Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Спортивный интерес

Время уплотнилось. Некогда делать многие привычные вещи, а уж необязательные (типа жжшки) - тем более. Но золотая пальмовая ветвь продолжается. Плюс неожиданное случайное кино. От них - вперемешку и по отдельности - появляются какие-то мысли и желания (например, все воскресенье пыталась сочинить молитву. Неудачно). Но писать о них вовсе некогда, потому пока просто зафиксирую. Может быть, потом. А может, что скорее,- никогда. Но зафиксировать - мое все.
Итого, за эти выходные, начиная с пятницы, из каннского списка:
Дикие сердцем (Дэвид Линч, 1990)
Фотоувеличение (Микеланджело Антониони, 1967)
Военно-полевой госпиталь (Роберт Олтмен, 1970)
Из серии дисков, что валяются на даче у родителей, где я провела выходные.
Серия киношек с Уиллом Смитом: Я робот, Семь жизней, Плохие парни (не досмотрела, ибо - фу).
Дожала два фильма с Пенелопой: Готика, Ноэль.
Человек-мотылек с Ричардом Гиром. 8 миля - в главной роли Эминем (вот, кстати, давнишнее открытие - он очень крут!). Золотой век с Кейт Бланшетт.
И детский Джек - покоритель великанов.
Самыми символичными, вызвавшими больше всего мыслей и образов, оказались самые примитивные фильмы - страшилки-стрелялки-мистика.
Самый странный и, пожалуй, во всей подборке лучший - Фотоувеличение.
Кейт Бланшетт закрепила позиции одной из моих любимых актрис.
Дочитала за выходные Меира Шалева. Мое любимое ощущение, когда автора хочется читать дальше. Благо романов у него переведено на русский аж восемь штук, что не может не радовать.
Плюс всю неделю читала Веру Павлову. Да, раньше просто слышала имя, а читать - нет, не читала. Вера Павлова всколыхнула мое старое болото персональной древнерусской тоски: почему... ну почемуууууу... я не могу писать стихов... Это даже не черная зависть, а обреченность бессилия. Мало кому я завидую. Редко когда в голову приходит мысль: а ведь и я могла бы ничуть не хуже. Чаще приходит другая: нет, ты никогда не могла бы сказать так, ты можешь сказать только хуже... И все бы ничего. Но иногда эта мысль начинает болеть.
Второй поэт нынешней недели (неделя была сложная, потому читала только Шалева и много стихов) - Вероника Долина, которую я исправно собираю в коллекцию вот уже пятый год. Мне позволено быть, условно говоря, ее летописцем собирателем, что я и делаю. И всю нынешнюю неделю я систематезировала ее стихи последней пары месяцев. Вот Долиной я не завидую, а Павловой...
Скачала вот только что себе Жареные зеленые помидоры (посоветовали). Удивленно повела снобистской бровью, ибо роман входит в рейтинг ста лучших... пляжных романов. Но почему нет? Посмотрела же я какую-то полнейшую муть про человека-мотылька или сиропное жизнеутверждение из серии рождественских историй - и ничего, превосходно оттенило Антониони.
Какое все же удовольствие читать, смотреть, слушать.
... Не написать ли мне вообще свою версию Есть, молиться, любить?
Tags: Списки: Канны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments