Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

writer

Пианистка Михаэля Ханеке

Это, конечно, по книге. Но в целом — вообще не по ней. Книга отдельно. Фильм отдельно. Фильм не показано смотреть во всякие трудные времена, потому как ни малейшего оптимизма он не несет.

Ни малейшего облегчения развитие сюжета не приносит.

Ни грамма и ни грана эстетического наслаждения от изначальной картинки не остается и в помине.

Самая страшная сцена в книге — изнасилование матери. Я не без напряжения ждала, как оно выйдет в фильме, потому что было понятно, что без этой ключевой сцены обойтись просто невозможно (именно она и проворачивает в мозгах идею про эдипов комплекс). Ханеке сделал сцену максимально тактично все-таки — потому что тот ужас, то сцена вызывает в книге, да дополненный видеорядом...

Не буду рассказывать, в чем там дело. Но любопытно, что в книге черным по белому ясно-понятно, что виновата главная героиня. Хотя она и жертва.

А вот в фильме виноватым сделали все же главного героя. Но зато в фильме мать не является такой уж причиной зла, чуть ли не главной. А вполне себе ничего. Может быть, дело в гении Анни Жирардо.

Прекрасный фильм. Смотреть не рекомендуется, потому что таки хочется развидеть.

Вполне возможно, что Пианистку сравнивали с бергмановской Осенней сонатой. Тема-то одна и та же. И даже дочки — по типу — совершенно схожие. 

writer

Клад

Несколько лет назад я завершила свой персональный квест и посмотрела все фильмы, которые получили Золотую пальмовую ветвь за все время существования Каннского кинофестиваля. Где-то здесь в жж я даже тогда составила персональное резюме: от понравилось/не понравилось до разбивки на разные категории.

Потом я начала смотреть Венецианский кинофестиваль. И там мне понравилось меньше. Посмотрев примерно половину «золотых львов» я поняла, что наелась уже интеллектуального качественного кино — и оставила пока эту полянку, переключившись на сериалы. 

Нынешний год я поставила самой себе посмотреть две ретроспективы — Шепитько, Линча и таки добить Золотого льва.

Шепитько я посмотрела всю — да у нее и было немного, и жаль, что так молниеносно окончилась ее жизнь и она не досняла Прощание с Матерой. Ведь именно она, пожалуй — было бы очень интересно посмотреть на результат. особенно после Восхождения...

Линча я не досмотрела пару лент, но прямо чувствую, что, видимо, переела и его. 

В Венецию прыгнула в начале года с очередным рвением, но и там быстро оставила список... Отложила.

Collapse )
writer

Несокрушимая скала

Так называлась война лета 2014 года в Израиле, которая длилась 60 дней. По тому, что мы видели, я сделала небольшую книжку Геверет Фрося.

Что думала, что чувствовала, как переживала все происходящее, а для израильтян — будничное, на себе.

С тех пор я особенно чутко отношусь ко всяким бодрячествам типа: вы там берегите себя! будьте осторожны! и все вот это, что хочется и не можется не сказать, когда наблюдаешь с безопасного расстояния в несколько тысяч километров.

В самом деле: что тут еще скажешь?.....

Потому я сижу и молчу, обливаюсь изнутри своими собственными слезами страха, тоски, невозможности как-то что-то сделать. И тем более — сказать.

Что тут скажешь? Слова — полова, как говорила мне недавно Бина.

И то, что у меня все время открыт курсор-инфо с главными новостями на данный момент — чем это поможет?!! Никому и ничем...

Всеми силами я хочу позвонить, написать, как-то дотянуться рукой, мыслью, своей волной любви... Но — не смею. Не могу. Не знаю как. 

Я опять всех бросила... Все оставила... И что делать — не знаю.

И тогда я просто беру с полки свою Фросю, открываю наугад. И читаю:

Волны прилива, хлопают крылья птицы 

Город у ног или я у его подножья 

Перелистни меня, как свою страницу 

В трубку сверни, и смотри сквозь меня на солнце 

Солнце садится в море. Парящей чайкой 

Дым от его следов в перекрестках неба 

Только в кино случайности не случайны 

В жизни моей случайного просто нету 

Есть пара слов, пара жестов и пара взглядов 

Пара – когда мое в тебе отразится 

Collapse )
writer

Хроники выходных: от Неточки до малины

Дослушала Неточку Незванову. Не могла поверить, что роман незакончен. По сути он оборвался в самом начале (если учесть сколь подробно ФМ описывает детство героини). Домысливать, чем оно все могло бы закончиться не хочется, хотя — экстраполяция в помощь: познакомившись с тем, как Достоевский закручивает и затем раскручивает пружины сюжета, вполне можно дать волю фантазии...

Взялась за Записки из мертвого дома. Сибирь, Сибирь... (так, кстати, называется известный фото-фолиант В. Распутина — одно из последних прижизненных изданий). Описания каторги не внушают ужаса. Может, потому, что берег Ангары ничуть не теплее/мягче описываемого берега Иртыша. А в чем-то, пожалуй, и суровее будет...

Collapse )
writer

Утреннее шоу

Мало того, что этот сериал с Дженнифер Энистон и Риз Уизерспун в главных ролях про журналистов, он еще и о базисном требовании к журналистике: о необходимости быть честными. При этом оказывается, то честность частенько вырастает из такого сора интриг, закулисных игр и желания лепить хорошую мину, что поневоле задумаешься: да стоит ли она того — эта честность?! Эта правда?!! Стоят ли они таких жертв, усилий и нервов?!

Но в конечном итоге только правда и ставит все на свои места.

Какой ценой? Да вот такой, черт побери... Вот такой: когда ты сначала не лжешь самому себе, а потом и всем окружающим. Возможно, тогда и смысл появляется. Именно в таком порядке: сначала правда — потом смысл, а не наоборот.

writer

Ларс фон Триер

Это имя я узнала, когда во время своей Каннской эпопеи посмотрела его Танцующую в темноте. Тот самый эффект разорвавшейся той самой бомбы. Я, конечно, слышала, что есть Нечто Такое По Имени БЬОРК... А тут я увидела.

Этот фильм и остался во мне как звук. Даже как воплощенный звук, который так и звучит — бьорк. Это такое звукоподражательное слово, не иначе.

У некоторых критиков я читала, что Рассекая волны — главный в этой трилогии (Бегущая в темноте — завершающая часть, а вторая — Идиоты). Не знаю, на вкус и цвет. Посыл волн мне понятен, но. Первую любовь ничем не перебить. Идиоты так мне вообще показался очень страшным фильмом по сути своей. Неужели только будучи идиотами... в современном мире...??

Потом была Меланхолия — прекрасное про апокалипсис (сознательно пишу с прописной).

И наконец, поразительный фильм-метафора Догвилль. Вот эта мысль, которую в финале говорит «бог-отец»: 

«В тебе сидит предубеждение, что никто, никто не может достичь столь высокого уровня нравственности, которого достигла ты. Поэтому ты и оправдываешь других. И очень трудно представить себе большее высокомерие», — мне кажется, что это просто какая-то вершина новой этики, которая выросла из примитивной по сути казуистики. Но а библейские тексты, коль на то пошло, не примитивны ли? 

Так ведь в том их гениальность!!

Collapse )