Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Память предков

С самого детства Суслик мечтал быть археологом. Романтический ореол профессии, возможность совершить открытие потрясающей научной ценности плюс наследственные способности к раскопкам - все это придавало мечте вполне прагматические черты реальности, которая могла бы состояться. И она состоялась.
Окончив университет, Суслик целиком и полностью отдал себя практике, хотя ему и предлагали довольно теплое местечко на кафедре. Из первой же экспедиции он привез пару алюминиевых ложек позднего периода и «сосуд малый жестяной», как значилось в каталоге. «Сосуд» являлся предметом Сусликовой гордости, ибо вызвал в научных кругах споры о его предназначении. Он представлял собой невысокий широкий металлический цилиндр с цельно-паянным дном и, вероятно, крышкой. Так называемая «крышка» была некогда единым целым с цилиндром, отчего он, видимо, представлял собой герметичную емкость заполненную чем-то. Потом цилиндр, по всей вероятности, вскрыли при помощи специального приспособления, отчего на жести крышки и на самом цилиндре в месте, где он с крышкой соединялся, остались рваные края, которые при возможном совмещении совпадали. Сам Суслик высказал смелое предположение, что находка могла бы принадлежать так называемым «людям», если бы удалось неопровержимо доказать их существование. Утверждать обратное - что этот странный сосуд именно доказывает существование людей, - Суслик не осмелился. Были также предположения о внеземном происхождении сосуда, о случайном и неслучайном совпадении. Последние две версии были особенно занятны. Приверженцы случайного совпадения считали, что кусок породы при сильном нагревании вполне мог превратиться в металл, который при еще более сильном нагревании случайно встретился с другим расплавленным металлом отчего получился необходимый сплав, который, опять-таки случайно, затек в случайную же форму и в результате, после многочисленных деформаций, частичных окислений и прочих химических процессов, получилось то, что получилось. Их оппоненты высмеивали подобную теорию вдоль и поперек, пользуясь постулатом «случайностей не бывает». Но поскольку бывают совпадения, то у них получалась примерно такая же цепочка с той лишь разницей, что все, кажущееся случайным, на самом деле входило в хитроумный поступательный план развития, который придумал и воплотил в жизнь Некто. В этом месте приверженцы неслучайного совпадения сходились (в общих чертах) с теми, кто ратовал за внеземное происхождение находки, ибо в качестве Некто вполне могли выступать инопланетяне, но это еще надо было доказать.
Одним словом, находка Суслика внесла немалое оживление в научные круги, а самому молодому археологу прибавила весу в глазах научной элиты. По этой причине он из «подающих надежды» перешел в разряд «весьма перспективных», что сулило определенные выгоды. Вот и на сей раз Суслику предложили отправиться в очередную экспедицию, теперь уже на правах начальника партии.
Предстояли раскопки огромного холма непонятного происхождения, но явно - рукотворного. Выдвигалась теория, что холм оставлен доисторическим кротом, который, как и все доисторические животные, был гигантских размеров. Доказать правильность данного утверждения или же напротив - несостоятельность, и должна была экспедиция Суслика.
Раскопки начались довольно активно. За короткое время был снят первый слой почвы - теперь необходимо было работать с большой долей осторожности, чтобы не повредить возможные находки. Члены экспедиции ворчали на подобную перестраховку: ну какие находки могут быть в кротовой куче? Тем не менее приказание шефа выполняли - ему виднее.
Суслику и вправду было виднее. Дело в том, что он, в душе, не верил в «кротовую» версию и предполагал, что холм представляет собой куда более ценный исторический объект. Доказательств у него не было, зато было археологическое чутье. И это чутье подсказывало ему, что холм таит в себе гораздо больше загадок, чем можно было бы предположить. Последующие события показали, что Суслик не ошибся.
Как-то ранним утром он спустился в раскоп с небольшой лопаткой и принялся легонько подкапывать землю. Неожиданно лопатка глухо стукнула о что-то твердое, но, судя по звуку, это был явно не камень. «Наверное, корень,» - подумал Суслик, но тут же понял, что никакой это не корень - холм в открытом месте, никаких деревьев поблизости нет. Он осторожно стал раскапывать вокруг, и почти сразу же увидел кусок дерева, странного зеленого цвета. Суслик отбросил лопатку и стал осторожно откапывать находку лапами. Вскоре перед ним предстал плоский, заостренный кусок дерева зеленого цвета, торчащий «стоймя». Суслик копнул чуть в сторону и, - о чудо! - рядом обнаружился еще один, точно такой же, а следом - еще один. Все они были заостренные, плоские, зеленого цвета и плотно прижимались друг к другу. Суслик был поражен: такого он в своей жизни еще не видел!
К раскопу кто-то подошел.
- Доброе утро! - это был Лягушонок, молодой журналист, увязавшийся в экспедицию в надежде на сенсацию.
Суслик посмотрел на него невидящими глазами. Потом перевел взгляд на находку.
- Эй, с вами все в порядке? - и Лягушонок спрыгнул в раскоп.
- Что? - спросил Суслик.
- Все в порядке, я спрашиваю?
Суслик, наконец, очнулся:
- А народ уже встал?
- Встал и давно. Завтракают, - бодро отрапортовал Лягушонок, - А я смотрю - вас нет, решил поискать.
И он небрежно поставил лапу на выступающую зеленую деревяшку.
- Убери лапу, - спокойно сказал Суслик, после чего заорал на Лягушонка, - И быстро зови сюда народ! Бегом!!!
Лягушонок испуганно выпрыгнул из раскопа и помчался в лагерь, ничего не уточняя. Вскоре вся экспедиция собралась у находки. Все смотрели с восторгом то на Суслика, то на непонятные деревянные плахи.
- А почему они зеленые? - спросил кто-то.
- Это нам еще предстоит выяснить, - сказал Суслик, а потом скомандовал, - А теперь за работу! И аккуратно, прошу вас! Предельно аккуратно! Супер-аккуратно!!
Работа закипела. И уже к полудню было отрыто целых восемнадцать плах, вплотную приставленных друг к другу. И это был еще не предел! А кроме того оказалось, что плахи уходят глубоко в землю на непонятную глубину. Через пару дней работы она была определена: около двух метров. Стройные, одинаковой ширины и высоты, плотно подогнанные друг к другу деревянные плахи зеленого цвета и с заостренными верхушками величественно возвышались на месте бывшего холма - решено было совсем из земли их не вынимать. Это было не просто открытие, а сенсация! Всех просто лихорадило от осознания собственной причастности. Лягушонок носился как угорелый, собирая информацию, тут же обрабатывая ее, чтобы к вечеру отправить в редакцию. Меж тем работа не останавливалась ни на минуту, из университета прибыло подкрепление. Тут же работали историки - специалисты по древним временам.
В итоге через два месяца кропотливой работы находка предстала во всей своей величественности. Всего плах было тридцать девять, каждая высотой два метра десять сантиметров да плюс к этому 50 сантиметров подземных, все в превосходном состоянии. Ученые предположили, что это некое охранное сооружение, при помощи которого хотели отделить одно от другого. Под таким именем - «охранное сооружение», - оно и вошло в каталоги.
Но самым главным и сенсационным было не это. На нескольких плахах, параллельно земле, на высоте полутора метров от нее, четко виднелось три непонятных знака белого цвета. Когда они только-только были обнаружены, Суслик хотел было засекретить эту информацию, опять-таки предчувствуя особую важность, но все планы испортил вездесущий Лягушонок. Никого не спрашивая, он перерисовал загадочные знаки в свой блокнотик, и уже вечером они были на столе у редактора газеты. Редактор - собаку съевший на сенсациях старый седой Грач, - сразу понял, что это то, что надо! В результате три знака красовались на первой полосе утренней газеты. Суслик рвал и метал, в гневе он даже обозвал Лягушонка «мелким журналюшкой», но тот лишь самодовольно ухмылялся.
Ближе к осени работу экспедиции свернули, находку вынули из земли и с величайшими предосторожностями перевезли в институт археологии. Суслик был обласкан критикой и начальством, получил премию и почетную грамоту. Теперь он постоянно выступал с докладами по всему миру, высказывая многообещающие предположения о функциональной при надлежности сооружения. Но особые споры в научных кругах вызвала, конечно, не сама находка, а странные знаки на ней начертанные.
И все из-за тех самых загадочных знаков. Ученым удалось установить поразительный факт. Расшифровав надпись (а это была именно надпись из трех отдельных букв!), они пришли к выводу, что на «охранном сооружении» запечатлено одно из трех слов, которые до этого приписывались Зайцу - основателю школы «матерной философии». Факт, как и откуда Заяц узнал о существовании подобного слова, был совершенно необъяснимым.
А сам Заяц был в панике. Во-первых, получалось, что никакой он не словотворец. А это уже ставило под угрозу само существование школы. Во-вторых, новые слова все никак не рождались, а народ требовал продолжения. Тогда Заяц и решил сходить к Суслику.
Суслик Зайца принял довольно радушно, когда-то, еще в пору ученичества, они оба были членами университетской футбольной команды. Потом спорт отошел на второй план, да и научные интересы разошлись по разным сферам. Суслик слышал о том, что Заяц основал свою философскую школу, и прекрасно понимал, что после его находки Зайцева школа занимает уже не столь крепкие и неколебимые позиции. Да что там! Позиции эти совсем пошатнулись. Потому Суслик предполагал, о чем может зайти разговор.
Сначала поговорили о том, о сем: «как жена, дети? говорят, твой последний доклад вызвал всплеск положительных эмоций...» И тому подобное необходимое расшаркивание. Наконец, Заяц сказал:
- Вообще-то, я к тебе по делу.
- Я понял, - кивнул головой Суслик.
Заяц помолчал, потом, кашлянув, уточнил:
- По поводу слова на «охранном сооружении».
Суслик молчал выжидающе. И тогда Заяц спросил:
- У тебя нет никаких соображений, откуда оно там взялось?
- Но ты ведь, кажется, знаком с моим последним докладом, - начал было Суслик. Заяц перебил его:
- Я спрашиваю о твоих ЛИЧНЫХ соображениях на этот счет, а не о том, о чем ты доложил общественности - и он выразительно посмотрел на Суслика.
- Не понимаю о чем ты, - сказал Суслик, а про себя подумал, - «Так, так...»
- Ну хорошо, - Заяц решил подойти к столь щекотливому делу с другой стороны, - а можно мне взглянуть на находку? В частном, так сказать, порядке.
Суслик, поразмыслив, согласился. Он провел Зайца в хранилище, и тот своими глазами увидел и сооружение и слово.
- Да, величественная штука! - Заяц прицокнул языком, - и что, только эти знаки, других нет? Вы тщательно находку обследовали?
- Тщательно, - кивнул головой Суслик, - Больше ничего, разве что древоточцев следы и все.
Заяц разочарованно вздохнул. Попытка закончилась неудачей - новых слов обнаружить не удалось. Он попрощался с Сусликом.
А на следующий день Заяц получил еще один удар. В утренней газете было опубликовано интервью с Бурундучком - главой Авторитетной комиссии по отбору мудростей. Бурундучок сообщал, что в запасниках издательства, где он начинал работать простым редактором, обнаружено неизвестное ранее издание Ддалля, где имелись в наличии все слова, на которых Заяц основал свою школу. По этой причине Заяц объявлялся шарлатаном и плагиатором. Под интервью стояла подпись Лягушонка.
Заяц был раздавлен и унижен. Теперь ему оставалось только повеситься, ибо пережить подобный позор он не мог.
Если не самого Зайца, то хотя бы его репутацию, спас Суслик. Как истинному ученому, ему было свойственно бескорыстное благородство, когда историческая правда важнее досужих споров. Уже на следующий день он выступил в средствах массовой информации в поддержку Зайца, опубликовав собственные соображения по данному вопросу - те самые, на которые Заяц и намекал. Его выступление начиналось так:
«Главный вопрос современности, волнующий не только ученых, но любого, кто в состоянии размышлять и делать предположения и выводы, это, без всякого сомнения, вопрос о людях. Были люди на самом деле или это всего лишь сказки, которыми потчуют не желающих засыпать младенцев заботливые мамаши? Если люди были, то куда подевались? Если их не было, то на какой почве возник миф о них? Вопросы подобного рода могут возникать в бессчетном количестве вариантов. Вот и на сей раз, именно они появились первыми, когда летняя археологическая экспедиция, которую мне выпала честь возглавлять, обнаружила «охранное сооружение»...
Далее Суслик слегка коснулся основных моментов, связанных с раскопками, а также в очередной раз подробно описал само «сооружение». После чего им буквально было сказано следующее:
«В последнее время мне доводилось слышать разные мнения о ценности найденного нами исторического объекта. Впрочем, все так или иначе сходятся на том, что ценность эта огромна. Разница лишь в расстановке приоритетов: одни отдают первенство самому сооружению, другие - тому слову, что на нем начертано. Однако эти последние используют слово в качестве аргумента для развенчания философской школы «Матерной философии». Не вдаваясь в подробности сути данного филососфского учения, равно как и не пытаясь оспорить мнение уважаемых коллег, возьму на себя смелость заявить, что так называемое «слово» по сути своей словом не является.»
После чего Суслик приводил собственные соображения по расшифровке непонятных знаков. Как ему удалось выяснить, подобные знаки часто встречались в древней математике и использовались для обозначения «неизвестного». Знаки назывались соответственно «икс» и «игрек», что при прочтении никак не укладывалось в предложенное Зайцем звучание. Что касается третьего значка, то он расшифровке не поддавался. «Но это только лишний раз доказывает, - писал Суслик, - как мало мы еще знаем о древнем мире. И как много нам предстоит узнать».
Статья вызвала резонанс. Заяц слегка воспрял духом, и даже приходил к Суслику с благодарностью. Суслик в свою очередь посоветовал Зайцу все-таки разобраться с Ддаллем. Ведь эту-то часть обвинений заявление Суслика не снимало.
- А что Ддалль, - и Заяц горестно махнул лапой, - это все Бурундучок - карьерист. Нанял Лягушонка, чтобы тот ему нашел какую-нибудь сенсацию в секретных фондах. А тот и рад стараться. Видишь какую «бомбу» откопал! Да если бы меня пустили в эти фонды, я бы, может, тоже...
- Но все-таки, - перебил его Суслик, - откуда-то ведь взялись эти слова у тебя, правда?
- Ты что же, мне не веришь? - обиделся Заяц.
- Верю или не верю - это здесь не причем, - заметил Суслик, - доказательство нужно. Что ты их сам придумал. Или не придумал...
Тут Суслик помолчал и закончил важно:
- Или это в тебе память предков заговорила. А если это так, значит...
Он не договорил. И многозначительно посмотрел на Зайца. Тот понял, что хотел сказать Суслик.
Перед Зайцем открывались новые горизонты.
ноябрь, 2002 г.
Tags: Звериные сказки
Subscribe

  • Прощеное воскресенье

    В разное время своей разнообразной жизни я придумывала себе некие повторяющиеся занятия.Не хотелось бы их называть проектами, потому что с некоторых…

  • Искушение

    Уже который день я борюсь со странным искушением (глянула на календарь - оказалось, что без малого месяц уже борюсь:)).Мысленно начинаю свою…

  • Будьте готовы!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments