурная весть — очередной хороший человек в больнице. Я все хуже реагирую на такие новости. Все меньше у меня сил транслировать в мир свое бодрячество и позитив. Все сильнее мне приходится сдерживать внутри себя прорывающегося наружу Мунка... Но тут сдерживай не сдерживай........

Полетел пух — а младший аллергик. И на дачу не уехать от этого всего. обложило со всех сторон просто. 

Но мы живы, постепенно приходим в себя и даже можно любоваться ажурной тенью от листьев на балконе. И войны нет. И работа есть.

Collapse )
writer

Архив Сергея Макарова: финиш

Побуду-ка я сегодня героем:) Чего бы и нет, когда — да:) Просто именно сегодня я завершила масштабный труд, который длился четыре года. 

Пожалуй, Аптека Макарова самый большой масштабный и — не могу сказать серьезный, но ответственный, однозначно — проект из всех, что я делала. Это не просто игра в долгую. Но еще и игра с однозначно полезным и серьезным смыслом, которую мне доверили. И которую сегодня я все же смогла довести до логического завершения.

Но при этом — пока не конца:))

Аптека Макарова — это то дело, которое можно оформить в отдельный кейс и при этом говорить: вот смотрите — я умею делать не только книжки, могу объединять не только разных людей, умею работать с самыми разными архивными материалами, но и могу придумывать, как все это объединить и сделать так, чтобы ПОЛУЧИЛОСЬ. И даже — что-то такое эдакое, чего еще никто не делал с вот такими архивами:)

Конечно же!! Одна бы я никогда! ни за что! ни при каких условиях с ТАКОЙ масштабной работой не справилась!! Потому что Аптека Макарова — это труд и усилия многих людей, начиная с семьи Сергея — Лены-Мани-Феди, и продолжая его друзьями и соратниками, среди которых люди доброй и веселой воли по всему миру! Потому присваивать себе все лавры сегодняшней победы мне совершенно не с руки. И если я и пишу о том, как о своей победе, так исключительно потому, что моя часть работы, та, которую я и определила в собственную ответственность — мне удалась.

Collapse )
writer

Лето

Я так люблю лето, летят самолеты...

Какое все же это фантастически-прекрасное время года в моей персональной вселенной. И надо же такому случиться, что вот из прошлогоднего лета целый кусок моей жизни выпал на карантин и болячки мужа, и я ВЫНУЖДЕНА была сидеть на месте. Однако по итогу лето все равно вышло запомнившимся и не таким уж бездарным.

Из нынешнего лета у меня тоже вырван кусок жизни. И все повторяется, разве что в более жестком варианте: как с самого конца весны началось, так и не отпускает. Больница сменилась карантином. Велосипед отменен до осени. Уже несколько дней подряд я не прохожу и пятисот шагов.

Вчера обнаружился еще один персональный баг: вдруг на несколько часов отключилось зрение. Не полностью, слава богу. Но буквы на экране и в бумажной книге совсем расплылись. Попытка на ближе-дальше не принесла результата. Пришлось взять паузу и ни на что не смотреть. Оно постепенно восстановилось, но напрягло и даже напугало — а работать-то как?..

О многом думаю, начиная с весны...

Collapse )