Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Category:

Косогор

Старую Утку замучила подагра. Да еще эта мигрень! Когда начинался приступ, Утка всегда не без горестной усмешки думала: «Ну вот, «мигреневая кожа» моей жизни съежилась еще чуть-чуть. Скоро, совсем скоро ничего не останется». Этакий вынужденный пессимизм, который по некотором размышлении оказывается обыкновенным здравым смыслом.
Здравого смысла Утке было не занимать. Здравых мыслей тоже. Однако долгая работа в газете научила ее тому, что здравой является не всякая мысль, кажущаяся таковой, а лишь та, которая выгодна на данный момент. Также неплохо, чтобы применение мысли к сведению, и как следствие, к действию, имело далеко идущие последствия или, говоря проще, перспективу. Сейчас, находясь на заслуженном (хоть и вынужденном) отдыхе, Утка особенно остро ощущала, что никаких здравых мыслей в ее голове не осталось, потому что не осталось и перспективы. В данном случае не второе вытекало из первого, а отсутствие возможного второго делало первое ненужным. Ну какая может быть перспектива у подагрической пенсионерки, от которой избавились на работе, дети пропадают неизвестно в каких теплых краях, а с соседками беседовать тоска зеленая - сплошные сплетни домашнего пошиба, никакого профессионализма. Вот Утка в свое время была по сплетням профессионалом, на сплетни у нее было особое чутье, которое с годами трансформировалось в умение самой их создавать. Не высасывать из пальца сенсацию, как это принято сейчас, а именно кропотливо, по крохам создавать красивую потрясающую сплетню, неотличимую от правды. Более того, иногда случалось так, что сплетня, созданная Уткой, впоследствии претворялась в жизнь, становилась самой правдивой из всех возможных правд. Обычно в таких случаях довольный редактор Грач вызывал ее к себе и говорил: «Ну что? Опять накаркала?!» Утка расплывалась в улыбке и поправляла шефа: «Накрякала.» Получая таким образом от работы удовлетворение, она видела в ней смысл своей жизни, полезность для окружающих и определенную историческую важность: ведь кто знает, может, если бы не ее мастерские сплетни, так и правды бы не было?
И вот теперь ее «ушли» на пенсию. Сразу же вылезли болячки, понизился жизненный тонус и вообще исчезла воля к жизни. Утка перестала интересоваться событиями, фактами и комментариями к ним, теперь ей было все равно, как разовьются и чем закончатся самые потрясающие события. А ведь раньше она сама в некотором роде была их творцом. Но то было раньше...
И вот однажды, когда бессмысленность собственного существования стала особенно удручающей, Утке приснился сон. Некто (во сне Утка не смогла разглядеть, кто это был) обратился к ней с такими словами: «Ай-яй-яй, а ведь когда-то была порядочная Утка,..» - и Некто покачал тем местом, в котором обычно у всех обыкновенных зверей бывает голова. Утка посмотрела на него не без презрения, хотела было сказать, что не ему ее судить, но Некто не дал, а заговорил сам: «Неужели ты думаешь, что твой поезд ушел? Неужели ты уже окончательно и бесповоротно списала себя в архив? Неужели твои перья высохли, а мысли выветрились? Ведь ты же не такая!..» Утка хотела было сказать, что она сама знает, какая она и что ей делать, но Некто опять не дал сказать ни слова, а продолжал сам: «Раньше ты была рупором, народ слушал тебя, внимал, принимал к сведению. Твои слова звали действовать, и действие случалось. Не чудо ли? И что же я вижу теперь?..» Утка молчала, на сей раз у нее не было слов, хотя Некто и предоставил для них необходимую паузу. Так и не дождавшись ответа, Некто сказал: «Не кажется ли тебе, что теперь пришла пора действовать самой?» Утка посмотрела на него вопросительно. Но тут Некто как-то странно задергался, стал исчезать и единственное, что удалось услышать Утке было слово «косогор». С ним она и проснулась.
«Чушь какая-то и бред, - подумала Утка, как и должен был подумать всякий на ее месте, - Что за косогор?» Она встала, убрала постель, почистила перышки, начала готовить завтрак и все думала про странный сон, который никак не шел у нее из головы. И тогда Утка сделала то, чего не делала уже давно: она решительно села за свой старый рабочий стол, достала перо и лист бумаги. На листе она написала крупно слово КОСОГОР и стала разглядывать его и так, и этак. Постепенно голова ее наполнилась образами и ассоциациями, профессионально Утка тут же отбрасывала неудачные, а те, которые могли сгодиться - записывала. Ситуация с «косогором» вроде бы начала проясняться - из него уже можно было слепить неплохую сплетню. Но тут Утка сама себе сказала «стоп» и скомкала исписанные бумажки. Сейчас ей нужна была не сплетня, а действие. «Пришла пора действовать самой!» - говорил Некто во сне. Сплетня - это всего лишь слова, которые могут побудить к действию других, но действовать самой - это же совсем другое. Как? Неужели она не в силах начать действовать, всего лишь ноль без палочки, а если так пойдет и дальше, то будет и с палочкой - подагра доконает окончательно. Ну уж нет! Она еще покажет всем на что способна, что она никакой не ноль! Убрать все ноли! Утка еще раз взглянула на слово: и здесь ноли! - выкинуть их к чертям! Она взяла перо и записала новое слово - КСГР. Получилась аббервиатура. Утка подумала немного и поняла, что это значит - Клуб Свободных ГРаждан.
Теперь она знала, что делать.
«Клуб Свободных ГРаждан» начал свою работу в качестве общественного объединения весьма активно. Собрания раз в неделю, разработка Устава, выборы Совета. На первом же заседании был утвержден девиз - «Мы не ноли!», а Утка стала председателем и идейным вдохновителем. Поначалу в клуб приходили такие же, как и она сама, отставные пенсионеры, но постепенно потянулся народ помоложе, и совсем уж юные. Из них организовали молодежную секцию «Пригорок» (в память о счастливом слове «косогор», с которого все и началось), разработали правила и законы, а также ритуал посвящения. Работа кипела полным ходом. Клуб представлял собой собрание единомышленников, где каждый мог выслушать каждого, помочь советом или даже действием, но какой-то генеральной линии не было. С другой стороны такая линия была не слишком-то и нужна на первых порах - главное было объединиться, чтобы каждый нуждающийся в общении это общение мог найти. Но постепенно оказалось, что одного общения мало. Надо было выходить на новый уровень.
Как-то раз Утка собрала заседание Совета и выступила с такой речью:
- Товарищи! Созданный нами Клуб Свободных Граждан сегодня представляет хорошо спланированную и активно действующую общественную организацию. Польза его несомненна, ведь мы помогаем нашим братьям обрести веру в собственные силы. Многие члены Клуба просто ожили, можно даже сказать, восстали из небытия одиночества. А наша молодежь!.. Мы вполне можем ею гордиться: наши ребята выгодно отличаются от своих сверстников. Кроме того, количество членов нашего клуба постоянно растет и уже составило,.. - Утка вопросительно посмотрела на секретаря.
- Триста двадцать восемь членов Клуба и пятьдесят шесть «пригорков» из молодежной секции, - пискнула Мышь.
- Почти четыреста свободных граждан! - и Утка вскинула вверх крыло. Совет зааплодировал. Когда аплодисменты стихли, Утка продолжила:
- Но теперь нам должно быть этого мало. Мы должны двигаться дальше. Нам нужна генеральная линия и основополагающая идея. Какие будут соображения на этот счет?
Все потрясенно молчали, и тогда Утка сказала:
- Предлагаю преобразовать наш Клуб в Движение. Думаю, к этому достаточно оснований.
Снова раздались одобрительные аплодисменты, возгласы «правильно!» и «поддерживаем целиком и полностью!» Утка удовлетворенно кивнула, свернула аплодисменты, и сказала:
- Дело за малым - за что будет бороться наше движение?
Теперь Совет молчал не потрясенно, а вопросительно. Все ждали, что скажет председатель. И Утка сказала:
- Думаю, что ответ на этот вопрос лежит на поверхности: разве свободные граждане могут бороться за что-то кроме свободы?
Раздались крики «ура!», «даешь свободу!», «за свободу граждан в сободном лесу!». Возгласов было так много, что Мышь еле успевала записывать. Наконец восторги стихли и Утка подвела итог:
- Итак, с завтрашнего дня начнется новый этап в жизни нашего движения и, как следствие, новая жизнь у нас с вами. За работу, товарищи!
А работы предстоял непочатый край. Хлопоты по перерегистрации Клуба в Движение Утка возложила на Мышь, а сама занялась составлением программного документа, в котором были бы четко прописаны цели и задачи движения, способы их достижения и методы работы. Ведь одно дело кинуть клич «за свободу!» и совсем другое - объяснить простым гражданам за какую, и для чего она нужна.
Вскоре документ был готов. Основу его составлял Моральный кодекс свободного гражданина. Кодекс включал в себя множество пунктов, подробно описывающих, как должен вести себя настоящий свободный гражданин и зачем это необходимо. Первый пункт гласил: «Всякий зверь, считающий себя гражданином, свободен». Второй пункт дополнял первый: «Если зверь не свободен, значит он не гражданин». Третий вытекал из двух первых: «Зверь должен быть гражданином». Дальнейшие пункты определяли права и обязанности, содержали различного рода предписания и указания. Кодекс учитывал все возможные мелочи и детали, а потому соблюдение его гарантировало гражданину достижение долгожданной свободы, которая описывалась как «высший смысл существования».
Вскоре Движение «За свободу!» приобрело в массах популярность, с мнением Утки стали считаться в политических кругах. А когда на очередных выборах Движение «За свободу!» официально поддержало одного из кандидатов, и он одержал победу просто с бешенным отрывом, то Утка впервые осознала, как далеко все зашло. Теперь следовало делать новый шаг. И Утка его сделала.
На очередном съезде Движения «За свободу!» было принято решение о преобразовании Движения в Партию. Партия Свободных Свобод (ПСС) начала действовать активно: выборы в парламент, работа на местах, подготовка всевозможных акций, выпуск собственной газеты, проведение съездов и агитационной работы.
Как-то раз, сидя в своем кабинете, Утка поняла, что дело сделано: свободных граждан становилось все больше, свободу в полном смысле слова некуда было девать, пора было закругляться. Утка подняла трубку внутреннего телефона, вызвала к себе верную секретаршу Мышь:
- Созови-ка мне президиум на совещание.
- На какое время? - поинтересовалась Мышь.
- Прямо сейчас.
Через полчаса в кабинете собрались все те, кто когда-то стоял у истоков создания сначала Клуба Свободных Граждан, потом Движения «За свободу!» и наконец сегодня представлял собой правящую верхушку ПСС. Утка смотрела на товарищей по борьбе, вспоминала былое. Наконец, когда все расселись и выжидающе замолчали, она начала медленно:
- Я устала. Я ухожу. Сегодня партия представляет собой хорошо отлаженный механизм, направленный на завоевание свободы и жизни под ее знаменем. Думаю, вы без меня справитесь с руководством. А мне пора на покой...
В кабинете повисла гнетущая тишина, и только в приемной тихонько плакала Мышь, слушавшая выступление Утки по селектору. Уход главы означал окончание Мышиной карьеры, ибо все члены президиума имели своих секретарш, что означало: ее услуги больше не потребуются. «Ну и ладно, - подумала Мышь и вытерла слезы, - в конце концов солидную пенсию я себе уже успела заработать. Займусь, наконец, личной жизнью.» В это время из кабинета вышла Утка:
- Ну что ж, прощай. Спасибо за работу, - сказала она.
- До свидания, - пробормотала Мышь и, как ни старалась сдержаться, все-таки всхлипнула.
Утка вышла на улицу, стоял превосходный весенний день. Хорошо! Она медленно побрела домой, размышляя, правильно ли поступила. Все вокруг говорило, что правильно - хватит тащить на себе этот воз, пора отдохнуть, пожить для себя, тем более, что она уже далеко не молода. Да и в своей политической карьере она достигла потолка: на последних выборах ПСС уверенно заняла роль правящей партии, выше некуда! А она взяла и ушла. Потому что хватит.
Впервые за последние несколько лет вечером с ней случился приступ мигрени. А наутро разыгралась подагра. «Да что ж это такое?» - подумала Утка. Переваливаясь, она проковыляла к столу. Достала старый листок бумаги, который хранила как талисман. На листке было два слова КОСОГОР и КСГР - с них все и началось. Утка усмехнулась: как же, она прекрасно помнила, как все было - самый первый девиз клуба «Мы не ноли!», который родился из трех выкинутых «о» из слова «косогор», приснившегося ей во сне. Пора восстановить утраченную справедливость!
Утка подняла телефонную трубку. «Слушаю,» - пискнула трубка Мышиным голоском.
- Немедленно приезжай ко мне, - сказала Утка.
Когда Мышь приехала, Утка уже заканчивала писать «Обращение к народу». Оно начиналось так:
«Братья и сестры! Соотечественники! Сегодня, когда политика указывает нам, как жить и что делать, когда горстка партийных выдвиженцев диктует нам свои правила игры, как никогда встал вопрос: ради чего все? Нам говорят: боритесь за свободу и обретете смысл. Но много ли смысла обрели вы в поисках свободы? Да и видели ли вы ее, эту свободу!? И все эти поиски - не есть ли блуждание по косогору жизни, тогда как есть прямая и ровная дорога, ведущая к счастью...»
Дальше, особо не выбирая выражений, Утка выступала с развенчанием деятельности ПСС и призывала несогласный народ вступать в новую общественную организацию «Оппозиционное Объединение Обманутых» (ООО! - в аббревиатуре должен был в обязательном порядке присутствовать восклицательный знак: чтобы не путали с «обществом ограниченной ответственности», а также чувствовалась вся сила народного гнева и подлинное негодование).
Когда Мышь прочитала «Обращение...», она оторопело посмотрела на Утку и спросила:
- Как же так? Ведь еще вчера...
- То было вчера, милочка, - и Утка широко улыбнулась.
- И все-таки я не понимаю, - Мышь была крайне растеряна, - ведь Партия Свободных Свобод - ваше детище. Вы ее создали, можно сказать, на пустом месте. Она поднялась до таких вершин, а ее идеи понятны многим... И вот теперь вы хотите создать общественную организацию, которая, - тут Мышь понизила голос, - ставит своей целью свержение правящей ПСС. Если я правильно поняла.
Утка удовлетворенно кивнула.
- Но как же так? - повторила Мышь свой вопрос.
- Ах, не все ли равно, дорогая? Не все ли равно, чем заниматься на пенсии!? - и Утка стала звонить в типографию. Необходимо было тысячным - «нет, лучше десятитысячным!» - тиражом распечатать текст «Обращения к народу».
Все должно было начаться с завтрашнего дня.
январь, 2003
Tags: Звериные сказки
Subscribe

  • Операция «Выхухоль»

    … Потом выхухоль решила купить себе мотоцикл.Она представляла, как радостно будет развеваться ее шерстка, когда она будет лапкой давить на…

  • Венгенская шиза

    Мышь сидела в тоске, подперев лапкой остренькую мордочку. Она вдруг вспомнила, что пообещала своей кузине Крысе, что напишет для нее сказку.…

  • Сокращенные слова

    ... И мне говорят: "Главное, напиши честно и объективно, как у нас тут обстоят дела". Тем более, что дела - обстоят. (если принять это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments