Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Импоссибилизм Дианы Салацкой.

Возможно, когда-нибудь Диана Салацкая откроет собственную галерею. В конце концов, ничего невозможного здесь нет. А если вспомнить, что все самые замечательные музеи - и наш Иркутский художественный не исключение, - выросли из частных коллекций...

Просто они живые.

Свою первую картину Диана Салацкая привезла из Венеции. Это была простенькая акварелька, классический образчик уличного искусства - "по 35 копеек за пучок", как со смехом говорит Диана Анатольевна. Этакий итальянский сувенир на память. И не более того. Уже позже, в Иркутске, в доме у приятелей вдруг неожиданно для себя она увидела Картину. Именно так - с большой буквы, что в свою очередь означает: поразило в самое сердце.

- Иногда бывает: ходишь мимо и не замечаешь, пока вдруг - раз! И уже думаешь: как же ты не замечал этого раньше?! Так случилось и с нами: какой-то момент озарения, который и подтолкнул нас к покупке картин.

Это была картина Анатолия Погребного, с которым Диана Анатольевна вскоре познакомилась.

С тех пор прошло более десяти лет и количество картин в частной коллекции Дианы Салацкой перевалило за полторы сотни. И все без исключения картины "куплены сердцем". Они обязательно - "к душе".

- Не могу назвать себя специалистом, хотя я специально брала несколько уроков у замечательного искусствоведа Ирины Витальевны. Она преподала мне несколько емких и грамотных уроков, которые мне, безусловно, помогают определить художественную ценность. Тем не менее я продолжаю покупать лишь то, что мне по-настоящему нравится.

Это отличает Диану Салацкую от современных галеристов, которые превосходно разбираясь в самых модных тенденциях, могут легко определить коммерческую выгоду от приобретения той или иной картины. Впрочем, Салацкая никогда перед собой таких "галеристских" задач не ставила. Хотя очень хотела бы осуществить задачи "галерейные".

- Конечно, приятно осознавать, что картины, как хорошее вино - с годами только хорошеют. Более того, к картине можно подходить с коммерческой точки зрения. Почему нет? Это тоже бизнес. И я бы, возможно, с удовольствием зарабатывала на них деньги, но это у меня никогда не получится. Потому что я слишком близко подпускаю их к сердцу. А в бизнесе этого делать категорически нельзя. Если мне вещь нравится, я ее не продам ни за какие деньги. А это уже не бизнес. Зато, что бы я могла - это развесить их по стенам, и пусть люди приходят и смотрят.

Что, собственно, и проделано. Любой желающий может прийти в салон "Мир мебели" и посмотреть картины известных иркутских (и не только!) художников, которые удачно вписаны в мебельные интерьеры. Более того, некоторые из картин можно даже купить.

- Да, часть своей коллекции я продаю. Нельзя объять необъятное. В конце концов даже стены, где мы можем выставить нашу коллекцию, конечны. И если человек очень хочет купить картину, я ему ее продам. Хотя нельзя сказать, что это бизнес. Мне, например, очень приятно, когда люди потом звонят и говорят: повесили картину вот сюда - здесь здорово, а сюда - получилось хуже. То есть мои картины и у чужих людей продолжают ЖИТЬ. Потому что они и вправду - живые.

Потом Диана Анатольевна со смехом говорит о том, что, конечно, у каждого свои "тараканы". Что у нее - вот такие. Но это, согласитесь, не самые худшие "тараканы". Еще она говорит о том, что всякое коллекционирование - это страсть. И в чем-то - болезнь. Такая очень позитивная болезнь, которой хочется "заразить" всех окружающих. И у нее это даже получается. И тогда она просто счастлива. Просто от осознания того, что вот еще один человек ощутил в полной мере то, что ей открылось неожиданно десять лет назад.

- Картина несет такой мощный заряд. В ней все живо - ведь это руки мастера, запах настоящей краски, душа художника, которую он вкладывает в свое произведение. Потому эффект, который производит настоящая картина на зрителя, ни с чем не сравнится. Ни один самый великолепный постер, идеально вписывающийся в интерьер, живую картину никогда не заменит. И потом - настоящая вещь всегда поражает. Мы были в Лувре, стояли перед "Джокондой". Казалось бы - ну, чего там такого? И тем не менее я просто кожей чувствовала, как на меня изливаются потоки величия.

- А ваш муж разделяет ваше увлечение?

- Сейчас уже да. По-началу он относился довольно острожно: "тебе нравится, хорошо, давай купим". Но постепенно и он вошел во вкус. У него есть свои любимые картины, у меня свои. Где-то мы пересекаемся во вкусах и пристрастиях, в чем-то - расходимся. Но он уже, как и я, не может без этого.

А их сын учится в Польше, на факультете культуроведения.

- Яблочко от вишенки недалеко падает, - с улыбкой говорит Диана Анатольевна.

Швейная машинка и прочие лица.

- Если бы у вас была возможность купить картины художников старой школы...

- Это, без сомнения, Васнецов, Айвазовский и Врубель. Мощь Врубеля даже через постеры чувствуется! Еще в школе я вырезала репродукции его картин из журналов, складывала в папочку... А так, как Айвазовский, суметь показать безумную силу водной стихии?!..

Хотя в современном искусстве Диане Салацкой ближе абстрактные, "сказочные" картины, где обязательно есть подтекст, скрытый смысл, который еще надо суметь угадать. Заниматься его поисками - увлекательное занятие. А кто ищет - тот всегда найдет. Более того, если картина написана подлинным художником, таких смысловых уровней может быть не один и не два, а значит процесс узнавания одной и той же картины может быть практически бесконечным.

По этой причине с многими из картин Диана Анатольевна никогда не расстанется.

- Есть картины, которые вы никогда не продадите?

- Конечно. Например, самая первая. Ее написал для нас Анатолий Погребной. Кстати, его картины составляют основу нашей коллекции, чем мы очень гордимся, потому что это говорит о нашем хорошем вкусе...

Вообще-то Анатолий Погребной не пишет на заказ, но тут он пошел навстречу. Потому что заказ был весьма необычный. Диана Салацкая попросила художника написать... "его мысли и образы, которые приходят к нему в голову от общения с нами". Погребной согласился. В результате на свет появилась картина совершенно оригинальная, в которой образ вполне прагматичной швейной машинки изящно дополнен изысканностью черно-белых клавиш, и несколько восточных статуэток кажутся живыми и в тоже время невесомыми.

Впоследствии именно Анатолий Погребной открыл для Дианы Салацкой двери в мир художников, составив обоюдную протекцию "художник-покупатель".

Так в коллекции появились работы братчанина Аркадия Урбановского.

- Представьте себе: он пишет кончиками пальцев! Такая тончайшая работа, как это у него получается - просто непонятно! А какая у него сатира!.. Вот смотрите, - Диана Анатольевна указывает на картину Урбановского, которая висит прямо напротив ее рабочего стола, - эта дамочка без глаз. Знаете почему? Потому что глаза ей и не нужны, она умеет видеть сердцем. И при этом она играет... людьми. Аркадий мне принес эту картину: "ничего не напоминает?" А я уже чувствую подвох: "что ты хочешь сказать?" - "Да нет, ничего особенного, просто знаю я тут одну дамочку..."

Или - "безумной красоты картина Николая Тарасика "Адам и Ева", на которой мужчина выходит, а женщина заходит... на страницы Библии. Никогда не расстанусь с ней." Равно как и с очень теплой картиной Погребного, которая с некоторых пор занимает полстены в детской комнате:

- Когда сын был маленький, он боялся засыпать без света. И тогда я к нему повесила эту картину. Там огромная корзина яиц, - Погребной очень любит яйца, они - символ вечности, - над которой склонилась мамочка. Столько материнской нежности в этой картине... Сын считал яйца в корзине и засыпал.

Кстати, именно сын Алексей познакомил Диану Анатольевну со Степаном Шоболовым - молодым усть-илимским художником.

- Степа учится в политехе. Он очень целеустремленный молодой человек, со стержнем и хорошей творческой жилкой. Если у него "крышу" по молодости не сорвет, то он далеко сможет пойти. У меня есть его работы. И я всем советую: покупайте Шоболова, пока это копейки стоит - пока он еще ненавыставлялся.

Улан-удэнский художник Сергей Пластинин - это совсем другая история. Музыкант, который всю свою жизнь отработал в театре, и при этом ждал, когда же, наконец, сможет выйти на пенсию, чтобы целиком и полностью отдаться страсти живописца.

- Он в душе чувствует себя этаким детищем Сальвадора Дали. При этом его страшно сложно уговорить продать картину - он к ним относится как к своим детям. У нас есть его потрясающие акварели.

А пластининский "Глаз" Диана Салацкая разместила на своих визитках.

Над столом в рабочем кабинете у нее висит картина Тихона Муравьева "Хозяйка ушла"

- Вот с этим псом я ни за что не расстанусь. Он меня провожает, когда я ухожу и встречает, когда возвращаюсь. И хотя у меня есть собаки в доме, которые радость от моего появления выражают более живо... Вот этот пес, он на самом деле грустит, когда я ухожу. Это же видно.

Смотреть и видеть.

Видеть картину - это вообще потрясающее чутье. Оно не столько помогает отличать зерна от плевел, сколько дает умение наслаждаться, иногда понимая почему, иногда - не понимая совершенно. Тогда и появляется тот восторг от соприкосновения с искусством в чистом виде.

- Любую картину можно в интерьере разместить?

- Я думаю нет. Смотря какой интерьер. Есть такие картины, которые я дома никогда не повешу. У того же Погребного была достаточно тяжелая серия разрушенных домиков. Разрушение - это тоже искусство, но дома я бы не рискнула. Это, скорее, кабинетный вариант.

- А есть универсальные картины?

- Конечно. Женя Турунов, например. Совершенно интерьерные вещи. Куда ни повесь, везде будут выглядеть прекрасно.

- Картина в принципе везде может висеть?

- Нет. Например, не стоит размещать картину на слишком освещенных участках стены. Или в интимной зоне - в спальне далеко не любую картину повесишь. Но если вам картина по сердцу, вы всегда найдете для нее кусочек стены.

- Вам удается?

- Сейчас уже с большим трудом. Хотя мы, конечно, стараемся новую картину привозить домой. Какое-то время она живет с нами, а потом мы уже решаем, как с ней поступить. Есть картины, которые я стараюсь перевешивать...

И Диана Анатольевна не без удовольствия рассказывает историю про удода. Эта картина Анатолия Погребного называется вполне претенциозно "Импоссибилизм". И судя по всему, изображенный на ней удод этой претенциозности вовсю пытается соответствовать.

- Он живой. Я в этом давно уже не сомневаюсь. Он ведь издевается надо мной! Если я прихожу домой в плохом настроении, он с таким выражением смотрит на меня с прищуром: "ну че? опять все не так?.." Прихожу в хорошем настроении: "ну че? неужто настроение хорошее?.." Порой мне это надоедает и я говорю ему: "Все! Надоел ты мне! Будешь тут еще!.. Это мой дом и я тут живу". Возьму и в магазин его увезу. Потом через некоторое время начинаю по нему скучать и привожу обратно...

Что такое импоссибилизм? В вольной интерпретации с английского - это невозможность. Свою собственную "невозможность" - в том числе и поступать иначе, - Диана Салацкая объясняет так:

- Я знаю, я - ненормальная женщина. Нормальная женщина покупает себе платья, шубы, бриллианты. Я тоже все это люблю. Но покупать предпочитаю картины.

Журнал "В хорошем вкусе", лето 2007 г.

Tags: Пахота
Subscribe

  • Инфантилы и гаджеты

    Ник Хорнби. "Мой мальчик". Когда тебя окружают одни мальчики, поневоле с пристрастием посмотришь на книгу с таким названием. Тем более,…

  • "Нива": год сделал круг!

    Вот, собственно, и все. Ровно год назад, 9 ноября 2010 г. я начала ежедневную публикацию «Нивы», которая, как известно из классики, волнуется – если…

  • Велимир Хлебников

    Виктор Владимирович Хлебников, он же Велимир, ведущий теоретик футуризма, родился 9 ноября 1885 года. Вот его слова: "... чары слова, даже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments