Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

На велосипеде по Иркутску. #2

Продолжаем разговор:)


Кинотеатр "Баргузин". За ним - высотки жилого комплекса Зеон.

Напротив бывшего роддома на 8-й Советской, через дорогу - кинотеатр «Баргузин». Не знаю, насколько он старейший, пожалуй, что и не самый старый в Иркутске. Но в моем детстве это, конечно, был один из центральных кинотеатров, один из самых крутых. Баргузин – это название одного из байкальских ветров (еще есть Сарма, Култук, Ангара, его иначе называют Верховик, еще Горняк или Горянка или Горный – так я помню, когда в Голоустной лагерем стояли, местные называли).


Иркутский диагностический центр

Рядом с «Баргузином» - главное медицинское учреждение Иркутской области в разряде платной медицины: Иркутский Диагностический центр. Объясняю: медицина вообще у нас бесплатная, по полису медицинского страхования. Приходишь, берешь карточку, садишься в очередь. Но если надо быстро и без волокиты (ну и вообще-то качественно, если уж откровенно), можно заплатить денег и пройти обследование в разы быстрее. К примеру, когда нынешней весной скорая кардиологическая помощь хотела меня увезти в бесплатную больничку, но – можно было и не в бесплатную… Я решила, что времени по больничкам у меня нет, сходила к врачу, получила направление на обследование по 12 позициям, в итоге – оставила в диагностическом около 16 тысяч рублей, но все результаты получила за два дня. Если бы я решила воспользоваться своим обычным полисом, то, конечно, кровь-мочу-экг и проч. не слишком сложное мне бы сделали за так, но – в порядке живой очереди и строго по расписанию (не успел ЭКГ сегодня – только на следующий день приходи), а часть все равно пришлось бы делать платно (то же МРТ) или ждать квоты, которые раз в квартал выделяют, но поскольку я не инвалид и не какая другая попадающая под соцзащиту категория, таких квот мне можно ждать до второго пришествия.


Площадь 50-летия Октября. Никто! Никогда! Из иркутян это место так не называет! Просто фонтан на Баргузине - и все дела.


Это они все на меня толпой пошли и полетели. Думали я им есть принесла. А я вот не догадалась чего-то, хотя у меня дома - целый мешок сухарей стоит. Просто мы хлеб никогда не выбрасываем - сушу его в духовке и в пакет складываю...

Дальше повернем налево. И поедем по одной из самых длинных улиц Иркутска – по Байкальской. Хотя, если ничего не путаю, все-таки улица Розы Люксембург, что в Ново-Ленино (еще один район Иркутска) – должна быть длиннее. На Розе Люксембург прошло мое школьное детство – родители получили там квартиру, в доме №345. Это совсем в другой стороне. И туда я на велосипеде вряд ли доберусь. То есть, кончено, можно. Но, как говорится, не нужно.


Городская библиотека им. А. Потаниной

По пути нам встретится городская библиотека им. Потаниной. Дама, между прочим, была путешественницей, я о ней как-то давно, еще в 90-е годы, писала для «Труда»: кажется, было столетие библиотеки или какая-то другая круглая дата. С потанинской библиотекой у меня мало, что связано, потому я немного о ней могу рассказать. В отличие от юношеской – с которой у меня старинные дружеские связи, и от «молчановки». «Молчановка» - это главная библиотека Иркутской области, им. Молчанова-Сибирского (отсюда и название). Сейчас она располагается в Академгородке, где для нее построили роскошное новое здание, а раньше часть ее фондов жила в доме Файнберга, а часть – в доме политпросвещения на ул. Российской. Или вернее сказать, это ДПП был в библиотеке!


Государственный архив Иркутской области

Через дорогу - Государственный архив Иркутской области. Сюда я обращалась, когда занималась поисками своих корней. Всегда было интересно: как человек с фамилией Гольдштейн оказался вдруг в Сибири (ха-ха, - сказала мне по этому поводу как-то Бина Смехова, - то ты не знаешь, как в ТЕ годы люди и не с такими фамилиями оказывались в Сибири…). Ничего я толком, честно говоря, в архиве не нашла, но опять же – не сильно и искала. Может быть, как-нибудь все же снова подниму эту тему…


Театр кукол "Аистенок"

Проехали еще немного вперед, и справа будет театр кукол. Раньше, в моем детстве, там был кинотеатр «Мир» и в него мы ходили смотреть фантастический мультик нашего детства «Мария-Мирабелла». Помню, нигде в Иркутске он уже не шел, и вот отец (почему-то я думаю, что был отец, хотя наверняка не уверена) повез меня в кинотеатр «Мир». Чудо чудное был тот мультик. Это потом уж сюда кукольный театр с хорошим названием «Аистенок» поселили.


Бывшее Иерусалимское кладбище. Входо-Иерусалимская церковь. Фотография прошлогодняя.

Сразу за спиной у «Аистенка» - бывший ЦПКиО, Центральный парк культуры и отдыха. Раньше там и вправду был парк – качели, карусели, колесо обозрения, машинки, прокат велосипедов, воздушные шары, мороженое в липких бумажных стаканчиках, чуть позже – сладкая вата и всякий китайский праздничный ширпотреб. Но потом все это дело прекратилось. И правильно. Потому что вообще-то ЦПКиО разместили на старом иркутском Иерусалимском кладбище. Тут недалеко – Входо-Иерусалимская церковь (в ней реставрационными работами Борис одно время занимался), а улица 1-я Советская, что в этом месте с Байкальской пересекается, раньше называлась Иерусалимской.
Так что связь с Золотым Городом у Иркутска всегда была. Что, может быть, странно. Но все же не настолько. В случайности я не верю, а в неслучайности – вполне.


Улица Советская. Раньше к ней добавляли Первая. Да, собственно, и сейчас так говорят - на Первой Советской.

По Советской поедем в сторону танка. Это еще один известный иркутский ориентир. Как тот же Баргузин, например. Никто не говорит «кинотеатр Баргузин», говорят без приставки – на Баргузине, в районе Баргузина… Та же история и с танком. Танк – это памятник. Т-34, из колонны «Иркутский комсомолец», которую из Иркутска отправили на фронт. Про танк у меня есть отличная история! Но поскольку мы к танку не поедем сейчас (нельзя объять необъятное), я ее потом как-нибудь расскажу:))
А пока - еще пара фот с Первой Советской.


"Эталон" - так раньше назывался известный иркутский завод. Теперь на месте его корпусов - торговый центр. Та же история произошла с радиозаводом и с заводом "Радиан".


Вот в этой квартире, превращенной в офис, несколько лет жил иркутский глянцевый журнал "В хорошем вкусе", где я служила журналистом. Сегодня журнал снимает солидный офис на главной площади города - на сквере Кирова.

Я уже вон куда забралась. Аж до бизнес-центра EUROPLAZA!


Бизнес-центр Европлаза. Со львами. Зачем-то...

В каждом сибирском городе обязательно должна быть своя Евро и своя Плаза, а вы не знали?! По-честному, какое-то все это дурновкусие и позорище – все эти плазы-моллы и прочее. Я не за то, что надо сермяжно называться, типа переговорная изба или еще что-то этакое от сохи. Но вот Баргузин – название для Иркутска хорошее, а Европлаза – совершенно нет. Я понимаю, когда у нас строят отель Мариотт. Это всемирная сеть. И он так и должен называться. Но Евро, да еще и Плаза… Царство, как говорится, стекла и бетона. И при этом со львами… Оох… Но - привет Иерусалиму опять же! Если кто не знает, на гербе Золотого Города изображен лев. А до иркутского герба мы в этот раз не доедем, хотя жаль, ох жаль! Но маршрут не позволяет.
К слову, вообще-то если говорить по делу, то к Европлазе мне грех придираться. Потому что именно здесь я оформляю себе шенгенские визы для своих путешествий. На пятом этаже находится Иркутский объединенный визовый центр. Приходишь, сдаешь документы (а теперь еще и дактилоскопию надо), пару недель ждешь и забираешь готовое. Центр всем хорош, хотя совершенно какой-то несовременный: сайта своего у них нет, по телефону не дозвонишься, пластиковой картой расплатиться нельзя – только наличные… Но это все детали, в конце концов, главное, что я у них уже дважды визы получала. И надеюсь и дальше.
Если ехать по Советской дальше, как раз к танку и попадешь. Но мы свернем на улицу Карла Либкнехта, которая раньше называлась Саломатовская.


Улица Карла Либкнехта сегодня...


... и тоже сегодня. Только на другой стороне.

Свернем мы сюда, само собой, не просто так:) А исключительно потому – и вот здесь я изменю себе и все же залезу в первоисточник, чтобы процитировать:
«Самая еврейская улица Иркутска – Саломатовская получила свое название по фамилии купца Саломатова. "Есть улицы, напоминающие именитых граждан Иркутска старого и нового вре­мени: Сибирякова, Трапезникова, Мыльникова, Саломатова, Баснина, Пестерева и др... ". (П. А. Ровинский «Очерки Восточной Сибири». Спб, 1875 г.) Саломатовская улица возникла примерно в середине 19 века, когда в этот северный район города Иркутска дошло строительство главной магистрали города – Большой улицы, и стали застраиваться примыкающие к ней поперечные. По-видимому, в это же время здесь стали селиться евреи, количество которых в Иркутске к 1861 году увеличилось до трехсот душ. К 1878 году, когда было получено разрешение на строительство Синагоги, основная масса евреев уже жила в первом квартале Саломатовской улицы - от Большой до Арсенальской. Поэтому, вопроса, где строить Синагогу, не возникло.
Синагога была построена уже к лету 1879 года, но тут произошло огромное несчастье – грандиозный пожар, который уничтожил, вместе с большей частью города, и еврейский квартал с только что построенной Синагогой.
После пожара началось строительство новых домов, и уже в первые два года сгоревший квартал, почти полностью, был заново отстроен. Практически, все сохранившиеся сейчас старые дома были построены в 80-е годы 19 века…»
А теперь, в начале 21 века этих домов не осталось вовсе. И всегда, когда я попадаю на Карла Либкнехта, я с грустью констатирую, что успела отфотографировать большущую коллекцию наличников с этих навсегда канувших (ради Европлаз!) старых иркутских домиков. Разговор про них – это отдельная история. В которой должны быть и поджоги последних лет, и безнадежное желание хоть как-то сохранить уникальность деревянного Иркутска, который медленно, но верно уходит в окончательное небытие.
На всякий случай даю ссылку на мою коллекцию наличников с улицы Карла Либкнехта. Вдруг кому интересно. Очень многих домов теперь больше нет...


Иркутская мечеть

Обычно бывшую Саломатовскую улицу приводят в качестве примера сибирской толерантности. Ибо на одной и той же улице, сравнительно по соседству, находятся мечеть и синагога.
С муфтием иркутской мечети Фаридом я знакома. Как, собственно, и с нашим равом Аароном Вагнером. У Фарида очень мягкая, немного извиняющаяся улыбка. Он обычно ходит в зеленом атласном халате и еще, кажется, он мой ровесник. Ну, может, чуть постарше. Что касается Вагнера, то он, пожалуй, единственный похож на настоящего еврея. Это когда мне еще моя приятельница – абсолютная стопроцентная классическая еврейка со специфическим чувством юмора, - говорила после очередного концерта: где?! Скажи мне, где и куда делись все НАШИ интеллигентные лица? Никого не осталось! Ни-ко-го… Вот рав у нас – совершенно еврейской наружности. И еще – дети. Когда на днях я ходила в синагогу слушать шофар по случаю наступления нового года по еврейскому календарю, Аарон увидел меня наверху, в женской части синагоги, и отправил ко мне  мальчика лет восьми с календарем-подарком. Тот прибежал, запыхавшись. И когда я ему сказала: тода раба (большое спасибо), он, глазом не моргнув тут же ответил – бевакаша (пожалуйста). Вот дети в синагоге были очень еврейские по виду. Насколько я могу судить после своих девяти поездок.


Иркутская толерантность в действии. Указатель на улице Карла Либкнехта

Почти напротив мечети – улица Ямская. Она, если я ничего не путаю, чуть ли не единственная, которая сохранила свое дореволюционное название. Всю дорогу она была именно Ямская, даже когда ямщики в Иркутске закончились.


Дом по улице Ямской, где жили мои дед и бабушка по отцу

На этой улице, вот в этом доме жили мои дед и бабушка по папиной линии. Куликовы Александр Макарович и Вера Афанасьевна. Дед Саня был каким-то начальников в управлении сельского хозяйства области. То есть сначала он был агрономом в Большой Елани (это деревня в Усольском районе), потом стал продвигаться по партийной лестнице. С финской он пришел контуженным и с кривым указательным пальцем – сросся неправильно. А контузия развилась в эпилепсию. Потому в Великую Отечественную он уже не воевал. А вот с бабой Верой есть таинственная история. В 30-е годы она была директором школы в Заларях (это тоже деревня, и довольно крупная). В советское время это была должность! Но потом вдруг что-то случилось (что??? как сейчас узнать…) и баба Вера больше никогда в школе не работала, а всю жизнь была простым бухгалтером. Может, и нет никакой тайны. А может, и есть. Чего бы тогда о том никогда не говорилось?
Ох, как о многом не говорилось в наших семьях. Шикали: не сейчас, не время… А потом – уходили, умирали… А время так и не пришло.
Бабу Веру все мы, включая моего отца, ее сына, звали на вы. Так было принято. А когда она умерла я с удивлением узнала, что, оказывается, ее звали Агриппина Афанасьевна Зорина. То есть бабушка всегда носила свою, даже не девичью, фамилию. А первого мужа, который погиб на войне. А девичья фамилия у нее была Арбатская. И свою прабабушку – Христину Дмитриевну Арбатскую, - я даже помню. Мне было два года, когда отец привез меня показать. Очень смутно, но я помню кресло с кистями и то, что отец держит меня на руках, а потом ставит перед кем-то…
Не так давно мы разговаривали об этом. И оказывается, эта история в самом деле была – я просто спросила его: а вот я помню из детства такое, что это было? И отец сказал: это была моя бабушка Христина Дмитриевна.


Улица Тимирязева. Виднеется пожарная каланча (кстати, памятник федерального значения). А на светофоре стоит трамвай старой модели - таких уже почти не осталось. Большинство бегают новенькие бежевые.

Если встать на углу Карла Либкнехта и Тимирязева (раньше эта улица называлась Преображенская) и посмотреть налево, то можно увидеть самое высокое строение дореволюционного Иркутска – пожарную каланчу. Недавно ее отреставрировали, и теперь там внутри музей пожарного дела. Музей очень даже неплохой. Да и сама каланча вполне себе ничего, колоритная. Сразу рядом с ней – 3-я городская больница, а сразу за ней – дом Кузнеца. Кузнец – это фамилия иркутского купца. Хотя многие думают, что в начале улицы Дзержинского есть дом Горняка, а в середине – дом Кузнеца, и это одного поля ягоды. Но ничуть не бывало. Горняк – настоящий нарицательный, гостиница треста «Лензолота» (не знаю до сих пор ли, но по фасаду Лензолото идет, и дом Горняка тоже, вроде бы, остался), а Кузнец – вполне себе даже собственный, по имени (все же подглядела в интернете) Давид Михайлович. В доме Кузнеца как раз и находится Общественная палата Иркутской области, про которую я вскользь упоминала, когда мы еще ехали по мосту (в рассказе про детскую железную дорогу и Геннадия Павловича Комарова).
А вот улица Дзержинского, на которой дом Кузнеца стоит, раньше называлась Арсенальная. И сразу после перекрестка с ней – вот она, Иркутская синагога. Между прочим, старейшая из действующих в России.


Иркутская синагога

Про синагогу у меня, конечно же, есть отличная личная история. Когда я выпустила первую книгу о путешествиях по Израилю («Душа №32»), иркутская еврейская община пригласила меня про книжку и про путешествие рассказать. Дело было 1 марта. И я пошла. Мне провели экскурсию, познакомили со всеми, потом послушали немного моих разглагольствований, попросили прочитать кусочек. В общем, ничего оригинального. Включая традиционный вопрос: иудейской ли я веры? :)))) Нет, вероисповедание мое – православное. А надо сказать, что «сосватала» меня иркутской синагоге наша Областная юношеская библиотека им. Уткина, с которой у меня старинные дружеские связи. И библиотека про меня давно все знает, и я все свои книжки традиционно сначала в библиотеке представляю. На встрече в синагоге была и Раиса Викторовна из библиотеки. И вот, когда я закончила разглагольствовать, она встает и говорит: Анастасия, сейчас идет бурятский новый год Саагалган, позвольте подарить вам нашу белую лошадь!
Случайно, конечно, меня в этот день можно было поздравлять с очередным отсутствующим днем рождения.
Хорошенький такой вышел флешмоб: бурятское поздравление для русской тетки внутри синагоги!
Люблю такое.


Улица Карла Маркса. Маленький кусочек Большой улицы.

Карла Либкнехта упирается еще в одного Карла – Маркса. Старое название – Большая. Она и есть большая. Это центральная улица города. Красивая. Раньше, в пору моего детства, на ней росли тополя, и это делало улицу очень уютной. Потом тополя спилили. Сначала было грустно, но оказалось, что зато стали лучше видны великолепные старинные дома.
По Карла Маркса я сегодня долго не поеду, хотя про всю улицу есть, что рассказать.


Улица Каландарашвили

Равно как и про улочки, в нее вливающиеся. Например, Каландаришвили. Про улицу ничего не скажу, а про Нестора скажу. В его партизанском отряде воевал мой прадед, отец моей бабы Кати (по маминой линии) – Иван Руфович Хомкалов.


Небольшой памятник Ленину на углу Карла Маркса и Пролетарской

Следующая за Каладаришвили – улица Пролетарская. Вот на нее мы свернем и сразу уткнемся в один из трех иркутских памятников вождю мирового пролетариата. Этот – самый камерный. Но круче памятника – мозаика на доме: текст интернационала. Помню, что в детстве меня эта стена всегда поражала.
Мы приезжали в Детский мир, который был на углу, сразу напротив. И конечно, магазин игрушек манил страшным образом, но стена – на нее надо было благоговеть. На вот эти суровые раскрытые рты…


Памятник иркутянину Леониду Гайдаю. На фоне иркутского цирка.

Едем прямо и попадаем на площадь перед иркутским цирком. Здесь же установлен памятник Гайдаю и его великой троице – Трусу, Балбесу и Бывалому. Цирк я, к сожалению, не очень люблю. Он вызывает во мне странные чувства. Я думаю, это какой-то совершенно адский труд (у акробатов особенно), и непонятно почему за это надо хлопать и чему тут смеяться (это я про клоунов, когда самый великий клоун Енгибаров, был грустным…) Про цирк у меня, конечно, тоже есть история и не одна. Однажды моя матушка добыла два билета на представление. Сходи, говорит, со средним, который в ту пору был еще младшим. А старший как раз был уже старшим школьником. И вот  к нему я и подъехала: «Семен, ты маму любишь?». Но тот был стреляный воробей, осторожно так отвечает: «Люблю, - и тут же быстро добавляет: - А что?» «Есть два билета в цирк…» «Но не настолько!»
Прямо напротив цирка – здание Ростелекома. Красота неземная. Советский ампир.


Ростелеком - компания, предоставляющая услуги связи: интернет, телефон, телевидение

А еще чуть наискосок – Дворец пионеров.
Дворец пионеров сейчас называется какой-то невообразимой аббревиатурой, которая расшифровывается так: Иркутский дворец детского и юношеского творчества. Это бывший дом купца Второва.


Дворец пионеров. Все равно его все так и называют.

Дом грандиозный и с кучей легенд и тайн. Когда дому исполнилось сто лет, я приходила о нем писать. Одна история была весьма славная. Купец Второв, как и все купцы, любил гулять на широкую ногу. А его дом – на самом деле не дом, а усадьба, с большим количеством отдельных строений. Чего только у купца второго не было. И вот ходит легенда, что якобы Второв захотел честной иркутский народ удивить на масленицу так, чтоб уж дух у всех захватило. И для этой цели приказал вырыть тайный подземный ход от своей усадьбы к самому берегу Ангары. Работы эти были сделаны и в самый разгар масленичного гулянья купчина Второв на тройке лошадей вдруг взялся из-под земли и по льду Ангары умчался вдаль. Правда или нет, но легенда хорошая.

И еще одну паузу возьму на всякий случай. Продолжение - прямо сейчас:))
Tags: Вело, Жито, Посевы
Subscribe

  • Восемнадцать предсказаний по мотивам Бегущей с волками

    1 Иди в лес. Ииииииииии-диииииииии. ИИИИИИИИИИИИ-ДИИИИИИИИИИИ. Протяжность звука, как протяжность знака. В лес ведет не улица, но дорога. Дорога…

  • Человек! Иди за солнцем

    Если идти за солнцем, то можно обойти всю землю и вернуться на то же место, только с другой стороны. Санду, герой фильма Михаила Калика…

  • Караоке для фараона

    Вокруг меня концентрируются странные любови. Вернее… Нет, начну не так. На днях, набирая одним пальцем сообщение, я вместо слова «словечко»…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment