Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Ахзив

Глеб насчитал на ногах 19 комариных укусов.А может, и не комариных. Может, это муравьи или мухи (его предположения). В Ахзиве нашу палатку просто оккупировали муравьи. Да и жужжащих летающих было нынче с избытком.
Три заката на море и три рассвета. Правда, полноценно встретили рассвет лишь один раз, в день отъезда. Остальное проспали. Зато сегодняшнее солнце всходило для нас трижды – из-за облаков, которые ему приходилось преодолевать.
Все три дня – море. На завтрак, на обед и на ужин. На второй день – плюс к морю гроты Рош-а-Никра. На границе с Ливаном. У самой границы – фото на память. Три года назад фотокорреспондент немецкого отделения Агентства Рейтер Хаим Байда сделал мою фотографию на фоне этих ворот. Сейчас мы сюда приехали с младшим сыном. И снова фото – до Иерусалима 205 км, до Бейрута – 120.
Эти дни я думаю о повторениях в моей жизни, вернее, не о них самих, а о важности их. Даже о жажде. Именно об этом я писала в эссе о Праге, которое так и называется «Жажда повторения». Вероятно, это моя персональная психологическая особенность: люблю возвращаться в места, где уже была, люблю проходить уже пройденными маршрутами. Это не противоречит и не отменяет желания нового и любопытства открытий. Но повторение дает совершенно особый аромат и послевкусие. Пока я не знаю, почему и в чем истоки этой моей жажды… Сесть в поезд на Наарию, слышать названия станций, которые уже знакомы, выходить на нужной, идти по знакомой дороге… Добраться до Ахзива: вот на этом месте мы стояли в первый раз, а вот на этом – во второй. Дом за забором – за тем забором некогда собирались построить настоящее нудистское государство, но не вышло, - совсем обветшал. Лагуна обмелела. Базальтовые плато покрыты солью – собирай не хочу, вместо того, чтобы платить за фабричные упаковки того же самого.
На этом плато мы с Глебом насобирали куриных богов. Я решила, что именно их привезу из нынешнего путешествия всем, кому обычно привожу разных подарков. Все уже привыкли к моим вояжам. Кто-то заказывает конкретное, кто-то ждет сюрприза. На сей раз я везу к Котелю очередную порцию записок (по этическим соображениям – никаких цифр). А вот открытку из Иерусалима захотели получить всего двое. С учетом того, что доллар с тех пор вырос почти на десять рублей, это большая удача, что всего два человека захотели такую открытку. В очередной раз я поражаюсь: насколько меня уберегает от неоправданных трат!!! (В прошлый раз открыток было что-то порядка тридцати и это встало мне в такую копеечку…)
Никогда и ничто не случайно. Да простится мне очередная банальность. А и пусть пишутся банальности – почему бы и нет? Разве я пишу эти записки не для себя – в первую голову? Разве они не вкладываются как пластиковые стаканчики – один с один, - в очередную жажду повторения. Эти мысли мне еще предстоит додумать. Или бросить не додуманными. Но вся суть в том, что раз они фиксируются здесь и сейчас, значит, здесь и сейчас, они видятся мне принципиальными. И если не важными, то нужными.
В чем разница между важно и нужно? В первом больше оценочного суждения, того, что субъективно: кому важно, в конце концов? И что есть – важно?
Зато второе конкретно до безапелляционности. Нужно – и все тут. Хочешь ты или не хочешь, согласен или не согласен, осознаешь ли важность или просто знаешь, что это важно – все это не имеет значения, если оно тебе нужно.
Нужно тебе на пути и для пути. Как нужен бывает фонарик темной ночью.

***
Пропустила недавний факт. Несколько дней назад был день, который называется ту бе-ав. 15 день месяца ава – это израильский вариант дня всех влюбленных. Утрирую и передергиваю, конечно, ибо за этим днем, как положено, древняя история.
В этот день «дочери Иерусалима» одалживали одна у другой белые одежды, чтобы «не смущать неимущих» надевали, а затем пели и водили хороводы в виноградниках с целью найти жениха. Этот обмен одеждами должен был показать, что не важны красота и благосостояние, а главное то, что у тебя на сердце. Девушки пели: «Юноша! Подними глаза свои и сделай свой выбор, выбери себе жену. Не гляди на красоту, гляди на семейство...»
В полнолунный ту бе-ав хорошо думать о любви в ее романтическом варианте.
Песнь Песней – великий текст.
По честному: мне до сих пор хочется написать великий текст. Такова сила моих стыдных амбиций. Стыдных, потому что: все желания такого рода – фигня на постном масле! Великое не получается, если просто хочешь (ох, если бы так просто…) Работай да и все! Только вот этот принцип дает свои плоды. Причем часто таки, которые пожинать будешь не ты.

***
Прощальным ахзивским вечером мы выпили вместе с детьми бутылку сладкого галилейского вина… Кааак?! Ты даешь пить вино детям?!!! Ведь Глебу всего одиннадцать!!! – Да. Хорошее настоящее местное вино я наливаю детям, и мы все вместе получаем от этого непередаваемое удовольствие. Не от того, что запретный плод сладок. А от того, что настоящее виноградное вино – что может быть лучше и правильнее, когда пахнет сладким инжиром и морем, когда бриз, когда шумит прибой, когда на каменном столе – сыр и виноград, и солнце медленно опускается в воду, и цикады, и тост звучит так «За эту землю! Пусть она будет всегда!»
Пусть.

***
Вдруг только сейчас, вернувшись с моря, я увидела на лимонном дереве, что растет у нас (у нас!.. у Клары, нашей хозяйки…) на гине, красную ленточку, которую я повязала на ветку год назад по время войны.
Никаких параллелей. Просто красная ленточка от Котеля, которую я привязала на лимон.
К Котелю, если все сложится, мы едем в среду.
(Котель – Западная стена Храма, во всем мире известная как Стена плача).

***
Моя ростовская подруга Галя написала мне, прочитав эти израильские заметки: «по настроению очень похоже на рассказы советских журналистов о путешествиях по дальним странам. Меня прямо ностальгия по тем временам, когда я это читала, прошибла…»
Польстила мне, в общем:)
При этом она допустила крайне забавную опечатку – «настольгия»!!! Если позволить себе эту опечатку чуть-чуть усугубить, то бишь подредактировать в нужную сторону, - то получится «настяльгия».
Полагаю, моя персональная жажда повторения в нынешний раз называется именно так!
(Ремарка. Если все же сподоблюсь когда-нибудь и эти заметки, которые в жж обозначены просто порядковым номером «Девять», оформить для печати, название уже имеется).

***
Вечереет. Мы приехали с Ахзива часа четыре назад. За это время я успела сходить в магазин (купила мяса, сыра, пит, чипсов и воды), перестирать все белье, прочитать пару глав книги, пообщаться с Моней (он явно соскучился по нам), съесть три (!!) питы с мясом и сыром (некошерно!) и несколько долек шоколада. С шоколадом вышла история. Ума у меня хватило взять в жаркий поход обычный шоколад:( Сначала он растаял, а потом мы его нечаянно залили огурцовым рассолом, когда банка перевернулась… Но принцип «Лучше в нас, чем в таз» - это наше все. Потому прополоскав кусочки под холодной водой и подержав это месиво в холодильнике, я полчаса выбирала из комка обрывки бумаги, а потом сама же и ела… Это к вопросу о том, что ничто не догма в вопросах питания. Кстати о «белой кофточке». Весы показывают 65. (А ведь еще пару месяцев назад число 68 мне казалось недостижимым!)
Дело не в жаре и не в сознательных ограничениях. Дело в более тонком уровне взаимоотношений с самой собой. И есть надежда, что раз в вопросах отношения к своему собственному телу мне удалось на этот уровень вскарабкаться, то и с остальным получится.
Может быть.
Мне бы этого хотелось.
Просто: живи ровно, дыши спокойно и ничего не бойся.

***
Факты про Ахзив. Это кемпинг на севере страны на берегу Средиземного моря. В нескольких километрах от границы с Ливаном. Большой парк, в нем установлены каменные столы и лавки, есть мангалы, питьевая вода. Оборудован душ на улице – как везде на море, - а также теплый закрытый душ и туалеты. Поскольку туалеты – притча во языцех, чтобы можно было представить, что за туалет в Ахзиве: на стульчак можно садиться. Все. Лично для меня это достаточный красноречивейший факт. (Весной я проходила обследование в Иркутском диагностическом центре – пожалуй, лучшем медицинском учреждении Иркутской области. В туалете диагностического садиться на унитаз невозможно – там просто нет сиденья… Про ольхонские туалеты традиционно не вспоминаем, да…)
Пляж. Лагуна, закрытая грядой камней от прямых морских волн. Спасатели. Базальтовое плато, на котором живут крабы. Прозрачная вода. Человек с пылесосом, который ходит и, как ковер, чистит… траву. Цена за сутки на ребенка до 14 лет одна, на взрослого – другая. Мы были вшестером (двое взрослых и четверо детей) и отдали за три ночи 1001 шекелей (грубо говоря – порядка 14 тысяч рублей). Не дешево.

***
Мы уехали на море в самый пик жары. В Бейт-Шемеше и окрестностях тем временем было +42 в тени. И жаркие ночи. Это, пожалуй, самое тяжелое – жаркие, душные ночи.
Сколько было на море и в море, я не знаю. Но мы заходили в воду на рассвете как раз для того, чтобы спрятаться от ночной духоты.

***
Все вперемешку. Ничего не привожу к общему знаменателю. Пусть будет привычное лоскутное одеяло. Конечно, мне одной понятно мое собственное течение мысли (почему и как я так перескакиваю с одного на другое). Но мне как обычно кажется, что в этом тоже есть какой-то смысл. (Все бы смыслы искать… Все никак не отпустит меня…)
Tags: Девять, Номер 32
Subscribe

  • Прощеное воскресенье

    В разное время своей разнообразной жизни я придумывала себе некие повторяющиеся занятия.Не хотелось бы их называть проектами, потому что с некоторых…

  • Искушение

    Уже который день я борюсь со странным искушением (глянула на календарь - оказалось, что без малого месяц уже борюсь:)).Мысленно начинаю свою…

  • Будьте готовы!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments