Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Стеклянная арфа

На выходе из арки, слева от Пороховой башни расположен концертный зал Сметаны.(Для неискушенных в классической музыке: ударение на первый слог - ибо фамилия, а вовсе не «сметана»). Тут же – афиши: прямо сегодня в шесть вечера здесь состоится концерт камерного оркестра Пражской филармонии. Дают Баха и Вивальди.
Что же – ведь не зря я взяла с собой платье.
Я покупаю билет за 800 крон, возвращаюсь в отель, съедаю булку со сметаной (а как же? Символизм так символизм), надеваю платье, проблем с прической у меня нет – и без десяти шесть я снова у входа в зал.
Но - никак не могу войти, потому что, как завороженная, смотрю и слушаю чудо рождения музыки при помощи вибрафона - музыкант расположился тут же, у входа в концертный зал. Это я так думаю – что эта штука называется вибрафон. И жестоко ошибаюсь. Потому что, оказывается, что вибрафон – это ударный музыкальный да еще и металлический инструмент, а здесь – чудо из стеклянных бокалов, наполненных водой. Специального названия у этого музыкального инструмента нет, а не специальное такое – «стеклянная арфа». Звуки получаются в полном смысле слова – хрустальные и прозрачные, как вода. И тем поразительнее, что рождаются они в красных обветренных ладонях музыканта, которые он время от времени опускает в горячую воду – тут же на газовой горелке стоит кастрюлька, чтобы вода не остывала.
Зрелище – просто завораживающее. Музыкант обращается к публике, кто-то в ответ говорит по-немецки, - и он начинает говорить по-немецки, а потом играет специально для немцев. Потом то же самое повторяется с русским языком. Когда музыка гаснет – никто не хлопает. И я догадываюсь почему: слишком поразительное зрелище, слишком долго затихает последний звук, слишком хочется уловить его уход…
Мне уже совсем пора. И я загадываю, что на завтра кину ему монетку, потому что сейчас у меня нет с собой денег.
А на завтра его не оказывается, и на послезавтра тоже. И я думаю, что вот надо же, а ведь я уже пообещала…
Спустя пару недель, оказавшись в Иркутске, я все же кинула обещанную монетку – самозабвенно выстукивающему на дарбуке барабанщику. Его красные обветренные руки взлетали над упругой кожей барабана в подземном переходе на Политехе. На улице было минус 27. Все дело в том, что музыкальное пространство – едино и неделимо. И для музыки существует своя вавилонская библиотека. А потому, по большому счету, не имеет значения: в чей раскрытый футляр упадет твоя монета.
Tags: Пражская зима
Subscribe

  • Инфантилы и гаджеты

    Ник Хорнби. "Мой мальчик". Когда тебя окружают одни мальчики, поневоле с пристрастием посмотришь на книгу с таким названием. Тем более,…

  • "Нива": год сделал круг!

    Вот, собственно, и все. Ровно год назад, 9 ноября 2010 г. я начала ежедневную публикацию «Нивы», которая, как известно из классики, волнуется – если…

  • Велимир Хлебников

    Виктор Владимирович Хлебников, он же Велимир, ведущий теоретик футуризма, родился 9 ноября 1885 года. Вот его слова: "... чары слова, даже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments