Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Книжки 8-9

8. Здравствуйте!
Виктория Токарева. Мои мужчины. 170
Вероника Долина. Песни. 448
Читаю новую книжку Виктории Токаревой, слушаю новые песни Вероники Долиной. Книжка называется «Мои мужчины» - обнаружилась в интернете, читаю с компа. Песни – с концерта в Акко, который прошел прямо вчера (октябрь, 2015). Хвала интернету: сидя в Сибири, можно слышать, почти срок в срок, звуки, рожденные на Средиземноморье. А потом достать с полки книжку и погрузиться в те же звуки, только обретшие плоть бумажных страниц...
Слушаю-читаю со смешанными чувствами. Искренним обожанием и той мутной завистью, которая в словах «как же я не могу так – просто и светло»? Где мои слова, выстроенные в такой же неспешный и от этого пронзительный порядок?
Слушай, читай, смотри, впитывай – без зависти и прочих жлобств. Пусть копится. Пусть хранится – мало ли в какой срок пойдет на твою собственную мельницу. Не смотри мелко. Не вслушивайся снизу вверх. Ты – это ты…
Я – это я? А кто я? И главное где? На каком этапе, в каком промежутке, иду ли вообще?
Заявленный принцип «жить в сегодня» позволяет лишь констатировать: живу сегодняшний день, с прежними мыслями, но и с шевелящимися, пробуждающимися новыми. Они еще совсем крохотулечные, на слабеньких ножках-веточках. Но они тянутся к легким крепким словам Виктории, и с робким светлым удовольствием вслушиваются в звуки Вероники. Тянутся и вслушиваются с совершенно юным удовольствием, которое было когда-то, когда они уже были Токарева и Долина, а я еще даже не была собой, еще только училась слышать. Училась жадно, заслушивая черные круги винила, беря за ребра, громоздя на вертушку, наблюдая, как плавно опускается волшебная игла; замусоливая изданные в перестройку на стыдной серой бумаге страницы, дороже которых не было… Какая тогда была зависть? К небожителям – не бывает.
А вот дальше – интересное. Не сотвори себе кумира. Это знание дает только возраст. Небольшой, но настоящий собственный опыт.
Я уже не творю кумира – научилась. А потому медленно, но верно приходит пора следующего шага: щенячий восторг сменяется почти гастрономическим удовольствием прикосновения к настоящему.
Настоящее можно понять только развивая слух. Развивая и не прощая вдруг обнаруженных небрежностей.
У Токаревой и Долиной нет небрежностей. Потому звук выходит чистым, смысл – простым и ясным, как осеннее небо. И это подлинное наслаждение – вдыхать этот аромат слов. И что с того, что мое небо сейчас – дождит. Но это же не проблема неба, а фокусировка взгляда. То, о чем я уже писала: солнце есть всегда.
… А потом в книге оказалось интервью, в котором Виктория Токарева говорила как раз о зависти и ровно то же, до чего я дошла своими шагами. Дошла не через самоубеждение, а через осознанное понимание, через, если угодно, рост.
И я влюбилась в нее еще больше:)


9.Приветствую!
София Парнок. 556
Придумалась книжка стихов. И к ним название – цитатой из Софии Парнок. «Утешительница боли».
Взялась читать. Как же она тонка. Но тонка – девически. До хрупкости, до ломкости. Сила в ней, если и есть, то сила распахивающихся в мир удивленных ресниц. И сила смежающихся век – никакому солнечному лучу сквозь них к глазам не подобраться.
…за морем веселье, да чужое,
а у нас и горе, да свое.
Хрупкость ее не юношески-надрывна, не безнадежна. Хрупкость хрусталя – не разобьется, пока не швырнут с криком «горько!» оземь. Но до тех пор – с голубыми прожилками, с холодным блеском, согреваемым теплом молодого вина – жить и звучать чистым звуком. Немного ломким, но все-таки хрустальным.
Утешительница боли — твоя рука,
Белотелый цвет магнолий — твоя рука.
Зимним полднем постучалась ко мне любовь,
И держала мех соболий твоя рука.
Ах, как бабочка, на стебле руки моей
Погостила миг — не боле — твоя рука!
Но зажгла, что притушили враги и я,
И чего не побороли, твоя рука:
Всю неистовую нежность зажгла во мне,
О, царица своеволий, твоя рука!
Прямо на сердце легла мне (я не ропщу:
Сердце это не твое ли!) — твоя рука.


10.Здравствуйте:)
Книга на каждый день для чтения, писания, рисования, философствования, фантазирования и других штук в двух томах.Общее количество страниц - 368
Несмотря на кучу разношерстных глаголов, чтение все же на первом месте и заслуженно: мы - сторонники традиционных подходов. В данном случае: книжки для того, чтобы читать. И потому внутри каждого книжного разворота – проза, поэзия и публицистика, а вот на просторных полях можно выполнять самые разные творческие задания. Двенадцать месяцев – двенадцать типов заданий. Есть рисовальные, есть сочинительские, есть… Ну, в общем, не буду раскрывать карты, чтобы потом книжку можно было листать, рассматривать и читать с удовольствием. Поэтому – никаких лишних спойлеров:)
Tags: Фейсбук
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments