Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Путь до Ярушкуву мосту

Само собой, моя настроенность на приключение и готовность принять его с удовольствием, мгновенно уверяют меня, что с «Матильдой» ничто не сравнится.Уютный интерьер старой придорожной таверны, куда косари, возвращающиеся с поля, заходят пропустить кружку-другую пива… По стенам – орудия крестьянского труда, прямо как из учебника по истории: деревянная борона, остроносый плуг с наконечником, обитым железом, оглобли и коромысло… Цеп, коса, пучки пахучих трав и настоящая деревянная мебель: легкие столики и стулья и в то же время массивные грубые столы и лавки для больших компаний. Здесь немного сумрачно, что только добавляет таверне очарования.
И пиво здесь стоит 29 крон, а не 50, как в центре.
Я беру светлое нефильтрованное. И домашний хлеб. К хлебу мне приносят масло, взбитое с травами. Хлеб теплый, и масло медленно втаивает в него. Впервые в жизни у меня к пиву – хлеб с маслом. Но это невообразимо вкусно.
Дело не в том, что мне здесь все – невообразимо.
Дело в том, что здесь все – на самом деле невообразимо. Таково условие моей персональной пьесы, которая разыгрывается для меня здесь и сейчас.
***
Я сижу с кружкой пива и представляю, как Марина ходила сюда пешком с того берега, из района, который называется Смихов. Там на улице Шведской, 51 она жила с осени 1923 по весну 1924 года в небольшой мансардной комнате. Это единственный пражский адрес Марины – потом она уедет из Праги и станет жить в Мокропсах, Вшенорах, Черношице, Йилове. У нее будет возможность узнать Чехию изнутри, вжиться в нее, вчувствоваться, чтобы иметь полное право сказать: «Чехия осталась у меня в памяти как один синий день и одна туманная ночь. Бесконечно люблю Чехию...»
Я выхожу из ресторанчика с обязательным намерением прийти сюда еще раз (пока не выполнено! Значит, в другой раз), иду в сторону Влтавы по Югославской, которая плавно перетекает в Jecna (не знаю, как прочитать это название улицы по-русски). На одном из перекрестков – страшная авария. Небольшой автомобильчик – что-то типа доставки пиццы или суши, - лежит на крыше вверх колесами. Вокруг него колдуют спасатели и медики. Я стою в толпе, как завороженная… Мне не хочется видеть, что случилось, но я не могу и уйти. Я ни о чем таком не думаю, я просто стою.
Уже потом, после, я вспомню эту аварию и подумаю, что мне ее - показали. Мне ее показали, как предупреждение. Но – даже понимая и осознавая, и даже не постфактум, а сразу и мгновенно умея прочитывать знак… И – что? Что делать? Бояться волков и не ходить в лес? Подстилать везде, где только возможно, соломку? Дуть на воду?
Конечно, нет. Но – смыслы и замыслы, в которые мы встроены, они никогда не случайны, они доподлинно известны режиссеру, который своей волей переводит нас в нужный момент из разряда статистов в категорию главных действующих лиц.
Эта авария на площади Павлова в Праге еще аукнется и повторится. Но я пока не подозреваю и не догадываюсь – как. А мне и не надо догадываться, ведь пока я – статист.
Иду дальше и выходу к Ярушкуву мосту. Вообще, только в центральной части Праги я насчитала восемь мостов – они переброшены через Влтаву примерно через каждую пару километров. Я думаю, если Марина шла со своей Шведской сразу в «Беранек», то кратчайший путь к нему получался именно через Ярушкув мост. Этим путем я и иду.
P1030711
Tags: Пражская зима
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments