Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Удачный слоган

Дятел взволнованно ходил по кабинету. Туда-сюда, туда-сюда, заложив крылья за спину, наморщив тягостным раздумьем лоб. Зазвонил телефон.
- Занят он! - рявкнул дятел, даже не выяснив, кто там на другом конце провода и зачем, шваркнул трубку обратно на рычаг. Телефон жалобно тренькнул.
Дятел продолжал мерить кабинет шагами. Телефон зазвонил снова, дятел схватил трубку в еще большей ярости, но сумел-таки взять себя в руки и выдохнул:
- Ну!?..
"Что значит "ну", - услышал он в трубке спокойный знакомый голос с характерным акцентом. Дятел побледнел, трубка моментально накалилась, пришлось переложить ее к другому уху. Пытаясь справиться с волнением дятел проговорил:
- Нет, нет, что вы, это не вам. Это,.. - дятел замешкался на секунду, лихорадочно соображая, - Это моя новая секретарша. Такая нерасторопная - все время приходится подгонять.
"Да, расторопность в твоем деле это главное, - сказали в трубке, - Ладно. Я тебе звоню не для того, чтобы про твою секретаршу послушать, - тут голос выдержал необходимую паузу и спросил с нажимом, - Готово?
Дятел вспотел:
- Понимаете, в чем дело,.. - начал он.
"Я спрашиваю: готово?" - перебил голос, в котором ноты угрозы слышались теперь все отчетливее.
- Готово, - выдохнул дятел и рухнул на стул под свинцовой тяжестью лжи, что разом опустилась на него почти могильной плитой - но сказать "не готово" он не мог вообще. Тем более Самому.
"Прекрасно, - сказал голос и добавил, - коль не врешь. Пришли мне по почте сегодня же. Хотя, постой-ка, сегодня же пятница, на работе я больше не появлюсь. Значит, чтоб к утру понедельника в 9.00 все уже было. Ясно?" - у дятла хватило сил лишь на то, чтобы кивнуть, а в трубке запищал сигнал отбоя.
Дятел не мог поверить своему счастью: значит у него в запасе еще два дня и две ночи (даже три ночи!). Целых пять 12 часовых кусков на то, чтобы выполнить этот наисложнейший заказ! Неожиданно свалившийся подарок по времени привел дятла в такое неистовое ликование, что он пустился в совершенно дикий пляс. Он, как сумасшедший, летал по кабинету и во все горло орал популярную песенку: "Мы перегоним! Мы всех перегоним!.." Наконец, он плюхнулся на стул и подумал: "Пойду-ка выпью пива. Тем более, что времени еще навалом".
Дятел был директором небольшого рекламного агентства. На него работала приходящая бухгалтерша старая опытная Крыса - в стандартных финансовых махинациях ухода от налогов он был не силен, пришлось нанять, - но и только. Дятел был сам себе и рекламный агент, и менеджер по персоналу, и креативный директор, и пиар-специалист, и все что годно. Кстати, агентство так и называлось "Что угодно".
Работа шла с переменным успехом. А именно - на один удачный проект приходилась череда не слишком удачных. Но как говаривал сам Дятел: "Удачный проект год кормит". А кроме этого ему удавалось убедить своих заказчиков, что и все остальные проекты - лишь кажутся неудачными, а на самом деле в них скрыта такая глубина, что - ого-го! да и не каждому это "ого-го" доступно. Одним словом, никому не хотелось выглядеть глупыми и непродвинутыми, потому Дятлу платили и за не слишком удачные проекты, хоть и значительно меньше, чем за явные шедевры. Одним из последних был лозунг-девиз для небольшой, но быстро набирающей обороты политической партии, находящейся в глухой оппозиции к официальной - поговаривали, что ее возглавляет Сама Утка, но слухи ничем не подтверждались. Лозунг был такой: "Они не правы!" В нем Дятлу удалось совместить казалось бы несовместимое: с одной стороны, лозунг являлся прямым, да еще и жестким, ответом основному лозунгу правящей партии. С другой стороны, он являлся вполне недвусмысленной аллюзией на известное высказывание, прозвучавшее на одной из партконференций предыдущей эпохи - но высказывание была таким известным, что только совсем уж далекий от политики человек не усмотрел бы в нем определенного подвоха. А подвох был, и немалый. "Они не правы!" быстро распространилось в молодежной среде, которая всегда отличалась бунтарским максимализмом. И даже появилась можная молодежная песенка: "Они не правы? А вы? А вы правы, если с нами. Скорее под наше знамя и т.д." Короче, Дятел стал безумно популярен. Коллеги завидовали ему, заказы сыпались как из рога изобилия, и от многих он даже отказывался, но вот от этого - отказаться было нельзя.
Однажды Дятлу позвонили и сообщили, что с ним желает встретиться одно важное лицо. "Какое еще лицо?" - небрежно спросил Дятел, на что ему сразу же посоветовали оставить подобный тон, а заодно выглянуть в окно. Там стояла черная представительская машина. "Садитесь в машину, вас отвезут куда надо". Дятел сел и поехал. И чем дальше он ехал, тем сильнее волновался, и хотя он пытался утешить себя тем, что ничего предосудительного и противозаконного он не сделал, волнение лишь нарастало. А когда они подъехали к подъезду огромного серого здания, и Дятел понял, куда его привезли... Короче говоря, в бессознательном состоянии его доставили в кабинет.
- Ну, не стоит так волноваться, - услышал он голос с характерным акцентом, - Я же не кусаюсь.
"Не кусаешься, да, - подумал про себя Дятел, - только в глаза не смотри, только в глаза не смотри".
- Не бойся, - словно прочитал его мысли, - Я в очках.
Дятел осторожно приоткрыл один глаз и тут же зажмурился. Но он и вправду был в очках, а потому Дятел все-таки насмелился открыть глаза и посмотреть на хозяина кабинета.
Удав развалился в огромном кресле и хвостом лениво перебирал бумаги на столе.
- Как думаешь, зачем я тебя позвал? - спросил он небрежно.
Дятел испуганно пожал плечами.
- Хочу твоим клиентом стать, - ответил Удав.
Дятел посмотрел на него удивленно: сам Удав, глава КФБ хочет сделать ему, маленькому ничтожному Дятлу, заказ?! Да к услугам Комитета Федеральной Безопасности лучшие "пиарщики" и "креативщики" леса, по сравнению с которыми Дятел такая мелкая сошка, что... Но Удав прервал его размышления.
- Ты, конечно, думаешь, что, мол, с чего ради ко мне, мелкой сошке, обратились, когда лучшие "пиарщики" к нашим услугам?
"Точно мысли читает," - с испугом подумал Дятел, а Удав тем временем продолжал:
- Но сейчас мне потребовался именно ты, потому что дело деликатное. Своим я доверить его не могу - кругом же предатели. А мне нужна полная конфеденциальность. Потому о том, что ты будешь на меня работать будут знать только трое: я, ты и мой шофер, который тебя сегодня и привез ко мне. Ясно?
Дятел кивнул и подумал про себя не без гордости: "Конечно, на меня можно положиться. Ведь я не стукач какой-нибудь."
- Вот и я так думаю, - сказал Удав вслух и на мгновенье посмотрел на Дятла поверх очков. У того душа ушла в самый маленький коготок, а Удав улыбнулся, - Не бойся. Пока тебе ничего не грозит, - и тут же с нажимом повторил, - Пока. Пока все будешь делать так, как надо и не высовываться.
Дятел вжал голову в плечи и снова кивнул.
- Суть задачи такая, - перешел Удав к делу, - Мне необходим политический лозунг, ничуть не хуже, чем "Они не правы!". И даже лучше.
- Для какой конкретной политической силы нужен лозунг? - к Дятлу вернулось самообладание, кроме того все-таки он был профессионалом и необходимо было расставить необходимые предварительные точки над "i" сразу же, чтобы определиться с каким материалом работать.
- Лозунг нужен для моей политической силы, - сказал Удав.
- То есть? - все еще не понимал Дятел.
- Для меня, - уточнил Удав спокойно, но шипение совсем чуть-чуть усилилось, ровно настолько, что дятлу все стало ясно. И он нервно сглотнул.
- Я даю тебе для работы месяц, - сказал Удав, после чего нажал на кнопку, в кабинет вошел шофер, - Увези его обратно и заплати аванс.
Шофер - Бобер с каменным выражением лица, - кивнул и уже через полчаса дятел сидел в своем агентстве, на своем стуле, сжимал в руках пухлый конверт и постепенно приходил в себя. Единственное, что его утешало - это целый месяц на работу. А за месяц-то можно было горы своротить.
И вот месяц подошел к концу. Оставалось всего каких-нибудь два дня и три ночи, и уже был звонок. А Дятел так ничего и не придумал, он сидел в ближайшей забегаловке и прихлебывал пиво в компании Лягушонка. Тот рассказывал ему последние лесные сплетни.
- Представляешь, - захлебываясь от волнения пивом тараторил Лягушонок, - все-таки Утка возглавляет оппозицию, это окончательно выяснилось совсем недавно, когда ее преданную секретаршу Мышь видели выходящей из типографии с очередной партией листовок.
- Ну и что? - лениво спросил Дятел, - это еще ни о чем не говорит, ничего не доказывает.
- Как это не доказывает? - взвился Лягушонок, - Это самое что ни на есть прямое доказательство. Мышь кто такая? Секретарша Утки. Зачем же ей переться в типографию, если не выполнять Уткин заказ?
- Ну и что, - снова повторил Дятел, - известно же, что Мышь уволилась сразу, как только Утка оставила пост.
- Вот это-то и подозрительно, - и Лягушонок торжествующе поднял вверх лапку, - Ну да ладно, что мы про эту пенсионерку. Я тебе похлеще новость рассказать могу. Знаешь, - Лягушонок понизил голос до свистящего шепота, - что у нас в лесу собираются ввести новую форму правления?
- Ты о чем? - не понял Дятел, но в его мозгах зашевелилась Та Самая мысль.
- О том, - еще тише прошептал Лягушонок, - что глава КФБ хочет мирным или каким получится путем захватить власть и стать президентом свободного леса. Ты же понимаешь, чем это грозит? Правящая партия, наверняка, будет распущена, оппозиция - тоже. И останется у нас одна свободная президентская республика с полной свободой волеизъявления преданности новому президенту.
Дятел покрылся холодным потом, а Лягушонок тем временем продолжал:
- Кстати, ходят слухи, что Удав заказал кому-то продвинутый слоган для своей персоны. Ты случайно не знаешь кому?
Дятел постарался придать всему своему виду вполне небрежное выражение и сказал безразлично:
- А-а, все это сплетни, по-моему.
- Сплетни - что? - уточнил Лягушонок, - про президента Удава или про то, что кому-то лозунг заказан?
- Засиделся я тут с тобой, - не отвечая на вопрос, Дятел поднялся, - Пора мне.
- Ну бывай, - сказал на прощанье Лягушонок и внимательно посмотрел на Дятла. Но тот уже не видел этого взгляда, поскольку спешил в агентство. Пора было приниматься за работу.
Дятел отключил телефон, плотно задернул шторы и включил маленькую настольную лампу. Сел за стол. Приготовил стопку бумаги. Рядом положил несколько остро отточенных карандашей. И глубоко задумался.
Если все то, о чем говорил Лягушонок правда, то получалось несколько нестыковок. Первое. С одной стороны, Удав намекал на абсолютную секретность, на то, что вокруг предателя, с другой - звонил ему по телефону, который наверняка прослушивается его же ведомством, теми самыми "предателями". Бобер совершенно открыто привозил его к шефу в кабинет, потом так же открыто увозил, и Дятла, конечно, видел кто-нибудь из сотрудников, и хотя бы один из них обязательно может оказаться "предателем". И потом этот сплетник Лягушонок, откуда-то ведь он знает. Откуда?.. И вот эти вопросы накатывали волнами и казались бесконечными.
Ладно. Все эти мысли не передумаешь. Дятел встряхнулся, посмотрел на часы. Оказывается прошло уже почти 12 часов. "Ничего, - утешил себя Дятел, - еще двое суток. Успею". И он, справедливо решив, что утро вечера мудренее, решил поспать. Тут же, на диванчике для посетителей.
Дятлу приснился сон. Будто он входит в кабинет к Удаву и смело выкладывает все свои соображения насчет порученного ему дела, а потом завершает свою  речь пламенным пассажем, полным патриотизма: "Я, как гражданин свободного леса, не могу поступиться принципами..." И тут Удав начинает смеяться. Он смеется все громче и громче, после чего медленно снимает очки...
Дятел проснулся в холодном поту и с криком неподдельного ужаса. День был в разгаре, и солнце пробивалось сквозь плотно задвинутые шторы. На столе горела лампа. Дятел встал. Выключил ее. Снова включил. Снова выключил. "Пора все-таки приниматься за работу," - в очередной раз подумал он. Но для начала решил выпить кофе...
В агентство он вернулся вечером. Так получилось. Как обычно. Нашлись какие-то важные и не очень дела и не дела. "Ничего, еще целые сутки и эта ночь," - утешил себя Дятел и снова задернул шторы и включил лампу. Тут ему вспомнился сон, приснившийся прошлой ночью. Ничего не скажешь, сон был более, чем неприятный. Дятел старался прогнать его, но сон прочно вцепился и никак не хотел уходить.
Дятел достал из шкафа бутылку коньяку, налил рюмочку. Потом еще одну... Короче говоря, очнулся он поздним утром следующего дня. Голова раскалывалась, будто по ней долбили одновременно сотня коллег. Положительно надо было немного проветриться. "Так я работать все равно не смогу," - подумал Дятел и, пошатываясь, вышел на свежий воздух.
После полудня он постепенно стал приходить в себя. Сидя на лавочке в сквере он даже смог немного подумать. Первая мысль сводилась к следующему: "не стоит забивать себе голову нестыковками и странностями, с которыми связано все это дело. У меня есть заказ - надо его выполнить. И мне должно быть все равно, от кого этот заказ и для каких целей. Просто сделать свое дело и все. Тем более, что аванс уже получен". Вторая мысль была еще более конкретная: "а если я не выполню заказ, то мне придется предстать под светлы очи главы КФБ. И он уже при этом будет явно без очков". Мысль была неприятная, времени оставалось все меньше, и Дятел понял, что теперь-то действительно - пора. Дальнейшее промедление смерти подобно.
"А вот, кстати, и первый вариант, - подумал Дятел, - "Промедление смерти подобно". Так и запишем".
Пока Дятел шел в агентство, у него родились еще два лозунга. "Наша крыша выше" и "Быстрее, выше, длиннее". Дятел записал все три - на всякий случай, может, пригодится. Хотя все три лозунга призывали и намекали на совершенно разные вещи. Если первый слишком уж впрямую указывал на необходимость государственного переустройства путем переворота, то второй недвусмысленно давал понять, что и так ясно, кто в доме хозяин. А третий напрямую указывал на этого самого Хозяина.
"Неплохо бы соединить все три в одном. И чтоб был короткий, хлесткий, запоминающийся", - подумал Дятел, и мозговой штурм начался.
Вскоре лозунги посыпались как из рога изобилия: "Наше дело правое" и тут же - "наше дело левое", "наше дело дельное", "наше дело лучшее", "наше дело верное" и даже "наше дело - наше". "Кто не с нами, тот против нас" - "кто не с нами, того уже нет", "кто не с нами, тот все равно будет с нами", "кто не с нами, тот за врагов", "кто за врагов, тот сам враг".
Дятел исписывал листок за листком: "Враг будет разбит" - "враг будет убит", "враг будет выбит" (и тут же, в качестве дополнения - "из колеи", "из седла", "с насиженного места", "из головы врага будет выбита вся дурь"). "Посмотри в глаза свободе" ("правде", "принципам", "светлому будущему", "суровому настоящему"). "Ты с кем?" - "ты за кого?", "почему ты?", "почему не ты?", "зачем тебе это?", "тебе это надо?", "что тебе надо?"
Дятел продолжал писать все, что приходило в голову. И все-таки, как профессионал, он чувствовал, что все - не то. Не то, что нужно. Не то, что требовалось. Не было изюминки, не было короткой, запоминающейся, броской хлесткости, которой и должен отличаться подлинный политический лозунг. Но Дятел не сдавался. Он исписал уже гору бумаги, часы показывали глубокую ночь, очиненные карандаши заканчивались, от перенапряжения страшно болела голова. Наконец, уже под утро, обессиленный Дятел решил махнуть на все рукой - было уже семь утра. Через два часа Удав появится в своем кабинете, включит компьютер и увидит , что из рекламного агентства "Что угодно" сообщений нет. Потом он вызовет Бобра, тот приедет за Дятлом, запихнет его в черную представительскую машину, повезет к шефу. И сопротивляться будет бесполезно. "Ну и пусть", - думать больше не было сил и Дятел забылся тяжелым сном прямо за столом, уронив голову на исписанные листы бумаги.
Он проснулся внезапно. Посмотрел на часы. Стрелки остановились на 8.45. Но теперь Дятла это не пугало. Он придумал! Голова была такой ясной и свежей, будто не было бессонной ночи, колоссального напряжения последних часов. Дятел моментально включил компьютер, составил сообщение и отправил его известному адресату. Теперь оставалось ждать. Но Дятел ликовал. Он знал, что у него получилось, что ему все-таки удалось совместить в одной броской фразе все три первых лозунга, которые и были основными и самыми главными.
Дятел ждал телефонного звонка. Но телефон молчал. Постепенно Дятел стал волноваться. Когда волнение достигло своего апогея, телефон наконец зазвонил. "Спускайтесь и садитесь в машину", - сказал голос. На ватных ногах Дятел вышел из агентства -  почему-то вдруг его охватило непонятное тревожное предчувствие. Он был уверен в том, что придумал хороший слоган, но зачем же его снова вызывают. "Наверное, чтобы поблагодарить", - попытался успокоить самого себя Дятел, хотя он предпочел бы, чтобы это сделали по телефону. А гонорар можно просто на счет перечислить.
С этими мыслями он и вошел в кабинет. Удав встретил его молчанием. Отчего Дятлу стало совсем не по себе. Наконец, выдержав необходимую психологическую паузу, Удав сказал:
- Посмотрел сегодня утром твою работу,.. - и тут Удав не выдержал. Он начал смеяться. "Как во сне, - промелькнуло у Дятла в мозгу, - Сейчас снимет очки." И Дятел потерял сознание.
Очнулся он в своем агентстве, на своем кожанном диванчике для посетителей. Краем глаза он заметил, что к двери, собираясь выходить, идет Бобер.
- Постойте, - слабым голосом проговорил Дятел, Бобер обернулся и посмотрел на него вопросительно, - Скажите, а что собственно произошло... Почему Он смеялся?
Дятел с трудом подбирал слова: но теперь, когда самое страшное, судя по всему, было уже позади, можно было уточнить, что же все-таки случилось?
- А ты сам-то понял, что придумал? - спросил с усмешкой Бобер.
- А что я придумал? - не понял Дятел.
- Ну слоган свой.
- По-моему неплохой слоган.
- Особенно для Удава.
И тут Дятел понял. Боже мой, он предложил директору КФБ - Удаву! - лозунг "У нас длинные руки!". Сквозь в очередной раз уплывающее сознание, он услышал: "Гонорар на столе, в конверте".
Дятла спасло то, что у Удава было чувство юмора, и он просто посмеялся над этим рекламным детищем. Посмеялся и подумал: "Да и на фига мне это президентство? У меня и так власть неограниченная, а боятся меня так даже больше."
Так Дятел, сам того не подозревая, спас свой лес от государственного переворота.

декабрь, 2003 г.
Tags: Звериные сказки
Subscribe

  • Клещи (и молотки)

    Ни разу в жизни я не страховала никого никогда от клеща. Пока занимались в середине 90-х скаутингом — ставили плановые прививки. Потом как-то бог…

  • Ночное письмо

    Алекс прислал сегодня ночью письмо из больницы, где он живет вместе с Биной. Писал со смартфона, потому никаких запятых, больших букв и прочих…

  • Сегодняшний немолодец

    Если кто-то думает, что я умею только впадать в крайности — либо хвастаться, либо самобичеваться — так я не настолько та еще унтерофицерская вдова:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments