Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Вступление

Я прилетела в Новосибирск в 11 утра. Самолет в Прагу улетал в 9.20. Это означало, что мне предстоит ждать почти сутки.Еще в Иркутске, планируя путешествие, я подумала: как отлично – такая длинная стыковка. Я посмотрю, наконец, город, к которому давно испытывала определенный интерес, прокачусь на метро. Так дети любят кататься на эскалаторах или неизбалованные жители обычных пятиэтажных хрущоб - на лифтах, - так и я люблю метро. Оно нравится мне строгим расписанием: поезд обязательно придет через пять минут – ни минуты задержки. Просто во мне сильна еще память (а может, она генетическая?), когда из последних сил приходилось бежать за троллейбусом, понимая, что если не успеешь, то следующего придется ждать неизвестно сколько…  Сейчас с транспортом получше, но память осталась. Как и любовь к метро. Ну и опять же в нем эскалаторы…
Еще в Новосибирске я хотела посмотреть театр оперы и балета, потому что незадолго до этого узнала интересную историю. Оказывается, право иметь театр оперы и балета – первый за Уралом, - советское правительство предоставило Иркутску. И было это сразу после войны. Но Иркутск – отказался. Тогдашним градоправителям не хотелось возиться с новой хозяйственной единицей. Потому Новосибирск быстренько театр (читай: финансирование и кадры) прибрал к рукам. Не знаю, насколько эта история - правда (надо бы проверить архивные данные – все же любопытно), но театр оперы и балеты был в списке моих запланированных посещений.
Уж за сутки-то можно было бы добраться не только до театра. Опять же – у больших городов есть определенная магия. Они не замечают тебя и в то же время мгновенно встраивают тебя в свой собственный ритм, отводят тебе место крохотного, незаметного практически пикселя, который в связке с другими пикселями рисует причудливую картинку бытования. Иногда интересно почувствовать себя такой микронной частью целого. Справедливости ради: конечно, потом начинаешь уставать от ритма, от строя, от правил и требований, по которым существует мегаполис. Но сутки – это вполне в самый раз: немножечко даже не хватит. А ведь это и есть лучшее: легкое чувство голода, а не тяжелые симптомы переедания.
Помню, как в Дрездене мы, конечно, пошли смотреть Сикстинскую мадонну. Но оказалось, что то, что мы считали за музей под названием «Дрезденская картинная галерея», на самом деле лишь одна двенадцатая часть огромного музейного комплекса Цвингер, куда входит еще несколько музеев наряду с Галереей старых мастеров (так правильно она называется). А поскольку мы были «руссо туристо», да еще впервые в Европе, конечно, мы предприняли героическую попытку посмотреть как можно больше… На третьем музее высокое искусство в своей исторической перспективе (а кроме картинной галереи мы пошли в музей рыцарства и в какую-то естественно-научную кунсткамеру) уже начало вываливаться из нас обратно, и никакой радости (а как следствие, и памяти) не доставляло.
Новосибирский рейс предоставил мне серьезную возможность проявить собственную толерантность: рейс почти сплошь состоял из тех, кого политкорректно принято называть «выходцами из стран ближнего Зарубежья». Выходцы не говорили по-русски, вели себя несколько униженно, на вопрос «курица или рыба?» - кивали головой, улыбались, что означало: давай любое…
Стюардессы, которые обычно стоят у трапа и прощаются с пассажирами, о чем-то увлеченно говорили между собой. На мое «спасибо, до свиданья» одна сказала не протокольное «ага». Впрочем, тут же поправилась.
В Новосибирске был минус один и пасмурно. Конечно, на выходе мне, совершенно как везде, пытались впарить такси. Я вышла на улицу и решила сначала посмотреть, где тут международный терминал. Чтобы потом не искать. Терминал оказался сразу рядом, я вошла внутрь, вытянула в очередной раз из джинсов ремень. А запрещенную с недавних пор в ручной клади любую жидкость мне и без того пришлось оставить в Иркутске. Там и жидкости-то было – пузырек корвалола и зеленка (да, я всегда беру с собой в путешествия зеленку или йод). Корвалол мне предложили сдать в багаж, но я уже как-то не готова была пройти процедуру заново (спуститься, постоять в очереди, как я сказала – весьма специфической). Ладно, сказала я самой себе, в конце концов, я лечу в путешествие, а это всегда позитивные эмоции, а потому – буду верить, что мое сердце будет молодцом и огурцом.
Эта позитивистская теория, к слову, подтвердилась спустя три часа. Голова, которая два предыдущих дня болела, не переставая, все же пришла в норму в Новосибирске. А что есть большее счастье, когда у тебя просто перестает болеть?!! Если вам знакомо – не стоит и говорить. Если не знакомо, то, возможно, не слишком человеколюбиво, я бы посоветовала пройти испытание изматывающей болью. Особенно романтикам, которые считают, что боль душевная ничто в сравнении с болью физической. Это правда. Это так и есть. Но лишь до тех пор, пока не случалось в вашей жизни приступа настоящей боли. Рожавшие женщины знают: когда приходит пора такой работы, тут уж не до экзистенций и мыслей об извивах собственной души.
Впрочем, охотно соглашусь с тем, что болевой порог у всех разный. Кто-то не может вынести обычного укола, а кто-то, стиснув зубы, готов переносить стоически подлинные страдания тела. Помню, когда действие наркоза перестало действовать, сестричка сказала мне ободряюще: не переживай, на ночь поставим тебе обезболивающий и поспишь. А вечером я, лежа в реанимации, услышала такой диалог: слушай, обезболивающие закончились – один всего остался, кому? – Ну, давай этой, которая стонет, поспать ведь не даст… Так я осталась без укола.
Новосибирский аэропорт Толмачево оказался сводным братом Иркутского аэропорта. Внешне. Внутри, конечно, посолиднее будет. Эскалаторы опять же (дались мне эти эскалаторы!). И до города ехать сорок минут, а в Иркутске – ты сразу в городе. Я смотрела на серое марево вместо неба, голову отпустило и меня заполнило такое ощущение – почти счастья.
И я никуда не поехала.
Вернулась в терминал В, нашла место рядом с розеткой, купила бутылку воды (90 рублей пол-литра, как и положено для аэропортов), сняла сапоги и свитер. Включила компьютер. Неожиданно интернет оказался платным. Или я все же не сумела разобраться. Просто вездесущий Билайн предлагал свою сеть «фри», но чтобы войти в нее, надо было подтвердить согласие пользоваться, ввести все свои данные, завести персональный счет, по состоянию которого мне будут идти письма на мейл… Это было слишком сложной комбинацией. Тем более, что интернет мне был не особо нужен: домой я позвонила, выяснила, что смски проходят. Потом я достала купленные заранее в Иркутске орешки кэшью, раскрыла ноутбук  и поняла, что довольна.
Это было мое любимое состояние. Путешествие.
Что я люблю в этой жизни? Я достаточно равнодушна к еде. Когда кофе и шоколад оказались под запретом – тем более. Я равнодушна к одежде. Помню, что мою маму всегда удивлял мой единственный критерий: одежда должна быть чистая. Мне не нужен особенный комфорт: наличие душа я по-прежнему считаю достаточным, чтобы отдых проходил по категории премиум. Я спокойно отношусь к кино, а важнейшим из искусств для меня, пожалуй, является музыка и живопись… Хотя я слабо разбираюсь и в том, и в другом.
Но я люблю читать и путешествовать. Всегда любила.
Эти сутки в Новосибирске давали мне полноценное право на чтение. На работу, которую можно было сделать с удовольствием и не отвлекаясь на интернет. А еще – это было началом потрясающего путешествия, ведь впереди меня ждала Прага.
Tags: Пражская зима
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments