Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Забракованный текст

В принципе, я люблю выпендриваться и даже не особо скрываю это. Выпендриваюсь, бывает, даже там, где не надо бы. И даже зная и понимая - все равно. Не останавливает.
Но.
Иногда бывает выпендреж без выпендрежа.
Рассказывая методично из номера в номер о сибирских художниках, как определить "кто более матери-истории ценен"? Хотя, конечно, есть такие, что цепляют взгляд. Идешь, взглядом скользишь - хоп, - и на полшага на каблуке крутнешься, и уже более пристально.
Тарасик, на мой персональный вкус, такой художник.
И вот я все думала, подступалась к нему, потому что зацепившее хочется так описать, чтобы и других зацепило. Или хотя бы показать, что тебя зацепило.
Но с точки зрения бытовой: получается выпендреж, да.
Хотя по мне - просто признание художнику в том, что его картины не проходные.
И поскольку текст в работу уже не пойдет, кладу его тут.

Николай Тарасик: разговор в рифму

Иногда в истории случаются такие художники, которые дают импульс. Запускают некую творческую программу. Не прерывают связующую нить между небом и землей (читай: между Творцом и человеком), а наоборот – укрепляют ее, делают прочнее каната, хотя она и паутинной прозрачности, и как правило, живет на самом кончике кисти.

Берет художник кисть в руки, обмакивает в краску, а дальше…

Не всем дана такая способность.

Тарасику – дана.

Николай Тарасик родился в Белоруссии, где и выучился «на художника», а потом связал свою жизнь с Усть-Илимском, потому можно считать его совершеннейшим сибиряком. Несмотря на то, что с некоторых пор Тарасик перебрался в Москву.

Перебрался, а свои золотые работы – оставил. В Сибири они живут в Усть-Илимской картинной галерее, у коллекционеров, а самое большое собрание – в галерее ДИАС. Приходи, смотри, напитывайся золотом (в значении - драгоценностью жизни и солнечным светом) и – твори.

Тарасик – он для творцов. Ловит солнечные лучи и краски, а ты смотришь и…

Как у него получается – не знаю. А остановиться – не могу…

Ладно. Все ладно и ничего. Хочется писать так, будто пьешь вино. Будто рифмы сами собой становятся чьей-то судьбой. Будто, перебегая со строки на строку, кисть бежит по листу и холсту и оставляет след золотой. Послушай, поговори со мной…

Спой мне кистью песню про два белых крыла. Дай мне радость, чтобы дальше жила. И чтобы золотистый прозрачный свет мне что-нибудь рассказал о самой себе…

Послушай, ведь так просто не быть героем книг, демонстраций, агитационных холстов. Ведь так просто не маршировать строем и не предавать большую любовь. Такую, что на золотом покрывале раскинет руки и станет птицей. Послушай, кому-то там чужому я поверю едва ли. А тебе легко – и воздам сторицей. Живешь в столице. Падаешь в слякоть среди высоток и перегородок. Не надо. Попробуй больше не плакать, выбирая трудную, но свободу.

Поверь, когда-нибудь станет пеплом, все, что пытается лик пророчеств нацепить и с легким попутным ветром перелететь в страну одиночеств. Веришь – не веришь, а эти полеты, отчаянной ночью мне гулко снятся. Такая у кисти твоей работа – переносить через пространство. Переводить через майданы, через просторы и километры. Послушай, ты знаешь среди неправых тоже бывают попутные ветры. Они подхватят, они отправят слова, что текут ручьями и словно твоя распоясавшаяся память превращает слова в каменоломни. И пьяным ветром дурным и терпким уносит мысли, уносит смыслы мои отчаянные приветы. А в небе – радуга коромыслом.

И дальше – лики над облаками кружат и смотрят так отстраненно. Твои картины – дышат стихами.

И каждый стих – он словно паломник. Идет через время в страну завета, где прародитель откушал яблок. Раскрашена золотом тьма рассветов. Дойду ли? Но попытаюсь хотя бы.

Tags: Пахота, Посевы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ...дай умереть мне тогда за другого...

    Я говорила когда-то Богу: я не хочу умереть на пожаре, я не хочу умереть в катастрофе, или пойти на дно. Если тебе там совсем одиноко, если тебе там…

  • Усмешка Господа

    Планы на старость: - запротоколировать и оцифровать наконец весь семейный архив строго по персоналиям и по хронологии. На эту работу классически не…

  • Красота мир спасет

    Собственно, по этой почти апокрифической фразе и принято судить о Достоевском. Ну или не всем Достоевском, а хотя бы конкретно об Идиоте. Дослушала…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments