Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Зри в корень! Авторский подход

Андрей Геннадьевич Щуко любит водить машину, знает толк в хороших трубках и табаках. Пьет чай из стакана в серебряном подстаканнике, который ему достался от деда - земского врача. Играет на фортепиано. На стене в его кабинете висит казацкая нагайка и папаха. У него хорошие отношения с обоими иркутскими губернаторами Ножиковым и Говориным. А не так давно Александр Тишанин вручал ему Орден Почета - одну из самых весомых наград России.

Он как никто другой знает, насколько точное и правильное выражение - "глаза - зеркало души". На своем веку главный офтальмолог области видел столько глаз, что поневоле стал неплохим физиономистом. В людях редко ошибается. И в любой непростой ситуации смотрит в корень проблемы. Потому что врач не имеет права "не доглядеть".

Сейчас Андрей Щуко пишет главу воспоминаний для книги об основателе МНТК академике Святославе Федорове, которому в нынешнем году исполнилось бы 80 лет. Три дня в неделю в его рабочем графике помечены как "операционные". И вот уже 13 лет он возглавляет иркутский филиал МНТК "Микрохирургия глаза".

Федоров

- Встреча со Святославом Федоровым - главный поворотный момент в моей жизни. Давным-давно я прочитал книгу "Прозрение" - о нем и его молодой команде, которые организовали институт Микрохирургии глаза в Москве. Тогда у меня мелькнула мысль: вот бы познакомиться! И совсем скоро такая возможность представилась. В то время я заведовал офтальмо-хирургическим отделением в больнице № 6, был оперирующим хирургом и меня отправили на курсы повышения квалификации в Москву, а заодно попросили заехать в Институт Федорова за инструментарием.

Я входил в Микрохирургию как в храм. На фоне нашего тогдашнего здравоохранения это было что-то поразительное. Да и имя его создателя тогда по всей стране уже гремело. И коль скоро я сюда попал, то нельзя было упускать возможность помочь своему отделению. Судьба свела меня с замечательным человеком - соратницей Федорова Анной Владимировной Топаловой, которая отвечала за открытие филиалов Микрохирургии в разных регионах России. Именно она пригласила меня в 1986 году на Международную презентацию Института Федорова. Съехались ведущие офтальмологи мира, я был единственным представителем из Восточной Сибири. Тогда мне и сообщили, что уже подписан Указ о создании сети филиалов института в разных городах по всей стране. И Топалова рекомендовала Федорову открыть филиал именно в Иркутске.

- Тогда ведь шли разговоры и о других крупных сибирских городах. В частности, хорошие шансы были у Красноярска.

- Да. Но когда раскинули карту, посмотрели - Байкал рядом… Да и мы тогда уже плотно общались с Микрохирургией - они нашему отделению присылали инструментарий. Поэтому было принято решение в пользу Иркутска. Хотя наш филиал получился самый дорогой - у нас фундамент рассчитан на высокую сейсмичность. Так и появился МНТК. Мне предложили работу. Речь шла о руководстве, но я отказался, посчитав, что пока не готов возглавить такой серьезный коллектив, потому я до 1993 года работал заместителем директора. Потом еще год возглавлял отделение лазерной хирургии, которое, кстати, сам же и открывал в 1990 году.

- А как вы стали директором?

- В 1994 году я был исполняющим обязанности директора, и Федоров меня пригласил к себе в Протасово. Слышали, наверное, про эту деревню? Святослав Николаевич построил там дома сотрудникам, молокозавод, цех по производству шампиньонов, конюшню с уникальными рысаками, провел дороги. Все это в 40 километрах от Москвы. И вот меня туда привезли и попросили подождать: сейчас Федоров за вами подъедет. Сел на бревнышко - жду. Тридцать минут, сорок, час - никого нет. Смотрю - дождь собирается. Ну, думаю, попал. И главное, никого толком не знаю. И тут подъезжает мерседес, распахивается дверь: "Прошу!" - за рулем сам Федоров. Повез меня на экскурсию по своему хозяйству. Все показал, рассказал. Потом привез к себе, стал показывать тогдашние технические диковины - спутниковую антенну, мобильный телефон. При этом радовался как ребенок. Вот так мы целый день вместе провели. Говорили на разные темы - о здравоохранении, политике, искусстве, обо всем. А на следующий день мы с ним встретились в Москве, в кабинете... И уже потом я понял, что таким образом он меня прощупывал: можно ли мне доверить руководство филиалом.

- Вы много общались?

- Да. Потом у нас были уже дружеские отношения. Федоров мог позвонить мне в любое время, просто так, поинтересоваться: как работа, семья. За месяц до его гибели мы с ним долго сидели в кабинете и он говорил о том, что многое упустил с этой президентской гонкой (Святослав Федоров баллотировался в президенты России - А. Я.), что теперь пришла пора "чистить эти авгиевы конюшни" - так он тогда сказал. Просил помочь. Я был одним из немногих, кто говорил ему правду в глаза, не заискивал, не лебезил. Может быть, поэтому у нас с ним были особые отношения. Ему было интересно иное мнение и те, кто не боялся его высказать. Хотя он к чужому мнению не всегда прислушивался. Тогда ведь его многие отговаривали лететь на том вертолете. Чувствовалось: что-то будет. Но он - полетел и, делая круг над Тамбовским филиалом, чье десятилетие мы и праздновали, долго махал нам всем рукой. Как оказалось - прощался.

Оперативное вмешательство (???)

- Что вас привело в офтальмологию?

- В конце 70-х начале 80-х интерес к офтальмологии возрос. Тогда же и федоровские инновации появились. И хотя я интернатуру проходил по общей хирургии - по офтальмологии просто не было тогда, - потом все равно прошел специализацию. Как раз тогда поступило предложение работать в новом отделении, которое должно было открыться в больнице № 6 на Якоби. Правда, процесс этот затянулся и нам пришлось приложить массу усилий, чтобы оно вообще открылось. А в будущем году отделение будет 25 лет праздновать. Оно - мое детище, очень мне дорого. Там я проработал с 1983 по 88-й год.

- Получается, в больнице на Якоби вы оттачивали не только свое мастерство хирурга, но и научились быть хозяйственником?

- Получается так. В МНТК я тоже начинал с организационной работы в должности заместителя директора - пришел сюда на нулевой цикл. И сейчас уже мне удалось выстроить все звенья цепи так, чтобы вовремя реагировать на изменившуюся обстановку, вносить какие-то коррективы. Ведь хороший начальник тот, которого на работе - нет, а все работает.

- У вас не было мысли уйти в бизнес?

- Это вообще не мое. Здесь нужен особый склад характера. Хотя мы ведь тоже бизнесом занимаемся - надо знать, как и где купить то оборудование, которого ни у кого пока нет; как внедрить новые технологии, чтобы они были не просто вывеской, но работали для пациентов. Ведь сегодня, благодаря МНТК, наши пациенты избавлены от необходимости ехать на лечение в Москву или Санкт-Петербург. Напротив, из Москвы сюда люди едут! У нас вообще есть ряд технологий, которые мы первыми запустили в России и СНГ. Даже вперед столицы! На десятилетие МНТК к нам приезжал Федоров, увидел прибор, который мы используем, и дал нагоняй своим сотрудникам: почему у них такого нет, почему это Иркутск их обогнал!?

- Каким образом?

- В середине 90-х я был на Европейском конгрессе офтальмологов и на выставке увидел уникальный прибор. В то время аналогов ему не было. Я нашел спонсоров, приложил массу усилий, чтобы этот прибор купить. Потому у нас даже не серийный экземпляр, а "номер 2". Первый был выставочный, а второй - у нас в Иркутске! Сейчас наши врачи к нему настолько привыкли, что уже не могут без него обходиться.

- Эксимерный лазер Иркутск тоже начал применять одним из первых.

- Да. Сначала он появился в Москве, потом у нас. Из одиннадцати филиалов Института Микрохирургии глаза мы входим в тройку лидеров. Впереди нас только Екатеринбург и Санкт-Петербург. Но это громаднейшие города и регионы! Что же касается применения передовых технологий, наиболее сложных видов оперативного вмешательства, то здесь мы лидируем.

- Вы и хозяйственник, и медик. Как эти две ипостаси в вас уживаются?

- Весь этот вал бумаг, финансово-хозяйственная деятельность - от них, конечно, никуда не денешься. Да и когда видишь результат, получаешь удовлетворение. Но оно совсем иного плана. Такого удовольствия, как от работы с пациентом, я нигде больше не получаю.

Можно сказать, оперирую для души. Вот недавний случай. Приезжала пациентка из Днепропетровска - молодая женщина, которую просто неправильно лечили. И я буквально за пять минут сделал ей лазерную операцию на сетчатке. С 10 процентов зрение поднялось до 70! Нам удалось вернуть работоспособный глаз, хотя все шло к потере зрения.

Без розовых очков.

- Вы из какой семьи?

- У меня отец хирург, и дед был хирургом. Дед мой П. Ф. (???) Щуко - вообще личность уникальная, он служил земским врачом в Мишелевке. Местные жители на него молились, приходили из самых дальних деревень. Дед даже попал в сборник "История хирургии Иркутской области". Бабушка тоже была медицинским работником. Она открыла первые в Ангарске ясли. Ее до сих пор многие помнят и уважают. Вообще именно бабушка, мать отца, оказала на меня огромное влияние, очень много для меня значила. Именно с ней у меня была очень прочная духовная связь, я многому у нее научился.

А дед по материнской линии был соратником Блюхера и Тухачевского - генерал Никитин. Блюхер был крестным отцом моей матери. От деда мне остался золотой брегет фирмы Павла Буре с монограммой "Честному воину Рабоче-крестьянской Красной армии от ВЦИК". Еще у меня хранится его записная книжка: он ходил по казармам и записывал каллиграфическим почерком - что у солдат не так, у кого одеяло прохудилось, кому какой посуды не хвататет. Вы сейчас можете представить такого генерала?

- С трудом. А как вы думаете, может, иногда полезно надевать розовые очки?

- Я думаю через розовые очки смотрят на жизнь только умственно отсталые люди, находящиеся в состоянии умеренно выраженной дебильности. Им очень хорошо все. Они всем довольны.

- В таком случае, каким вам видится положение дел в современной России?

- Вот тут-то как раз и хотелось бы надеть розовые очки. Чтобы сказать с воодушевлением: да все в России будет хорошо! Но я, к сожалению, не вижу никаких тенденций к тому, чтобы быть супероптимистом. Надеяться, конечно, можно и нужно, без этого жить нельзя, но окружающая нас действительность лишком угнетающа. И особенно противно то, что наш народ, по-видимому, ничего и не хочет менять. Просто поражает: где живем, там и мусорим! Эти наши подъезды, стихийные свалки, едет - и прямо из окна машины выкидывает мусор. Как так можно?

- Думаете, лучше не станет?

- Нужно, чтобы не одно поколение сменилось. Или жесткие меры принимать. Никакие уговоры и внушения здесь не подействуют. Вон в Китае в преддверии Олимпиады пекинцев отучили плевать на улицах - строгий контроль и никаких поблажек. У нас же всё о демократии любят толковать, превратно понимая ее как вседозволенность.

- Далеко нам до духовного прозрения?

- Так далеко, что дальше некуда. И никакие офтальмологи тут не помогут.

Рояль в кустах

- Что вы любите?

- Люблю насыщенную жизнь, общение с интересными людьми. Тут мне судьба помогала и Святослав Николаевич. Через него, например, я познакомился с Александром Исаевичем Солженицыным. На панихиде по случаю открытия памятника я выступал от филиалов, и ко мне после подошел большой друг Федорова Александр Пороховщиков - он и в жизни такой же, как на экране, сильный, мужественный человек. Я в хороших отношениях со Станиславом Любшиным, с Михаилом Жегаловым (Жигаловым???). Знаком с Владимиром Спиваковым. Большой души человек - Станислав Бэлза...

- Вы говорили, что в шахматы играли с Федоровым?

- Да, было дело. Он приезжал в Иркутск во время президентской кампании, мы приехали с ним на радио, ждали эфира, и Федоров предложил сыграть. Начали, и через какое-то время я чувствую, что у него выигрываю. Смотрю, у него ежик на голове нахохлился, сам насупился, сосредоточился. И тут я случайно "зевнул" ферзя. Он был доволен страшно. Такой характер был - во всем быть первым. В любом деле, даже в самой малости. Если Федоров за что-то брался - овладевал полностью. В последние годы он научился играть в бильярд и как-то пригласил сыграть Дениса Мацуева. Потом Денис рассказывал: "Я всего пару шаров сумел положить, а он лупил так, что лузы звенели!"

- Вы знакомы с Денисом Мацуевым?

- Он мой троюродный брат. Моя бабушка, о которой я говорил, и дед Дениса - родные сестра и брат. У нас с ним разница 17 лет. Я его знал ребенком совсем, потом судьба развела. Спустя годы Денис, будучи студентом Московской консерватории, давал в Иркутской филармонии концерт, и я пришел к нему за кулисы. Мы заново познакомились и с тех пор неразлучны. После победы на конкурсе Чайковского Никита Михалков предложил Денису поехать отдохнуть в Ниццу, но Денис отказался: "Я лучше к брату на дачу поеду". И мы с ним на шести сотках так отдыхали!..

- Футбол вы тоже любите?

- А как же! Футболом я занимался в юности. А когда у нас было 15-летие иркутского филиала МНТК, мы проводили товарищеский матч. Денис тоже был в нашей сборной.

- Взгляды на музыку у вас совпадают?

- Мы с ним играем в четыре руки. У нас здесь есть два рояля - Денис помогал выбирать. Один из них антикварный немецкий 1920 года, отреставрированный мастерами Московской консерватории. Когда был фестиваль "Звезды на Байкале", у нас тут Денис играл вместе с виолончелистом Бориславом Струлевым.

- У вас есть любимая фраза, которая определяла бы ваше жизненное кредо?

- Эту фразу я взял от Федорова. Ведь как в жизни бывает: вроде и работаешь, и показатели хорошие, но как-то все монотонно, что закисаешь просто. И тут приезжаешь к Федорову на совещание, а он по кабинету ходит: а если так сделать?! а если то?! а тут - вот так?! Посидишь, послушаешь его, выходишь - и уже готов рубашку рвануть и - на баррикады! А любимая фраза у него была: "Хватит спать! Только вперед!" Теперь Федорова нет, приходится самому себя взбадривать.

 

Справка:

За 19 лет существования иркутского филиала МНТК сделано 265 тысяч операций. Из них более семи тысяч сделал профессор Щуко.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Tags: Пахота
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments