Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Category:

Вольтер

 21 ноября 1694 года родился Франсуа-Мари Аруэ Вольтер.
Вольтеру я всегда буду благодарна. В частном, так сказать, порядке. Короче говоря, рассказываю.
Старшему сыну было уже сколько-то там вполне серьезных отроческих лет, а он НЕ ЧИТАЛ. То есть научился он читать еще до школы и почти самостоятельно при помощи... клавиатуры, чтобы лучше управляться с компьютерными играми. Потом в первом классе героически прочитал самостоятельно сказку "Зайчонок - черные глазки", и на этом его добровольное знакомство с литературой завершилось. Все последующие годы чтение художественной литературы проистекало исключительно в принудительном порядке. (Забегая вперед, нельзя не сказать, что сейчас он студент-филолог).
Одним словом, позор в благородном семействе, о чем я писала не раз.
Потом в восьмом классе пришел черед знакомства с классицизмом, а поскольку класс был гуманитарный, в качестве примера в программе стоял Вольтер. И ни много, ни мало, а сам "Кандид".
Сей "оптимизм", я читала когда-то в студенчестве - из-под той самой палки обязательного экзамена, посему подробностей не помню. И уж тем более не помню, чтобы меня что-то там впечатлило. А вот Семена впечталило. Он так и сказал: "первое произведение за все годы, которое можно читать".
И не просто читать, а - зачитывать особенно понравившиеся куски вслух. Чтобы порадовать филологическими находками окружающих. Главной же находкой стала фраза "надо возделывать наш сад" - она до сих пор у Семена в учебнике подчеркнута.
После нее было много других находок, но именно Вольтер был первым.

 "Во время этой беседы распространилась весть, что в Константинополе удавили двух визирей и муфтия и посадили на кол нескольких их друзей. Это событие наделало много шуму на несколько часов. Панглос, Кандид и Мартен, возвращаясь к себе на ферму, увидели почтенного старика, который наслаждался прохладой у порога своей двери под тенью апельсинного дерева. Панглос, который был не только любитель рассуждать, но и человек любопытный, спросил у старца, как звали муфтия, которого удавили.
  -- Вот уж не знаю, -- отвечал тот, -- да и, признаться, никогда не знал имен никаких визирей и муфтиев. И о происшествии, о котором вы мне говорите, не имею понятия. Я полагаю, что вообще люди, которые вмешиваются в общественные дела, погибают иной раз самым жалким образом и что они этого заслуживают. Но я-то нисколько не интересуюсь тем, что делается в Константинополе; хватит с меня и того, что я посылаю туда на продажу плоды из сада, который возделываю.
  Сказав это, он предложил чужеземцам войти в его дом; две его дочери и два сына поднесли им несколько сортов домашнего шербета, каймак, приправленный лимонной коркой, варенной в сахаре, апельсины, лимоны, ананасы, финики, фисташки, моккский кофе, который не был смешан с плохим кофе из Батавии и с Американских островов. Потом дочери этого доброго мусульманина надушили Кандиду, Панглосу и Мартену бороды.
  -- Должно быть, у вас обширное и великолепное поместье? -- спросил Кандид у турка.
  -- У меня всего только двадцать арпанов, -- отвечал турок. -- Я их возделываю сам с моими детьми; работа отгоняет от нас три великих зла: скуку, порок и нужду.
  Кандид, возвращаясь на ферму, глубокомысленно рассуждал по поводу речей этого турка. Он сказал Панглосу и Мартену:
  -- Судьба доброго старика, на мой взгляд, завиднее судьбы шести королей, с которыми мы имели честь ужинать.
  -- Высокий сан, -- сказал Панглос, -- связан с большими опасностями; об этом свидетельствуют все философы. Судите сами: Еглон, царь моавитский, был убит Аодом; Авессалом повис на своих собственных волосах и был пронзен тремя стрелами; царь Нават, сын Иеровоама, был убит Ваасою; царь Эла -- Замврием; Охозия -- Иеговой; Гофолия -- Иодаем; цари Иоаким, Иехония и Седекия попали в рабство. Знаете вы, как погибли Крез, Астиаг, Дарий, Дионисий Сиракузский, Пирр, Персей, Ганнибал, Югурта, Ариовист, Цезарь, Помпей, Нерон, Оттон, Вителлий, Домициан, Ричард II английский, Эдуард П, Генрих VI, Ричард III, Мария Стюарт, Карл I, три Генриха французских, император Генрих IV? Знаете вы...
-- Я знаю также, -- сказал Кандид, -- что надо возделывать наш сад.
  -- Вы правы, -- сказал Панглос. -- Когда человек был поселен в саду Эдема, это было ut operaretur eum, -- дабы и он работал. Вот вам доказательство того, что человек родился не для покоя.
  -- Будем работать без рассуждений, -- сказал Мартен, -- это единственное средство сделать жизнь сносною.
  Все маленькое общество прониклось этим похвальным намерением; каждый начал изощрять свои способности. Небольшой участок земли приносил много плодов. Кунигунда, правда, была очень некрасива, но зато превосходно пекла пироги; Пакета вышивала; старуха заботилась о белье. Даже брат Жирофле пригодился: он стал очень недурным столяром, более того -- честным
человеком, и Панглос иногда говорил Кандиду:
  -- Все события неразрывно связаны в лучшем из возможных миров. Если бы вы не были изгнаны из прекрасного замка здоровым пинком в зад за любовь к Кунигунде, если бы не были взяты инквизицей, если бы не обошли пешком всю Америку, если бы не проткнули шпагой барона, если бы не потеряли всех ваших баранов из славной страны Эльдорадо, -- не есть бы вам сейчас ни лимонной корки в сахаре, ни фисташек.
  -- Это вы хорошо сказали, -- отвечал Кандид, -- но надо возделывать наш сад."
Tags: Нива
Subscribe

  • Парижане

  • Пчела Каренина - 2

    Каренин, рожденный в Праге и Прагой(и сам в ответ, родивший два рогалика и пчелу - по версии Кундеры), повстречался в нынешнем Париже. На Монмартре.…

  • Non, je ne regrette rien

    Я не оправдала Париж. Мой прилет туда был предопределен и запланирован: как радикальное средство от головной боли, выдаваемое лишь по рецепту.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment