Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

writer

Марина Цветаева. "Хочу у зеркала, где муть..."

Хочу у зеркала, где муть
И сон туманящий,
Я выпытать — куда Вам путь
И где пристанище.
Я вижу: мачта корабля,
И Вы — на палубе...
Вы — в дыме поезда... Поля
В вечерней жалобе...
Вечерние поля в росе,
Над ними — вороны...
— Благословляю Вас на все
Четыре стороны!
writer

"Мы с Гаврилой ели поморин, ели поморин, ели поморин..."

Говорить, что прошедший отсутствующий др был "лучшим в жизни" не буду. Потому что мой др - всегда лучший в жизни, хотя бы из-за редкости:)

Но вот в нынешнем году был, конечно, приятно особенным.

Во1, старший сын сводил меня в отличный очень стильный пивной бар, где было приятно посидеть, совсем не было накурено, вкусное пиво и гарлики из черного хлеба... Последнее - это вообще что-то с чем-то! (не с чем-то, а с чесноком:)) Пикантное дополнение: сводил на свои гонорары, потому что с некоторых пор и он трудится теперь на ниве иркутской журналистики.

А потом, когда мы вернулись домой, он еще мне джаз играл на страшно расстроенной пианине. Но мне, как человеку без слуха и голоса, это препятствием для наслаждения не стало.

Во2, средний отдал все свои сбережения - почти тыщу на то, чтобы купить мне супер-пупер мышь специально для ноутбука. Такая удобная и по руке - до визга:) смотрю сейчас на нее - и радуюсь.

В3, младший... Ну младший всех переплюнул - как обычно:) То есть вот ни один человек в мире не сможет угадать ЧТО подарил мне шестилетний наследник (моих творческих талантов). ТО есть вообразить ТАКОЕ - просто НЕ-ВОЗ-МОЖ-НО!

Вручал подарок (спрятанный за спиной) он мне с такими словами:

 - Дорогая мама! Я хочу подарить тебе... УКРАИНСКУЮ ПОДВОДНУЮ ЛОДКУ С ПАРУСОМ!!!!!! Я сам тебе ее сделал. Вот!

... И вытащил из-за спины это чудо инженерной мысли, сварганенное из старой пальчиковой батарейки, тряпочки, нескольких зубочисток и кусочка бумаги, раскрашенного в желто-голубой.

 - А почему украинская? - только и смогла выдавить я из себя, просто давясь слезами счастья.
 - Просто у них флаг очень красивый!

Ну да: и желтый, и голубой. Не просто "еллоу субмарин", а "еллоу-блю субмарин"!

И бьюсь об заклад: никто из вас такого подарка на свой день рождения не получал:)
writer

Шкипер Николаич.

Если вдруг покажется пыльною и плоскою,

Злой и надоевшею вся земля,

Вспомни, что за дальнею, синею полоскою

Ветер треплет старые марселя...

Алексея Николаевича Шутько - геолога и мастера-самоучку по народным промыслам, - хочется называть Николаич. Да вот и Дима так его зовет. Дима какое-то время ходил в учениках, а теперь Николаич говорит о нем: "Он - парень рукастый, схватывает быстро. Теперь уже и не ученик. Сам мастер".

Как и полагается в данном образе, Николаич "проглатывает" окончания, от чего получается, например, "схватыват".

А вот борода у него не капитанская, а шкиперская. Хотя в нашем случае оно то на то и выходит: шкипер - он и есть капитан "несамоходного речного судна", как в словаре значится. Правда, корабль свой он из реки года через два как раз в "славное море" выпустит, но суть-то от этого не меняется. Тем более, что "порт приписки" у корабля будет как раз в Большой Речке. Так что все сходится, все согласно уставу и исторической достоверности.

Николаич вообще любит, чтобы "было достоверно и при этом функционировало".

- Триста лет Петербургу было когда, там тоже много было сделано под старину. Но вот ванты, например, не из веревок, а из тросиков. Это уже называется дешевая декорация. Мы же хотим к старине приблизить. Во всем. Нет, ну можно, конечно, электрическую лебедку поставить: кнопочку нажал - рею поднял. Но - зачем? Я уже и так много блоков наделал: мачты поднимать, шкотовые подтягивать...

- По реям тоже лазить будете?

- Нет, зачем? Раньше как делали: реи опускались, паруса освобождали, потом шкотовые подтягивали. Так и мы будем. Это уж когда паруса в несколько ярусов пошли, стали по реям лазить. У нас-то поменьше будет...

Над морскими картами капитаны с трубками

Дым пускали кольцами, споря до утра.

А на утро плотники топорами стукнули -

Там у моря синего рос корабль...

Вот уже четыре года Алексей Николаевич Шутько вместе с помощником Дмитрием Рожковым строят корабль. Корабль - настоящий фрегат, из тех что бороздили морские просторы в 16 веке, выстроенный по исторически достоверным чертежам. Корабль расположился прямо у Шутько в огороде и его форштевень гордо возвышается над забором.

... Когда мы подъехали к Большой Речке, прямо с тракта позвонили: "Как до вас добраться?"

"Это просто. Прямо по улице езжайте до упора, потом направо повернете и сразу корабль увидите".

И вот вроде предупредил же человек, а подъехали и все равно - обалдели просто. Деревенские домики, тут же небольшая лужайка перед забором с ярко-зеленой вымытой дождем травой и - настоящий, пусть пока без мачт, но - корабль! Плавные изгибы бортов, пузатая выпуклость юта.

- Это как же вы его из огорода на воду спустите?

- Так просто. На сани специальные поставим и потихонечку вывезем. Раньше ведь как-то справлялись. Как в народе-то говорят: "Баба девять месяцев ходит - причитает: ой, как же я рожу, как рожу? А как срок подойдет - родит, никуда не денется". Так же и тут: куда ж мы денемся? Вывезем.

Николаич говорит с совершенно шукшинскими интонациями. Показывает корабль, объясняет как да что.

- Это двойной листвяк, - показывает он на гнутые борта, - Внахлест идет. А гнул сам, конечно. Но ниче - потом дерево привыкнет. На шурупы крепил, а раньше-то деревянные нагиля были: сверлили и такую деревяшку круглую загоняли и расклинивали ее с двух сторон, она потом разбухала и держала крепко. Потом уж болты появились медные. У меня, кстати, тоже болты сквозные будут еще... До ватерлинии будем специальную мастику заливать - битум с мазутой топочной. Она такая пластичная получается, чтоб на морозе держалась. Бог его знает, как буду ходить - может до самых морозов? Вон прошлый год корабли по Байкалу аж до Нового года ходили... Другие щели - где силиконом, где проконопатить. Ну, конечно, помпа будет стоять, насос для откачки воды - все как положено. Потом еще надо будет крыс, мышей завести. Для исторической, опять же, достоверности.

Николаич улыбается хитро в свою шкиперскую бороду. Потом, как ни в чем не бывало, продолжает рассказ про то, что кают будет три, да большая кают-компания, и еще нижним ярусом пара матросских кубриков. Отделка везде будет простая, спартанская - как и положено боевым кораблям. Фрегат ведь не просто так "посудина" для перевозки пассажиров, а "трехмачтовое парусное военное судно, обладавшее большой скоростью хода".

- У вас и пушки будут? - по всему борту идет ряд пушечных портов, некоторые из них открыты - крышки выкрашены, как и положено, в красный цвет.

- А как же! Две уже сделал. Да и пальнуть можно, если хотите.

Конечно, хотим. Никто из нас не видел, как стреляет настоящая пушка с настоящего фрегата. Николаич выкатывает небольшую пушечку на деревянном лафете. Дима забивает в дуло пыж из ветоши. Засыпают порох из настоящего рожка - все как положено! - и... Из дула вылетает столб огня, пороховой дым, грохот страшный! А Николаич улыбается: "Да это ж я половину заряда всего засыпал!"

Потом они с Димой ведут нас показать "носовую фигуру". Вырезанная из кедра русалка с "мощным затылком и арбузными грудями" будет украшать нос корабля. Иначе никак нельзя!

- Раньше как было? Шторм подымается и, если Нептун увидит, что хорошая грудь у русалки, то корабль пропустит, не потопит. Это ж не я придумал, в книгах вычитал. Вишь какая ухватистая получилась! - Николаич с Димой берут русалку "под руки" и уносят под навес.

Идет дождь. Промозгло и сыро. А фотографы радуются: "Нет, ты посмотри как дерево играет! Такое проморенное как раз надо в дождь снимать, чтоб вся красота его проступила!"

Так и есть. Прямо под дождем лежит огромный деревянный якорь - тоже из лиственницы, бока его мокро блестят, он еще не был "в работе", не врывался своими обитыми железом лапами в речное дно, что не мешает ему выглядеть солидно и основательно. Как и подобает серьезному приспособлению серьезного корабля.

А в том, что фрегат Шутько-Рожкова получается серьезным, сомневаться не приходится. Его внушительный внешний вид завораживает: 17-метровый корабль (а по палубе и все 18 будет) уже выше одноэтажного деревенского дома, а когда к нему добавятся еще и мачты, самая большая из которых - грот вместе со стеньгой, - будет порядка 14 метров. А уж когда расправит корабль, словно крылья, свои паруса...

- Будет три прямых паруса и штуки четыре косых - стакселя. Выйдут, конечно, дороговато. Одна надежда на китайцев - что завалят нас дешевым синтетическим материалом. Главное, чтоб меньше продувалось, обычная плащевка годится или парашютная ткань. У меня вот на прежнем корабле парус из тормозного парашюта был...

- Так это у вас не первый корабль?!

- Нет. До него железный делал. Обыкновенный, с дизелем, одна мачта и парус. "Благодать" назывался. Я его продал.

- А чего?

- Да ну, че-то не понравился.

- А этот как задумали строить?

- Да как задумали... Мы с Димой вместе в Тальцах работали...

- Только в разные смены, - добавляет Дмитрий. Все это время он больше молчит. Но видно, что идея построить корабль нравится ему ничуть не меньше, чем Николаичу.

- Ага. И я как-то ему говорю: "Ну, что, Дима, попробуем?" "Давай, Николаич". Я съездил, нашел киль - листвяк подходящий, толстый. Дима взял своего "зила". Привезли... Да пойдемте в дом, я вам фотографии покажу.

Крутобокий маленький вырастал на стапеле

И спустился на воду он в урочный час.

А потом на мачтах мы паруса наставили,

И как сердце вздрогнул наш компас...

Мы входим в дом и застываем на пороге. Кажется, что теплое золотистое сияние разлито в воздухе. На столе, на старинном сундуке, покрытом домотканой дорожкой, на комоде, на полках, - везде стоят берестяные туеса, лари, сундуки. Они поражают не меньше, чем корабль посреди огорода, который мы разглядывали только что.

- Это все вы делали?! - тут больше восхищения, чем вопроса.

- Ага. Мы с женой... Вот фотографии-то, как строительство начиналось, - и Николаич показывает нам фотографии четырехлетней давности, как они с Дмитрием укладывают толстенное лиственичное бревно - будущий киль, на него устанавливают кильсон. Тут же на заднем плане виднеется пара уже готовых шпангоутов.

- Мы когда выбирали, что строить, решили взять петровскую эпоху - такие пузатенькие корабли были, не очень большие. Кстати, у Френсиса Дрейка корабль как у меня был - тоже 17 метров. Только у него осадка была побольше - все-таки три яруса парусов. Мы меньше сделаем, а чтоб осадить на полтора метра, еще придется и балласт грузить.

- Так у вас пиратский корабль получается? "Веселого Роджера" поднимите?

- Пиратский, ага... У меня и нога железная имеется - это я неудачно шейку бедра сломал, как раз во время строительства. Не срасталась никак, потому железку мне вставили. Теперь на самолетах летать не смогу! Не пропустят. Осталось еще глаз выбить, чтоб совсем под Сильвера "косить"!

Николаич улыбается в бороду. Потом серьезно говорит:

- А флаг-то Андреевский подниму. Как и положено кораблю петровской эпохи.

- Назовете-то как?

- Не решил пока. Сначала думал, в честь внучки. Потом жена говорит: не надо. Так что думаем еще.

- А жена как к вашему кораблестроению относится?

- Сперва, конечно, относилась отрицательно, потом смирилась. Не против, в общем.

А береста вокруг сияет. Притягивает к себе взгляд. Резные сундучки да лари с деревянными замками - и к каждому замку, как и полагается, ключик. Тоже деревянный, как и весь механизм. Замки - из капа. А самый красивый кап, как говорит Николаич, ольховниковый - дает такой благородный красноватый оттенок. Тут же стоит "самый большой в мире туесок" - литров на тридцать, наверное!

- Вы откуда знаете, что он самый большой?

- Так никто пока не заявил, что есть больше. Нас с этим туеском хотели в книгу рекордов Иркутской области поместить, да чего-то у них там не срослось - не приехали.

Свой первый берестяной туесок геолог Алексей Шутько сделал в 1972 году, в Якутии, где проводил изыскания. Потом шесть лет работал на Подкаменной Тунгуске: в поле делать было нечего, вот и резал. Традиционная страсть геологов к камням отчего-то обошла Николаича стороной, зато в дерево он влюбился раз и навсегда. Туесок тот самый первый "жив" до сих пор, приобрел за тридцать лет благородную твердость и потемнел, а в руках - все такой же теплый, как и его собратья, только-только вышедшие из-под резца мастера.

- У вас инструменты какие-то специальные?

- Нет, конечно. Инструментов по минимуму, что сам сделал. Основное - это руки. С опытом постепенно все приходит. Я как-то книгу прочитал: как дед, еще участник первой мировой туески делал. Колоритный такой дед, обстоятельный. Вот он рассказывал "технологию": щучить нужно ивовым прутом, потом вожжами делать скрутку и сдергивать. И так у него из одной березки получался один туесок. Я же процесс модернизировал, и теперь у меня из березки двадцать туесков получается. Да еще и дровишек... У нас специальная деляна есть, на которой мы весь июнь на целый год бересту заготавливаем.

- Сколько времени у вас на один такой ларец уходит?

- А по всякому. Иногда делаешь, делаешь, потом отставишь. Месяца 2-3 уходит. Тиснение жена делает вручную. Шилом. У нее лучше получается. Вообще для меня вот этот туес имеет ценность не меньшую, чем вот сундук - я его, кстати, из мультика "содрал" про домовенка Кузю. Это там где - "Нафаня! Сундук отняли!"

- Это ваша работа?

- Когда у мужика спросили: любовь - это работа или удовольствие, он ответил - "Была бы работа - я бы нанял". Так же и тут. Это ж такое удовольствие. Человек ведь должен разнообразными делами заниматься. И чтоб к душе.

Супруги Шутько - многочисленные участники всевозможных выставок, о чем свидетельствуют дипломы и грамоты. Есть у них и "золотая алюминиевая медаль" за 1 место на выставке-ярмарке, что проходила в 1993 году в Новосибирске. Уже много лет они сотрудничают с Ассоциацией мастеров народного творчества и художественных ремесел "Оникс", которую возглавляет Галина Березина. "Всемя от времени нам Галина Яковлевна звонит: надо поучаствовать в выставке. Мы приезжаем, - говорит Николаич, - А так вожу в Листвянку продавать. Надо же на гвозди зарабатывать!"

- Алексей Николаевич! Когда планируете закончить свой фрегат?

- Если все нормально, то к осени следующего года должны сделать. Сейчас я уже начал красить верхнюю палубу на юте. Зимой буду отделкой заниматься, будущим летом - мачты ставить. Потом еще двигатель - уже есть в 50 "лошадей", - надо будет его перебрать и поставить в моторный отсек. Рынду подвесить - вон она, как раз для нашего фрегата по размерам подходяща. Год на ней не нашел, правда, но может, она тоже петровских времен? А вот штурвал по Байкалу на каком-то судне "ходил", надеюсь на хорошем, - я его в порту Байкал купил. Штурвал - великолепный: из красного дерева и латуни, все как положено... Так что работы, думаю, еще на год-полтора. Правда, может получиться так, что по осени его будет нереально вытаскивать, тогда будем до весны ждать.

- А как спустите, тогда что? Туристов-то будете пускать?

- Конечно. Надо же его и оправдать. Может, кто-то захочет первую брачную ночь на марсе провести - пожалуйста! У меня как раз будет специальная площадочка - марс, - оборудована. Это же запомнится на всю жизнь.

- А вот этот корабль, он для вас ЧТО?

- Недавно я посмотрел передачу Дмитрия Диброва. Он там хорошо сказал: мужчина любит играть. И играет всю жизнь. А игрушки-то у всех разные. У нас, конечно, не такие, как у Абрамовича. Но не менее интересные.

У крыльца у лавочки мир пустой и маленький.

У крыльца у лавочки - куры да трава.

А взойди на палубу, поднимись до саллинга

И увидишь дальние острова.

... На столе среди туесков лежит в доме у Николаича спил кедра. Дереву - более 500 лет! Годовые кольца - одно к одному, считать легко. Дерево теплое, а пахнет!.. Словами не описать. Николаич из него пирамидок наделал "волшебных" - высота равна двум основаниям. Всем нам на прощанье от мастера такая пирамидка досталась. Со словами: "Вот вам волшебная пирамидка. Поднимает настроение и кое-что еще".

И улыбнулся, конечно, хитро. И мы - в ответ. Потому как такая пирамидка общее удовольствие от жизни поднимает!

А вы что подумали?

(в тексте использована песня на стихи Владислава Крапивина).

Журнал "В хорошем вкусе", весна 2007 г.