Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Время Яны Павлидис.

У нее на руке часы со сдвоенным циферблатом. На одном - иркутское время, на другом - московское. Точнее, должно быть московское, просто - "все никак руки не доходят перевести". А потому время там - странное. Когда на "иркутских" часах была половина седьмого вечера, второй циферблат сообщал о приближении полдня. Или полночи. Это как посмотреть на "без пяти двенадцать".

Вот она сидит за столиком уютного кафе, рассказывает по нашей просьбе о себе. Звонит телефон - она коротко отвечает, с обещанием перезвонить. Говорит негромко. Задумываясь над вопросом, крутит в руках маленький микрофончик, который послушно фиксирует все звуки, но совершенно оставляет без внимания "картинку". Впрочем, и "картинка" подавляющему большинству известна - кто же не знает Яну Павлидис, известную иркутскую телеведущую, автора и продюсера таких знаковых программ как "Бомонд" и "Прообраз", а с недавних пор еще и заместителя генерального директора телекомпании "АИСТ".

Я слушаю Яну и изредка поглядываю на ее часы: стрелка совсем приблизилась к двенадцати. Все-таки интересно: это полночь или полдень? На этот вопрос нет ответа, потому что я так и не решаюсь спросить. Впрочем, вероятно, ответ можно угадать: эти часы показывают личное время Яны Павлидис. Время, которое течет только для нее. Которое она сама делает. И в котором живет.

Более, чем достаточно, поводов для беседы.

"Сейчас я могу говорить только о любви," - эти слова Яна произносит еще до того момента, как я начинаю задавать свои вопросы. Подобное заявление могло бы спутать все карты - а как же "о доблестях, о подвигах, о славе"? как же о других полезных и важных вещах за пределами высокого чувства, но о которых тоже надо спросить? - но оказывается, что никакого противоречия нет. Совершенно в духе "women in love", Яна просто рассказывает о своей работе и детстве, о книгах и музыке, а получается - о любимой работе и счастливом детстве, о запоминающихся книгах и любимой музыке. "Не забудь, спроси: как она относится к Стрейзанд?" - говорю я сама себе. И все-таки забываю. Просто слушаю, как она рассказывает о телевизионном цикле "Любимец века", который они с Юрием Дорохиным снимали в Иркутском художественном музее. Героинями были тринадцать великих женщин - Коко Шанель, Жаклин Кеннеди, Джейн Фонда, Синди Кроуфорд, Элизабет Тейлор, Софи Лорен...

Когда Яна говорит о работе, она не просто загорается - слишком однообразное и расхожее сравнение. Лучше сказать: преображается. Только что сидела перед тобой Яна, пила красный сибирский чай из большой белой кружки, смеялась над неформальным вопросом. Но зашла речь о работе и вот она - Яна Павлидис: узнаваемые интонации и жесты, ничего лишнего "в кадре", и только обаяние и магнетизм. Кстати, она говорит, что магнетизм в случае общения с камерой - явление двустороннее.

- Менделеев свою Периодическую таблицу открыл во сне. Я так открыла саму себя. Однажды я проснулась - буквально! открыла глаза и задала себе вопрос: "где я хочу себя видеть? в какой ситуации?" Мне даже не пришлось долго думать. Ответ пришел сам собой: экран. Я хочу видеть себя на экране. А я еще с детства была увлечена кино, много читала о нем, следила за новостями. И мне всегда была интересна закадровая история: то, как рождаются эмоции, которые мы видим. Но я трезво понимала, что актриса из меня никакая - разве можно всерьез мечтать о карьере актрисы в Иркутске, если ты не обладаешь незаурядными способностями? Но я все равно видела себя в кадре. И это было телевидение. Я была уверена, что оно даст мне не просто определенный образ жизни, новый и завораживающий, но вообще - то, чего мне не хватает. Так я подумала. А через некоторое время мне поступили предложения попробовать свои силы сразу от трех телеканалов - ИГТРК, АС Байкал ТВ и АИСТ. АИСТ оказался наиболее настойчивым. Я пришла на пробы, прочитала какое-то простое объявление о концерте в филармонии, что-то в кадр сказала, но мне это так ПОНРАВИЛОСЬ. Общение с камерой - просто фантастика. Я в такой эйфории находилась после этого - незабываемо. Хотя когда я посмотрела запись, меня мой собственный голос просто испугал. А про физиономию и говорить нечего. К слову сказать, я вообще не видела ни одного человека, который бы сам себе понравился. Это от того, что у нас другие представления о самих себе. А еще, знаете, перед камерой надо суметь себя "достать". Достать себя из глубин самого себя. Правда, бывает и так, что и доставать-то особо нечего, но камера "любит" человека.

- У вас есть кумиры?

- Есть люди, которых я очень уважаю, на которых могу ориентироваться. Светлана Сорокина, Тина Канделаки, Берман и Жиндарев. "Школа злословия" - без всякого сомнения. Еще - Леонид Парфенов.

Яна пришла на АИСТ в проект "Мировые новости шоу-бизнеса". "Когда же это было,.." - сосредоточенно вспоминает она и никак не может вспомнить дату. И я понимаю, что вот оно - время Яны Павлидис, не укладывается в привычные хронологические рамки дней, месяцев, лет. А потому о нем говорят так: "это было время, когда в стране творилось..." или "в то время не было передач, которые бы вот так - легко и красиво, - рассказывали бы о моде, о кино, о таком загадочном и притягательном шоу-бизнесе..." На иркутском телевидении это время как раз и началось с Яны Павлидис.

"Мировые новости..." просущестовали два года. Потом она уехала учиться мастерству у Познера. Потом появился "Бомонд". Он появился тогда, когда никакого бомонда по сути своей в Иркутске еще не было.

- Эта ниша была никем не занята. А кроме того, я просто делала то, чего мне самой не хватало. Мне было интересно ходить по галереям, посещать выставки, рауты, я всегда мечтала побывать на показах мод. А потому я находила спонсоров для моих проектов. Это всегда было мое личное дело. В то время все были озабочены выживанием, а я делала передачи о красивой жизни. И это было востребовано. У Феллини есть фильм "И корабль плывет...": где-то в тумане плаваешь, а жизнь тем временем проходит мимо тебя. Мне не хотелось "плавать в тумане".

- Кино для вас по-прежнему является "важнейшим из искусств"?

- Да. Я в кино для себя очень многое нахожу. Совершенно новый визуальный язык. Еще можно сказать так: в современном кино мне мало что нравится, но интерес испытываю ко многому. Недавно посмотрела "Ангел А" Люка Бессона - шикарно. А вообще мой клинический случай - это когда я в детстве ходила на "Вестсайдскую историю" девять раз.

- А в литературе какие предпочтения?

- Хемингуэй. Ремарк. Булгаков. Это, видимо, навсегда. Но бывают такие вещи, которые производят впечатление. Например, из недавнего - Ирвин Ялом "Когда Ницше плакал". В поэзии - Бродский.

- ... да будет могуч и прекрасен бой,

гремящий в твоей груди...

- ...я счастлив за тех, которым с тобой

может быть по пути, - продолжает Яна, улыбаясь, и объясняет свое увлечение Бродским так:

- Он оказывает на меня какое-то гипнотическое воздействие. Я даже не пытаюсь объяснить, что это. Не поддается расшифровке: такая сложнейшая шахматная партия. Но я вхожу в его стихи, как в музыку. В них есть такой потрясающий ритм, он ощущается сердцем. А такую любовь как объяснить? Да и надо ли?

И мы снова говорим о любви. Хотя, как оказалось, и не переставали говорить о ней. Здесь Яна верна тому заявлению, с которого и начала нашу беседу. Но при этом она очень умело держит дистанцию, не позволяя разговору перейти на запретные плоскости. Как всякий публичный человек, Яна очень ревностно охраняет мир своего "я". Что не мешает ей рассказывать о том, как она любит Питер и юг Франции, Италию и Эдинбург. Что ей очень хотелось бы научиться рисовать, завести когда-нибудь английского бульдога и собственный дом. Что для "огненного" Льва - она слишком спокойна, что она скорее интроверт, который благодаря специфике профессии, умеет в нужное время открываться, тем более если требуется, чтобы и твой собеседник открылся. Кстати, именно в этом она находит непередаваемое удовольствие, ради которого в свое время, на самом пике популярности она закрыла "Бомонд". "Я хотела уйти в интервью," - говорит Яна просто. И появились интервью с Валерием Шевченко, Даши Намдаковым, Борисом Гребенщиковым, Игорем Бутманом, Евгением Гришковцом, Денисом Мацуевым. "Это не просто элита, - говорит Яна, - Эти люди - герои нашего времени. В своей области они знаковые фигуры".

А для многих иркутян сама Яна Павлидис является знаковой фигурой. Опрос общественного мнения показал, что она уверенно входит в десятку самых стильных и модных людей города. Хотя сама она так не считает.

- Что надо сделать, чтобы стать Яной Павлидис?

- Я не знаю ответ на этот вопрос. Что надо сделать... Я же ничего не придумываю. Вот я такая есть. Для меня это естественно, органично. Я всегда испытывала интерес к моде, хотя у меня с ней непростые отношения: мне очень мало, что нравится. А вообще я больше глазами "наедаюсь". Хотя понимаю, конечно, что в силу профессии должна ВЫГЛЯДЕТЬ. Но иногда мне просто хочется одеться в черную униформу, быть в полной тени. Люблю простые вещи. Главное - это цвет, фактура и линия. А не то - какая это модная марка из модной коллекции. Я могу купить любую вещь и носить ее с удовольствием. Вероника Самборская - один из моих любимых модельеров.

- Вы любите черное?

- Да. Бывает так, что устраивая шопинг, говорю себе: все, никакого черного! А потом: Боже! это же просто совершенство! И в итоге опять хватаю какую-нибудь черную "тряпочку". Я не люблю слишком яркое. Например, мне красное очень идет. Но в красном я чувствую себя некомфортно.

- Серьги не носите?

- Нет. Не люблю. Люблю кольца, браслеты, часы и очень - на шею.

На тонкой цепочке - изящная серебряная туфелька. Наводит на мысль о Золушке. Яна улыбается: нет, она совсем не Золушка. И не Снежная Королева. И не Красная Шапочка. Она вообще не из сказки, а из вполне привычной и обычной реальности. Только эту реальность своей жизни она создает сама, стремясь при этом к красоте и совершенству. Ей комфортно в нашем мире в наше время. Она умеет относиться к себе иронично, считая иронию лучшей прививкой от "звездной болезни". Тем более, что "быть знаменитым некрасиво, не это поднимает ввысь..." А ввысь поднимают чувства - сильные и настоящие.

- Однажды в детстве мы попали на биостанцию в Крыму. Мне очень хотелось увидеть дельфинов, и вот мама повезла меня на эту биостанцию. Она была закрыта для посещений, там проводились какие-то эксперименты. Но мама просто умолила: "Мы приехали из Сибири, из Иркутска! Вы знаете, сколько надо лететь!?.." А я стояла тут же рядом, хлопала глазами. И случилось чудо - нас пропустили. Я кормила дельфинов рыбой, трогала их бархатные спины. Это было счастье. Невозможно даже передать...

- Что вы любите?

- Очень люблю музыку. Разную - классику, джаз, качественную "попсу". Только не люблю "мусор" - не выношу просто. Люблю танцевать. Люблю бывать на природе. Я бываю в разных городах и просто обожаю валяться на траве - такой кайф! Очень жалею, что в Иркутске нет такой возможности: убежать из офиса, чтобы поваляться на траве и устроить ланч. Люблю плавать в открытой воде - такой сильный обмен энергией. Люблю посиделки с друзьями - у меня довольно широкий круг общения. Еще - путешествовать. Вкусно есть. Дарить подарки. Любить.

- Какую роль в вашей жизни играют мужчины?

- Одну из основных.

- Вы не феминистка?

- Нет, конечно. Вообще мне кажется, что эта странная мода и время феминисток уже ушло. Сейчас люди обращаются к чувствам, большую важность приобретают отношения между мужчиной и женщиной. И при этом пересматриваются схемы таких отношений: приходит понимание, что не всегда такие отношения могут закачиваться маршем Мендельсона. Мы, в отличие от Запада, все еще переживаем сексуальную революцию. Но у нас же год за три идет. Хотя, с другой стороны, здесь, в Сибири, на границе вечной мерзлоты все процессы более заторможенные.

- Вы за традицию или за революцию?

- Я за эволюцию. Я верю в причинно-следственную связь. В то, что все возникло откуда-то и не возникнуть оттуда оно не могло. Если прилагаешь какие-то усилия и прилагаешь их правильно, то они обязательно будут вознаграждены.

- Вы кузнец своего счастья? Или - от судьбы не уйдешь?

- Все-таки на пару, наверное. И так, и так. Где-то я постучу. Где-то оттуда свалится.

- Что?

- Жизнь. Надо просто правильно реагировать на то, что тебе дается. Это не всегда получается, конечно. Бывает, что забиваешь себя какой-то ложной информацией, ложными чувствами. И вот как в кокон во все это запаковываешься. Тогда интуиция молчит. Значит надо срочно высвобождаться.

- Что вы не любите?

- Разочаровываться в людях. Это больно. Еще не люблю лишнего. Ни в чем. Ни в отношениях, ни в словах. Надо стремиться к простоте.

Об эволюции Яна говорит со знанием дела - все-таки у нее за плечами биологический факультет ИГУ, практика в лаборатории генетики и Институте мозга в Москве, диплом по специальности "физиология человека". Впрочем, и сегодня она занимается физиологией человека - только в более широком смысле. Хотя она никого не учит жить, не ставит своей целью прививать хороший вкус, учить и тем более - поучать: "К зрителю надо относиться с уважением. Не считать его глупее себя. И еще я всегда хотела, чтобы у человека кроме позитивного примера, всегда была возможность выбирать из лучших образцов".

Жизнь современного Иркутска постепенно начинает соответствовать этому принципу. Только, по мнению Яны Павлидис, слишком медленно. Да, сегодня открываются уютные кафе и ресторанчики, но их все-таки мало. "Люди достойны лучшего, - говорит она, - Сегодня развитие города запаздывает за возможностями людей. И ментальными, и финансовыми". Проще говоря, вкус к хорошей жизни у людей уже есть, а предложений пока еще недостаточно.

- Яна, что для вас жизнь в хорошем вкусе?

- Все, что ты делаешь, должно быть вкусно. Начиная с того, что ты ешь, и заканчивая тем, с кем ты общаешься. Еще - не слушать "мусор", не читать книжки только потому, чтобы потом сказать, что ты их прочитал. А еще - не объедаться. Во всех смыслах. Лучше недо, чем пере. Это и есть хороший вкус.

А еще, наверное, жизнь в хорошем вкусе - это уметь жить в своем собственном времени, моделируя его таким образом, чтобы оно наиболее органично вписалось во время общепринятое, по Гринвичу.

У кого-то на это уходит вся жизнь, а кому-то просто достаточно надеть на руку часы с двуми циферблатами.

Журнал "В хорошем вкусе", осень 2006 г.

 

 

Tags: Пахота
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments