Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Обратная версия пирамид

Сегодня мы хоронили деду Гену, и у меня в голове крутилось «Прощай, позабудь и не обессудь, а письма сожги, как мост…» Крутилось до того, что я чуть было не стала читать его вслух, на поминках. Но меня вовремя подхватил старший: сказал коротко про свое детство и про деду Гену-крокодила. Это было очень вовремя и с нужным градусом, совершенно не пошло и уж тем более, без позы.
Бродский все же как-то…
В любом случае, если и да, то никак не это. Не – я счастлив за тех, которым с тобой может быть по пути.
…а рядом чайки галдят, и яхты в небо глядят, и тучи вверху летят, словно стая утят…
…в деревне Бог живет не по углам…
…я обнял эти плечи и взглянул на то, что оказалось за спиною…
…самолет летит на вест…
И самое персонально главное: как будто жизнь качнется вправо, качнувшись влево.
Качнется, конечно. Куда она денется? (А не лучше ли написать так: куда она денется…)
Не уверена, что у Бродского главный пунктуационный знак многоточие. Если уж вспоминать наиболее яркие синтаксические особенности в поэзии, то первым делом на память приходит цветаевское тире. У Бродского же не вспоминается ничего, кроме строчек, что тянут за собой неизбежный мемори-ряд. При этом мало связанный с поэзией.
… вот девочка одиннадцати лет звонит маме: мама, быстро подскажи нам!! Попался в викторине вопрос – кто автор сказки Цветик-семицветик?.. И мама, растерявшись, говорит в трубку: ой, может быть надо у Иры спросить… А Ира – это ее сестра, специалист по творчеству Бродского, о чем маленькая племянница, конечно, знает, а посему мгновенно выдает в трубку: ага, значит, Бродский! Спасибо!!
… вот царственный, как постаревший Аполлон, Михаил Козаков читает со сцены иркутского музтеатра: мы оглядываясь видим лишь руины, - взгляд, конечно, очень варварский, но верный… А я смотрю в его спину из-за кулис, и непонятно, чего мне больше: Бродского, Козакова или светового луча, который выхватывает артиста из темноты зала.
… вот телефонный звонок 25 января в дальнем теперь уже 1996-м: ты слышала? Слышала уже?!! Дядя Юра умер… И 28-го в день похорон взялась печь блины, потому что там, в Москве, дядю Юру Левитанского хоронили, а мы его тут, в Иркутске, поминали, а параллельно оказывается – о чем мы и узнали уже вечером, из новостей. Тогда в нашем доме еще был телевизор.
… вот я в Венеции, хожу-брожу, ищу кладбище, нахожу, и – мир создан был без цели, а если цель – не мы. Друг энтомолог, для света нет иголок и нет для тьмы… Бабочкой прилетает и на руку садится, и шелохнуться боишься. А чего боишься – и сам не знаешь: ну улетит, что ж теперь-то? Но так хочется: пусть бы еще на руке посидела
… вот мы, студенты-журналюги, белая кость филологического факультета, сидим в съемной квартире в городе Шелехове, у Тахи, перебираем тут же книжки, звучит, кажется, Крематорий, а может, я уже придумываю. А знаешь, что самое у него гениальное? – спрашивает Таха, затягиваясь сигаретой, вернее, папиросой, беломором, на сигареты денег уже не было, - когда он женскую подмышку сравнивает с чайным ситечком. Скажи же, он гений, ага?!!
…жи же, чего уж…
Я не к тому, что Бродский идет параллельно с моей жизнью, оставляя по себе какие-то зарубки, флажки. И не к тому, что он меня всю «перепахал», как в свое время Чернышевский (кажется, или – Горький?) Владимира Ильича.
Просто как-то так повелось, что в самые вершинные пиковые моменты, он начинает звучать во мне внутри. И иногда я даже начинаю читать вслух. Или учить наизусть, чтобы было чему звучать на потом.
Сижу учу.

Только пепел знает, что значит сгореть дотла.
Но я тоже скажу, близоруко взглянув вперед:
не все уносимо ветром, не все метла,
широко забирая по двору, подберет.
Мы останемся смятым окурком, плевком, в тени
под скамьей, куда угол проникнуть лучу не даст.
И слежимся в обнимку с грязью, считая дни,
в перегной, в осадок, в культурный пласт.
Замаравши совок, археолог разинет пасть
отрыгнуть; но его открытие прогремит
на весь мир, как зарытая в землю страсть,
как обратная версия пирамид.
"Падаль!" выдохнет он, обхватив живот,
но окажется дальше от нас, чем земля от птиц,
потому что падаль - свобода от клеток, свобода от
целого: апофеоз частиц.
Tags: temple, Посевы
Subscribe

  • Июльские тезисы

    Компостная яма/копилка им. С. О Хары 1. Самостоятельное построение морально-этической сетки в период детства/юношества — по принципу «я ее слепила…

  • Тирания заботы

    .

  • ... с дырочкой в правом боку

    Когда ощущаешь себя в пространстве жизни так себе, работа — спасение. Ничего не хочется делать, не можется даже, но есть работа, которую ты должен…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments