Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Пчела Каренина - 2

Каренин, рожденный в Праге и Прагой(и сам в ответ, родивший два рогалика и пчелу - по версии Кундеры), повстречался в нынешнем Париже. На Монмартре.
Старательно охотился на голубя, сидящего на ступенях Сакре-Кера...

Позволю себе скопировать сюда со старого сайта первую "Пчелу Каренина"...

«Каренин родил два рогалика и пчелу».
Кундера пришел ко мне через Прагу (и перед ней), вслед за Жюльет Бинош в эпоху неспокойных времен, которые так похожи на весну 1968 года, когда.
Неровность мыслей о прочитанном и продуманном — тоже кич и тоже вполне встраивается в систему Великого Похода, который, судя по всему, никогда не закончится. Потому он и Великий. Именно так — с заглавной буквы. А за главной буквой идет вторая — в данном случае это «е». Но как раз в данном — неважно какая и что, важно то, что она вторая.
Проблема второстепенного героя, который и есть главный и формобразующий, занимает меня с нынешнего лета очень остро. До покалывающих в горле иголочек — так пьешь ледяную минералку — с газом, пожалуйста…
Читаю с перечитыванием. С возвратом к предыдущим страницам. Ищу — а как иначе? — только свои ответы на только свои вопросы. Любовная линия главная — как в кино? — да полно, конечно, нет. Ее удел — второстепенность (ага!). Как и удел свободы и правды (танки идут по правде…) — та еще второстепенность. Оттого и невыносимость легкости. Оттого и легкость невыносима именно ТАК — через бытие.
Определяет сознание. Первичность материи, вторичность матери. Не хочу сейчас. Не буду препарировать текст и его суть — заберите у меня этот скальпель! Хочу еще робкой надежды на счастье.
Только чтобы потом — не умирать.
Кроме второстепенности я верю в параллельность. И потому ничуть не удивляюсь новым стихам Кирилла Ковальджи, которые падают мне в ладони, как и положено, случайно:
Золотая пчела умерла.
Вот такие дела!
Ничего не заметил мир деловой –
В самолёт и в ракету хочется!
Только – знайте! – с последней пчелой
Человечество кончится!
По-честному: не верю и не чую их как стихи. И если бы не пчела — не обратила бы на них внимания вовсе. Но она — золотая, жужжащая, рожденная Карениным, ощущаемая как свет негасимый, — делает сегодня мой день и мою ночь. Увязывает композицию плотным узелком, чтобы причудливый узор не распустился.
Любите меня, пожалуйста, любите меня безусловно… И может быть, я сумею удержаться и все же смогу дать вам счастье.
Tags: Письма из путешествия, Посевы, Пражская зима, Шарманка
Subscribe

  • Бузина

    Путешествие по Лисихинскому кладбищу Если что и поразило меня – как штрих, как мгновенная краска, как яркая точка в мире, который за одну ночь –…

  • Восемнадцать предсказаний по мотивам Бегущей с волками

    1 Иди в лес. Ииииииииии-диииииииии. ИИИИИИИИИИИИ-ДИИИИИИИИИИИ. Протяжность звука, как протяжность знака. В лес ведет не улица, но дорога. Дорога…

  • Человек! Иди за солнцем

    Если идти за солнцем, то можно обойти всю землю и вернуться на то же место, только с другой стороны. Санду, герой фильма Михаила Калика…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments