Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

На велосипеде по Иркутску. #1

На днях я ехала по мосту и думала о том, что сейчас красивое время, конечно, пришло…
Не так начинаю, впрочем.
Неделю назад я отправила фоты Харлампиевского храма в Иерусалим друзьям, с небольшими комментариями про Колчака, конечно же…
Снова не совсем про то.

Михаило-Архангельский Харлампиевский храм. Когда я была студенткой, в нем хранились фонды библиотеки Иркутского госуниверситета

Года четыре назад, если не пять, ко мне прилетала сестра и попросила устроить для нее небольшую пешую экскурсию по Иркутску. Я устроила, но рассказывала не про то, о чем обычно пишут в путеводителях, а о том, что именно это место значит в истории не столько города, сколько моей семьи и меня самой…
Но уже совмещение этих трех начал (алгебра и начала анализа – так назывался у нас учебник в средней школе, что там за анализ был – не помню совершенно) приближает меня, любительницу медленно запрягать, к тому чтобы!
Опять же – неожиданно мне пришло письмецо с Земли Обетованной от иркутянки, которая пишет мне по делу, но сам факт, что двадцать лет назад мы с ней ходили по одним и тем же улицам…
Люблю такое!
Совпадения, которые не совпадения, а доказательства, что мыслишь в нужную сторону.
Опять же осень (см. начало №1), опять же искренний интерес (см. №2) и мое (только мое!) умение и взгляд на (см. №3)
И теперь, наконец-то, ad rem, как говорили всякие древние.

Я решила написать небольшой собственный путеводитель по Иркутску. Со своими картинками и историями. Понятно, что он будет прежде всего интересен моим зарубежным друзьям и, собственно, для них и делается, потому тут будет много лишних, казалось бы, объяснений. Опять же тема неновая. Равно как мои израильские вояжи ничего нового не открывают израильтянам.
Но это не мешает мне писать с завидным постоянством.
Вообще подумалось вдруг: когда это мне мешало что-то растекаться мыслью по древу? Тем более, когда мысль пришла и закрепилась.
И тут – иркутяне знают – испортилась погода. Но ждать хорошей было уже выше моих сил, потому что: а) сегодняшний ночной ветер навел меня на мысль, что совсем скоро такими темпами он вообще всю красоту сдует; б) вдруг уже вот-вот увезут от моста дебаркадер, потому что навигация заканчивается, а он мне очень нужен; в) когда я еще выберу себе целый свободный день; г) тем более, что фотать я собралась на телефон, а в холода сенсорный экран сами знаете как работает.
Получилось серое, осенних красивостей никаких, о чем я жалею. Но получилось не откладывать – о чем не жалею. Пришла бы погода, а у меня и желания уже нет – сплошь и рядом ведь такой расклад.
Короче говоря. Пока еще осень, я села на велосипед, очистила телефон от прежних фотографий и поехала.



Здесь я живу. Средний подъезд. Окна выходят на ту сторону.

Я живу в Студгородке. Это район Иркутска на левом берегу Ангары. Вообще-то у нас не сильно принято такое деление города, даже несмотря на то, что центральный район называется Правобережный. Никто обычно говорит: я живу на левом берегу. Называют просто районы или микрорайоны, а то иногда даже и старые названия. Старое название у нас Глазково. Хотя вообще-то район нынешнего Студгородка в Глазково не совсем входил, оно немного ниже по течению все же, если к реке привязываться. Ниже и от реки дальше. Ну я не буду сейчас на эти детали отвлекаться. Потом, может, если разохочусь по Глазково можно будет отдельно прокатиться и показать, где мой дед дом свой построил, и где – совсем недалеко – Гайдай жил. Тот самый, «Операция Ы», «Кавказская пленница»… Много чего рассказать-то есть.
Но сейчас не по Глазково я поеду. А сделаю большой круг по двум мостам. И как буду ехать, про то и рассказывать. Только про то, иначе безразмерно вовсе уж получится.


Иркутский политех. А провода сверху - это по улице Лермонтова троллейбус ходит.

Студгородок не просто так называется. Он, собственно, студенческий городок и есть. Общаги в основном принадлежат нашему главному техническому вузу, в просторечии политеху, который является для Студгородка градообразующим предприятием.
В советское время политех назывался ИПИ (Иркутский политехнический институт), потом, когда в 90-е пошла волна сумасшествий и переименований, он превратился в ИрГТУ (Иркутский государственный технический университет), а несколько лет назад во времена очередной реформы высшей школы политех снова сменил вывеску. Теперь он ИрНИТУ - то есть еще и национальный исследовательский.


17-е училище, которое на современной волне стало техникумом архитектуры и строительства.

Кроме политеха в Студгородке есть и другие учебные заведения: «железка» - институт инженеров железнодорожного транспорта (он, правда, тоже уже университет – но это я по старинке называю), строительный техникум (даже два – один строительства и предпринимательства, второй – архитектуры и строительства, этот стал таковым из бывшей «семнадцатой фазанки», то есть СПТУ №17, которое готовило штукатуров-маляров, столяров и пр., а сейчас переквалифицировалось… Борис, мой муж, здесь работает, учит будущих архитекторов макетному делу. Еще недалеко институт туризма какой-то был – это уже из коммерческих. Педагогический колледж (в базовой школе при нем я училась в первом классе). Филиал какого-то московского вуза… Иркутск – город студенческий, как говорили в советское время. И так оно и есть.


Иркутский геологоразведочный техникум был создан в 1953 году.

А вот еще геологоразведочный техникум. Как положено, с колоннами. Раньше ходили через заднее крыльцо, но последнее время, вроде бы все же ходят с центрального входа. Геологоразведочный техникум советских времен – это моя память о выборах. Здесь находился наш избирательный участок. Как были выборы, открывали центральный вход и в здание можно было попасть прямо оттуда, где колонны! Все остальное время, само собой, ходили через заднее крыльцо... Рано утром дед брал сетку (вязаная сетка-авоська, кто помнит) и шел… за апельсинами! И меня с собой брал, потому что при избирательном участке был буфет, а в нем продавали пирожные!!! Их ведь раньше не продавали в магазинах-то! А тут. Пирожные безе. И пирожные картошка. Чудо расчудесное. В общем, в детстве я очень любила на выборы ходить. С дедом за руку. Только надо было идти раньше, чтобы апельсины успеть купить. И очередь, конечно. Но к очередям мы привычные были.
Еду я по улице Лермонтова. И хотя живу практически на легендарной 3-й улице строителей, (то есть на 4 железнодорожной, а есть еще 2-я, 3-я и 5-я, а где просто железнодорожная даже я не знаю), улицы в Студгородке великолепны. Перечисляю: Ломоносова, Грибоедова, Жуковского, Гоголя, Пушкина (эта, правда, уже чистое Глазково, но все равно рядом). Есть, конечно, Колхозная тоже и вот наша 4-я жд, но все равно хороший интеллигентный набор!


Восточно-Сибирский институт МВД, бывшее пожарное училище.

В финале Студгородка стоит «пожарка» - бывшее пожарное училище, а ныне институт МВД. С ним у меня тоже есть история. Мне было 4 года, когда мой приятель Димка с 1 этажа (он был на целый год старше, то есть уже совсем взрослый) позвал меня с собой «за патронами»! Разве я могла отказаться от такого приключения?! И мы пошли с ним на пожарку, пробрались через дырку в заборе на стрельбище и набрали полные карманы пистолетных, как я сейчас понимаю, гильз! А потом мне Димка еще показал заросли шиповника, и я второй карман платья набила крупными вкусными ягодами – маме в подарок. Сколько мы там были – сложно сказать. Потом шли домой не спеша, ели шиповник… Дальше помню бегущую мне навстречу маму, плачущую в голос. И то, как я спряталась под бабушкину панцирную кровать – не от страха, что меня будут ругать, а от огромной непередаваемой обиды: я ведь набрала им всем такого вкусного шиповника, исколола еще руки даже пока рвала! Почему же они так ругаются на меня?!
В то время вообще-то мы одни гуляли на улице. До ночи. То время – это середина 70-х, если кто не представляет мой возраст.


Транссиб. Можно было поезд подождать для эффектной картинки, но холодновато. Хотя поезда довольно часто тут ходят. На любой вкус.

Прямо по курсу – железная дорога. Тот самый Транссиб. Его участок, который называется ВСЖД – Восточно-Сибирская железная дорога. По этим рельсам едут поезда из Владивостока в Москву. Кстати, до Москвы из Иркутска – три ночи пути. В плацкарте, да в хорошей компании – плавали, как говорится, знаем. Всю жизнь в Сибири живем, как еще в Москву добираться, чтобы дешево и сердито? Хотя сейчас уже на самолете то на то и выходит. По крайней мере, купе стоит почти столько же, сколько 6-часовой перелет.


Станция Академическая. Здесь мы обычно садимся на электричку, чтобы ехать в лес или на Байкал.

Железную дорогу мне надо пересечь не по верху, а по низу. Это я специально на виадук забралась, чтобы рельсы сфотать. Теперь – снова вниз, потому что около станции Академическая есть тоннель. Сделан он сравнительно недавно – лет, может, 15-20 назад. В моем детстве тоннеля не было. Переходили просто по рельсам. Именно с этой станции мы уезжали с бабушкой в соседний город Ангарск, пока не пустили туда регулярный автобус. В Ангарске жили и продолжают жить мамины брат и сестра. Вот к ним мы с бабушкой в гости и ездили.
Попав на ту сторону железной дороги я оказываюсь на границе со следующим микрорайоном Иркутска, который называется Академгородок. Или просто сокращенно Академ. Здесь находится Академия наук, ее Восточно-Сибирский филиал, все академические институты, и обе школы, где учатся мои сыновья. Так получилось, что они у меня учатся в разных школах. Про Академ ничего снова не рассказываю, могу только сказать, что это мой любимый район Иркутска, хотя я никогда здесь не жила. Люблю я его с детства и преданно, он совершенно особенный, потому и требует, конечно, отдельного рассказа.


Ледовый дворец - самый известный иркутский долгострой.

Могу только сказать, что вот это здание – один из самых значительных иркутских долгостроев. Ледовый дворец начали строить, когда я только-только в школу пошла! Прекрасно помню, как родители говорили: вот будет тут рядом каток… Несколько лет назад (как раз к 350-летию Иркутска) Ледовый дворец усиленно постарались реанимировать, но сейчас он снова впал в кому, и все реанимированное медленно разрушается по второму разу.
Впереди – Ангара. И мост через нее. Этот мост построен совсем недавно и для Иркутска он третий.


Академический мост - сегодняшняя фотография.


А это - летнее. С другой стороны и вид сверху, с седьмого этажа.

Раньше было два моста плюс плотина (по ней тоже можно переехать с берега на берег). Мосты назывались незамысловато – старый и новый. Хотя старый носил вполне официальное название – им. В.И. Ленина. Но кто же им пользовался?! Потом, когда построили третий мост, его стали называть корявым словом новейший. Это было плохо. Объявили конкурс. И все три моста разом переименовали. Старый стал называться Глазковским, новый – Иннокентьевским, а новейший – Академическим. И ведь названия прижились. Хотя я по старинке говорю Старый мост. Но название Глазковский мне тоже нравится. А Иннокентьевский назван так потому, что в том районе находилась жд станция Иннокентьевская, которая потом превратилась в так называемый «второй Иркутск», но это тоже требует отдельного развернутого рассказа. Потому что на Иннокентьевской мы пару лет снимали свое самое первое самостоятельное жилье с Борисом.


Еще немного новейшего моста. Вид снизу.

Теперь забираемся на мост и поехали через Ангару.
Когда устраиваешь такие экскурсии, можно подготовиться и каких-нибудь фактов грамотных нацеплять, но я никогда специально не готовилась, честно говоря (может, и зря) – а такие экскурсии я проводила не только для своей сестры, но и для друзей и знакомых, которые оказывались в Иркутске, а еще для собственных детей. Прогулки всегда сопровождаются вот такими историями.


Ангара и небольшие обитаемые острова. Выше по течению - плотина Иркутской ГЭС.

Какие факты можно рассказать про Ангару? Для начала, очевидные. Что это единственная река, которая вытекает из Байкала. Байкал – наше все, - он расположен от Иркутска в 70 км, это если по дороге ехать. А если по воде на кораблике, то в 55 км. Именно на таком расстоянии от озера Ангару решили перекрыть плотиной – так появилась Иркутская ГЭС, ниже по течению таких гидроэлектростанций целый каскад. Кажется, штук пять или шесть (до впадения Ангары в Енисей). Но сходу я могу назвать только Усть-Илимскую и Братскую. Ну и Богучаны вот сейчас снова развернулись. Когда строили Братскую, под воду ушла и деревня, в которой родился мой дед, Гольдштейн Валентин Павлович. Деревня называлась Филиппово. И только название от нее и осталось…


Пешеходная часть моста. Она же - для велосипедистов. Тут я и еду.

По мосту ездить я люблю, хотя он не слишком удобный для велосипедистов. Узковато. Но зато в городе можно оказаться через полчаса. Конечно, на общественном транспорте может и быстрее выйти, но это если в пробку не попадешь. А велосипедом, да напрямую, да со свежим ангарским ветром… Хотя воздух на мосту свежим, к сожалению, не назовешь. Это я знаю по себе, когда приезжаю с таких прогулок и смываю слой пыли: вот чем мы дышим, когда ездим вдоль городских дорог…


Детская железная дорога.

Под мостом на правом берегу – детская железная дорога. Отличная штука, все по-настоящему. Здесь работают дети – этакая школа юного железнодорожника. Появилась детская дорога где-то в 80-е годы, точной даты не скажу, но знаю, что построил ее тогдашний начальник ВСЖД Геннадий Павлович Комаров. Я с ним была знакома лично – когда его избрали в Общественную палату Иркутской области, где я одно время работала пресс-секретарем. Комаров – личность своего рода легендарная. Общаться с ним мне было очень интересно – прямо хоть отдельный мемуар пиши. Как мы с ним ходили духи покупать в подарок одной даме, тоже члену Палаты. Или как он мне рассказывал про то, как пить бросил. Или про лыжи. Или про собачку, которая с ним всегда в его машине ездила. При том, что он дядька был дааалеко не простой – из ВСЖД его на Октябрьскую дорогу забрали, руководил много лет одной из главных жд-веток страны, между Москвой и Петербургом, - но как раз в быту и по человечески он был то, что называется, наш человек. По Иркутску ездил на обычном красном «форестере». И только сам за рулем.


Иркутская телевышка, высота 192 м. Первая телевизионная трансляция в Иркутске состоялась 31 декабря 1957 года. Показывали фильм Эльдара Рязанова "Карнавальная ночь".

Справа по курсу – некогда самое высокое инженерное сооружение Иркутска, иркутская телебашня. Там же располагалась Иркутская студия телевидения. Телевидение меня, к сожалению, никогда не вдохновляло. Даже когда я училась уже на журналистике, сразу знала, что буду в газете работать, а тв-экран оставлял меня равнодушной. Да и сейчас. У нас уже почти год как нет телевизора. А смотреть я его толком и не смотрела никогда. Разве что раньше кино ловить удавалось какое-нибудь. И вот еще в детстве страшно любила «Что? Где? Когда?», голос Ворошилова за кадром, волчок с лошадкой – все это казалось совершенно магическим действием. И конечно, у нас было увлечение – составлять вопросы для знатоков. Но так ни разу никаких вопросов мы туда и не послали. Зато я помню, что раньше играли не на деньги, а на книги. И там сидела такая бабулька божий одуванчик, которая про эти книги рассказывала. Книги же были редкостью!
Я немного думаю: как мне поехать дальше? Пожалуй, сделаю небольшой крюк и поеду направо.


Улица Пискунова, бывшая 5-я Советская, бывшая 5-я Иерусалимская.

Сейчас я забираюсь немного в гору. Впереди улица Пискунова. Именно по ней такси меня везет в Аэропорт. Аэропорт в Иркутске находится прямо в городе. Это, конечно, не есть хорошо с точки зрения безопасности. Но с точки зрения удобства – очень удобно, не могу не признать. Хотя и не представляю, как в таком шуме живут люди. К слову, именно сюда по какой-то злой иронии судьбы были переселены часть людей, пострадавших в страшной авиакатастрофе 1997 года, когда самолет Руслан упал на жилой дом во «втором Иркутске». Я тогда работала журналистом в местном приложении к газете «Труд»: помню, как прилетал Черномырдин, помню страшных размеров хвост самолета, который торчал из развалин пятиэтажки… И как раз журналистская надоба и загнала меня поинтересоваться, как устроились на новом месте пострадавшие. На улицу 2-ю летчиков, если не ошибаюсь.


Улица Коммунистическая. Частный сектор. Центр Иркутска отсюда в 10 минутах ходьбы.

Но с Пискунова я забираю правее. Хочу доехать до кинотеатра «Баргузин».
Справа – улица Коммунистическая. Про нее у меня тоже есть история. В каком городе вообще нет улицы Коммунистической? Когда я в самый первый раз (ну точнее – во второй:)) в 1991 году лежала в роддоме, соседка по палате рассказывала.
Соседка была официанткой в ресторане «Алмаз». К тому времени (начало 90-х, напомню) «Алмаз» уже был реформирован в «Фихтельберг», но она еще застала «алмазные» годы. Официантка из «Алмаза» - это, конечно, был уровень. Фарцевали кожаными крутками из Монголии. Первый вопрос мне, госовской (госы – в наше время так называли студентов университета, который тогда был единственный, все остальные вузы были институтами) студентке: «ты Бая с политеха знаешь? Он самый крутой, он на «волге» уже ездит!». Ну, короче. И вот эта официантка рассказывает, что решила остаться как-то переночевать у подружки. Позвонила своему с автомата за 2 копейки: я у подружки ночую, ул. Комсомольская, дом тоже назвала. Предупредила, чтоб не переживал. Но мужик – переживал. И чем дальше, тем круче. В полночь-заполночь не выдержал – поймал какого-то бомбилу, назвал адрес и поехал проверять у какой такой подружки. Подъезжают по указанному адресу. Частный сектор. Ворота. Давай долбиться в ворота. И тут – на тебе! как чуял! – открывает мужик в трусах. Ага! Официанткин муж без долгих разговоров – мужику в челюсть, повалил, сам на него упал и давай мутузить. Кое-как тот отцепился от него: мат-перемат, конечно. Но ты хоть объясни толком, что случилось-то!? Тут-то и выяснилось, что привезли его на улицу Коммунистическую, а вовсе не на Комсомольскую. То ли бомбилу черт попутал, то ли мужик сам в партийных иерархиях запутался… В общем проставил он побитому на утро бутылку. Официантка ее и помогала доставать. Трудно тогда с алкоголем-то было.
А вот и тот самый роддом, кстати.


Иркутская городская книлическая больница №1, бывший "роддом на 8-й Советской".

Только теперь тут уже не роддом давно, а просто городская больница. А раньше он назывался роддом на 8-й Советской. Я в нем тоже родилась, в 1972 году. А потом в 1991-м сына старшего тут родила. Вскоре роддом здесь закрыли. А в феврале 2001-го мой дед здесь умирал, на первом этаже, в отделении урологии. Умер, правда, он дома. Мы его домой перевезли, успели. Он так и сказал мне тогда в палате, где я у него дежурила: я тут не умру, дома хочу. И уже когда его выписывали, хорошо помню: я врачу вопросы задаю, все записываю, что делать, а как поднимаю на него глаза, чтоб следующий вопрос задать – он взгляд-то и отводит. Нет претензий ни к кому. Просто как мы деда привезли домой – он еще сам на третий этаж поднялся… А потом на следующее утро уже и умер… Мы его из дома еще хоронили. Тогда было время – похороны начинались от подъезда, гроб на табуретки ставили, чтобы все соседи попрощались. Табуретки потом еще надо было вверх ногами перевернуть, чтобы никто не сел случайно… А вот бабушку, спустя семь лет, мы уже из ритуального зала хоронили, по-современному. Ритуальный зал тоже здесь же находится. Как раз напротив тех окон, где я Семена родила.

Тут я на всякий случай сделаю паузу. Когда я пражские открытки тут вот так старательно размещала, а мне потом в итоге ЖЖ и говорит: слишком большой текст, не помещается. Потому я лучше на части разобью!
Так что - продолжение следует:))

Tags: Вело, Жито, Посевы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments