Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Category:

Пражские медальоны

Я иду на Белеградскую улицу, и по пути сначала попадается магазинчик «Лего», где покупаю набор из новой «хоббитской» серии.Следом  - музей туалета. В витрине выставлены унитазы и ночные горшки. Забавно. Я захожу внутрь, но понимаю, что мне жаль 200 крон на то, чтобы ознакомиться с экспозицией. Тем более, что найдется способ потратить их лучше – антикварная лавочка. Я перебираю колечки, подвески, монеты, пуговицы, прочий старый хлам. Хочу купить значок чешских скаутов – скаутскую лилию с прямым узлом невозможно не узнать. Потом откладываю значок в сторону, потому что обнаруживаю два, пожалуй, бронзовых медальона. Крупные, прямоугольные (именно!), покрытые патиной и старостью. Раскрываю – прижимная рамочка для фотографий на месте. По крышке угадывается растительный орнамент – только отчистить, отполировать, привести в порядок. Я не знаю, зачем мне эти медальоны. И в то же время знаю.
Я хочу превратить их в очередные необычные книжки.
Книги – не только как смысл, но и как предмет, - я люблю преданно. Отсюда моя страсть к их деланию. Отсюда мое желание необычных книг. Так я сделала однажды деревянную книгу. Потом каменную. Еще у меня есть газетная книга. И незаконченная книга на осенних листьях. Деревянная и каменная – теперь живут не в Иркутске. Газетная – у меня. Осенняя – как недоделанная, - куда-то потерялась. А сейчас, когда у меня есть два бронзовых медальона, которые так хороши в качестве переплета…
Я только пока не придумала текст, может, быть это будет книга про Прагу. Почему нет? Тем более, что я знаю, как это сделать.
200 крон, - говорит хозяйка магазинчика и перебрасывает дымящуюся сигарету из угла в угол. Ок, - и мне заворачивают, теперь уже мои, медальоны в кусочек пергаментной бумаги.
Я радуюсь такой спокойной радостью обретения, иду по улице и представляю, как хороша будет книжка. У меня прямо руки чешутся ее сделать. Они, собственно говоря, и сейчас чешутся. Наверное, делание книг – это мой персональный амок. Умом я понимаю, что в мире такое огромное количество интересного. И что сколько людей, столько мнений. И что каждый сходит с ума по своему. Но мне бывает удивительно: как можно не любить книги.
Не только, как смысл, но и как вещь. Ведь это самые мистические вещи на земле. Самые мудрые вещи. Самые вещие.
Хотя бы вот.
Из нынешнего путешествия я привезла уникальную книгу Катулла «Тридцать три стихотворения» (рассказ о ней – впереди). Я беру ее прямо сейчас, - посреди уходящей зимы, но с памятью о январской Праге, - в руки, открываю наугад и читаю:

Я дарю эту новенькую книжку,
Аккуратно начищенную пемзой,
Вам, Корнелий: ведь это вы считали,
Что безделки мои чего-то стоят
(это было еще, когда вы только
Приступали к своей ученой книге,
В трех томах всю историю объявшей:
Труд, какого Италия не знала) –
Так примите в подарок эту книжку,
Что бы ни было на ее страницах,
И пускай покровительница-дева
Даст и ей не одно прожить столетье!

Ну?! Вы понимаете?!!...
Именно пемзой я буду начищать свои медальоны!!!
P1030852
Tags: Пражская зима
Subscribe

  • Инфантилы и гаджеты

    Ник Хорнби. "Мой мальчик". Когда тебя окружают одни мальчики, поневоле с пристрастием посмотришь на книгу с таким названием. Тем более,…

  • "Нива": год сделал круг!

    Вот, собственно, и все. Ровно год назад, 9 ноября 2010 г. я начала ежедневную публикацию «Нивы», которая, как известно из классики, волнуется – если…

  • Велимир Хлебников

    Виктор Владимирович Хлебников, он же Велимир, ведущий теоретик футуризма, родился 9 ноября 1885 года. Вот его слова: "... чары слова, даже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments