Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

*** (2)

***
Надо проснуться, чтобы встретить солнце. Проснуться хотя бы за пять минут до.
Проснуться – читай: приложить усилие, сделать некое действие, через объяснение своей совиной сущности жаворонковой важности.
Проснуться – чувствуй: как очнуться, из одного состояния в другое.
Каков все-таки Мураками! И во время, и ко времени, и ко двору… Это приятный кроссворд, что замешан на оруэлловской метафоре: от названия до игр с превращениями Большого Брата в Little people.
Я взялась перечитывать его «1Q84» незадолго до отлета, закачав в телефон две финальных книги. А первую читала в бумажном варианте. Именно из нее у меня была вырвана страница, которую я пару лет носила в своей сумке, потому что это была страница про меня. И помогала мне пережить. И как переживать, и как пережевывать тоже – не без этой коровьей привычки во мне устаканиваются какие-то дисбалансы. Когда раз за разом пережевываешь в себе ситуацию, чтобы, наконец, выплюнуть, и не возвращаться.
Мне вообще много и часто именно слова помогали в непростых ситуациях. Например, очень сильно – Кастанеда. Его теория безупречности воина – это инструкция по выживанию в критических ситуациях.
Уже четверть века (не преувеличение) со мной слова, которые я говорю в самой себе ежедневно. Бывает, что по автоматической привычке, но чаще все же из души. Потому что у меня все-таки дети. Как говорил Новосельцев: мальчик и мальчик… И еще мальчик. Так что не из души тут нельзя.
Мураками был вытянут с полки за неделю до отъезда и прочитан совершенно как новый. Есть у меня такое счастливо-несчастное свойство памяти. Даже самую потрясающую книгу, которая произвела на меня впечатление из разряда неизгладимых, я через время забуду. А спустя еще немного времени – можно будет читать как новую. В лучшем случае, от книги останется абрис сюжета или же, наоборот, яркая деталь, блестка на платье, которая меня ослепила мгновенным солнечным зайцем…
***
Солнечных зайцев на Мертвом море было полно – прыгали по воде и по песку. Во мне тоже было полно зайцев: в прищуренных глазах, сквозь неплотно соприкоснувшиеся ресницы можно было ловить радуги.
Радуги тут время от времени сопровождают меня. Конечно, с большой долей вероятности, я вижу чужие радуги, которые перекидываются через небо чужими заветами для иных людей. Но раз Я их ВИЖУ…
***
Когда сидишь не в воде, а на ней – как на диване, - мысли такие же, диванные. Ничего не решается, не придумывается, не рождается. И в то же время внутри идет колоссальная генеральная уборка: персональный диск сам собой дефрагментируется, прозрачные поверхности полируются изнутри – для незамутненной чистоты взгляда (привет, Little people!) И когда ты с этого дивана встаешь и проматываешь пленку в ускоренном режиме вперед, вдруг оказывается, что Мураками расставил очередные вешки: и есть куда и как идти по этому болоту.
Жизнь ведь не всегда похожа на автобан. Бывает и пыльной гравийкой. А уж как развозит ее от частых дождей… И неизвестно в какое измерение она тебя заведет.
В какой сад расходящихся тропок.
Эта идея у Мураками возведена вот в такой причудливый квадрат: путешествие между мирами имеет четкий механизм запуска. Эта идея у меня самой который раз запускает механизм думания над этим потрясающим садом, где все происходит единовременно и одномоментно. А в этом случае все случайности предопределены строгой увязанностью в единый сюжет.
И вот что поразительно: при таком подходе отсутствуют причинно-следственные связи! Ведь все случается параллельно и одновременно. А еще – неизбежно и само собой.
Когда ты попадаешь в поток, многое начинает происходить само собой. Просто надо расслабиться и не мешать. Это еще одно открытие из серии очевидных, которое приобретает ценность лишь в персональном варианте. Что толку в прочтении тысячи книг о любви, если на тебя никто никогда не смотрел ТАК…
Маленький опыт, но – мой. Он похож на послезимнюю пустыню. Наверное, стоило бы сказать – на весеннюю. Но весна здесь лишь в календаре, по факту она являет собой совершеннейшее лето: пусть пока не бесповоротно жаркое, но такое же бархатно пыльное.
Это самый лучший подарок, который можно было устроить самой себе: уехать из снегов – в тепло, в соленую воду, которая…
… Это сколько же надо было наплакать, чтобы налилось целое море!?
***
Я там, бывает, плачу. Потому что эмоции мои не удерживаются во мне…
Мы же так привыкли. Нам же так положено. Быть сильными. Быть строгими и ответственными. Держать себя в руках. Работать, засучив рукава. Не расслабляться. Держать марку и придерживаться политеса. Играть роль. Прижимая к лицу маску. Отсюда – от маски у лица! – произошло слово лицемерие. Примерил, да так и оставил. А потом и не отодрать. Да и зачем, когда все вокруг привыкли не меньше тебя самого.
Это я про себя.
Но потом – едешь в пустыню. Стоишь под жарким ветром и шумным солнцем, позволяешь тысячелетней соли проникать в тело – и с тебя сваливаются эти маски, как коросты, сами собой. После чего, для закрепления эффекта, едешь в Старый Город и оставляешь на его камнях свои следы, часть из которых – не с Д, а с – З.
Потому Мертвому морю не суждено пересохнуть.
Пока есть мы. Те, кто плачет от силы и полноты чувств на этой земле.
Tags: Восемь, Номер 32
Subscribe

  • Лето

    Я так люблю лето, летят самолеты... Какое все же это фантастически-прекрасное время года в моей персональной вселенной. И надо же такому случиться,…

  • Звук света

    Памяти художника Александра Самарина (текст написан весной 2009 года по заказу галереи Палитра и лично Лины Ермонтович) Солнце, оно обычно -…

  • Выгрузка содержимого (в двух частях). Продолжение следует

    Так вот про чудеса и забавности. Для начала я хотела написать (а заодно, возможно, попросить у почтеннейшей публики возможного содействия - потому…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments