Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Легкое перо, летящее над землей

Я хочу рассказать вам историю.Она началась – так уж вышло по странному стечению обстоятельств, - ровно шесть лет назад: 15 июня 2009 года. А вот предыстория случилась неделей раньше – в тот день шесть лет назад в Иркутском тюзе давала концерт Вероника Долина. Тогда я была журналистом и для «Областной газеты» делала текст с ней. Все было странно и много чего поразительного тогда произошло: на уровне полутонов и совпадений. Кончилось тем, что в машине, что нас всех везла в гостиницу, я спросила: а можно я вам книжку свою пришлю? – Конечно, присылай, - сказала Вероника. – Возьми у Володи адрес.
Адрес я не взяла, книжку не отправила. Так бывает. Потом был текст на газетной бумаги, и тот самый Володя – с которым я делала интервью еще годом раньше… А ведь именно он тогда, еще в 2008-м спросил меня: а где тебя почитать?
Почитать меня можно было только в газетах и журналах. На что Володя заметил: век информационных технологий – ты должна быть в интернете!
Я пришла домой – и завела себе жж. Исключительно для того, чтобы положить туда свою нетленную журналистику (ну и чтобы Демчиков прочитал).
Как все завязывается, однако… Дальше будет только больше!
Володя же и пригласил меня на от концерт – потому что он Веронику и привозил. А меня – по старой, к тому времени, уже памяти.
Он же и организовал, чтобы я Веронику провожала в гостиницу.
Ну, все это неважно. Все это многословие мое…
Книжку, короче говоря, свои «радуги» я не отправила. Хотя обещала.
Потом…
Нет. Надо писать так: потоооооом... Интервью было опубликовано, и я его тут же положила в жж. А интернетный текст может попасть на глаза любому человеку в мире – что неудивительно: всемирная паутина она и есть.
Взаимные комментарии – так в мою жизнь пришел Иерусалим. Туда я и отправила в итоге свою зеленую книжку – в подарок на день рождения, который оказался (вот тоже деталька!) на следующий день после моего. Ну или в один день со мной – если угодно. Все уже знают про то, что я праздную день рождения раз в четыре года? А все остальное время – 1 марта мой день.
Путаюсь ли я… Нет. У меня в голове как раз все стройно, хотя и нелинейно. Немного по моему любимому Лобачевскому, которого я тоже куда только не сунула с его параллельными прямыми, пересекающимися в бесконечности.
Потому что это правда, понимаете? Они в самом деле пересекаются.
В общем, моя книга попала в Иерусалим. А вслед за ней туда попала и я.
Потом было еще одно «потооооом»: осенью 2013 Вероника выступала в Доме Гринберга в Иерусалиме. Я позвонила и сказала: пожалуйста! Возьми мою зеленую книжку и подари ей!! Я ей обещала и не выслала, а ты же пойдешь на концерт – возьми и подари.
Взамен той зеленой мы получили книжку, на которой было написано «Ваша, чья же еще…»
Сегодня я собиралась на концерт и думала: что же мне подарить. Я не против цветов, я очень даже за. Но мне хотелось вещь.
Самая вещая вещь – это книга. У меня была. Изданная в Иерусалиме. Данная мне. Под названием «Я хочу увидеть музыку». В мягкой коричневой обложке. Она у меня была единственная и моя, но это не имело значения.
 - Я хотела бы рассказать вам, очень коротко, историю…
 - Валяйте.
 - В 2009-м году у вас был концерт в Иркутске, а потом мы вместе ехали в машине и немного беседовали, и я пообещала вам выслать в подарок свою книжку.
 - Ну-ка, дальше…
 - И не выслала. Потом вы осенью 2013 были на гастролях в Израиле, в Доме Гринберга к вам подошла девушка и подарила мою книжку…
 - Что-то начинаю припоминать! Действительно, было такое!
 - А вы ей в ответ подарили свою, с надписью «Ваша, а чья же еще». И вот сейчас в Иркутске я хотела бы подарить вам книжку той девушки, изданную в Иерусалиме.
(Взяла, и смотрела, и улыбалась, и сказала спасибо…)
Потом был еще диалог, дальше. Но уже только мой. Я не жадная – просто всему свой срок. Вот сегодня пришел срок рассказу про то, как я попала в Израиль – потому что именно сегодня композиция закольцевалась.
Увидимся, сказала Вероника на прощание.
Я верю, что увидимся.
Сегодня на концерте я вдруг услышала, что многие песни у нее начинаются с одного слова – когда. Это очень хорошее слово, отличное и замечательное. Это слово – действие. Не надо мыслить абстрактными категориями – скажи просто и строго: когда? А потом сразу начинай действовать. Потому что жизнь проходит очень быстро. Еще шесть лет назад я была журналистом, писала тексты на заказ и ни о каких путешествиях даже не задумывалась. Потом случилось то, что случилось: Иерусалим, Прага, книги, еще книги и еще. Люди. ЛЮДИ. Встречи и расставания, аэропорты… Один мой сын окончил школу, другой – пошел в первый класс, еще один – перерос всех, и в том числе – по уму… Я стала на шесть лет старше. Увидела мир и МИР. И сделала так, чтобы мир увидели мои сыновья. Оглядываясь назад, я понимаю…
… ничего я не понимаю!
И даже больше того: отказываюсь понимать.
Я верю в неслучайность чуда.
В то, что везет тому, кто везет.
Что случайности вообще не случайны.  Это не надо понимать! В этом надо просто жить и плыть. Плыть, ощущая невообразимость счастья. Разве его можно вообразить вообще? Только через образ, через какие-то лишние слова. Выспренние или грубые. Ни одно слово не может описать чувство.
Ни одно чувство не может описать веру.
Ты просто веришь и все.
Веришь и улыбаешься: от круговорота книг и песен, от кольца слов, которые – а что же делать, если только они даны мне в рабочий инструмент, - фиксируют историю в пространстве жизни. И вот прямо сейчас я уже сомневаюсь: а стоит ли фиксировать? Может быть, пусть бы летела – свободная. Легкая, как форестгамповское перо…
Но.
Если бы тогда, шесть лет назад я, сходив на концерт, взяла бы и не зафиксировала…
Когда… - начинается Вероникина песня. И я киваю головой. Я пока не знаю ответа. Но он придет ко мне сам, как та самая неизбежная случайность, что делает нас старше на шесть лет и счастливее на всю жизнь.
Наверное, где-то так.
Потом я возвращалась домой по мосту, смотрела на небо и видела, что Он мне улыбался. Я думаю, Он тоже любит, когда сюжеты кольцуются: композиция должна закругляться, все неслучайности выстраиваться в цепочку. И тогда – хорошо.
Потом, на мосту, мне позвонила Маша и сказала просто: возьми меня в Израиль, а? Маша – режиссер. И я сказала: ты должна снять кино! У меня есть для тебя отличная история! Надо просто не бояться и – я не знаю, чего там просят обычно кинематографисты: длинного метра, золотых кадров?
А мы просим легкого пера. Потому что некоторые истории надо рассказывать только легкими перьями. Чтобы даже зафиксированные в пространстве, они продолжали лететь через весь мир.
Лететь=жить.
Дом-то летает, понимаете???
Tags: Посевы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments