Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Знак равенства

Мне кажется, что галерея ДИАС в некотором смысле уникальна. Она нарушает правила и условности, по которым существуют любые галереи. И в то же время находится на нужной волне, занимает свое особое место в жизни Иркутска. Получается, что галерее удается протиснуться в некое игольное ушко между искусством и бизнесом. И не только самой протиснуться, но и провести сквозь него вереницу художников и любителей современного искусства.
Более того, вроде бы, на первый взгляд, попутно, а если присмотреться чуть внимательнее, то вполне себе поступательно и методично, ДИАС занимается воспитанием вкуса. Уже, между прочим, четвертый год.
Как ей это удается. Получается ли. И зачем вообще… Обо всем этом мы беседуем с Дианой Салацкой.

- Давайте начнем с глобального. А что было, когда галереи ДИАС не было?
- Существовал Союз художников. Существовала творческая интеллигенция и, в том числе, художники. Что-то происходило… Я не хочу сказать, что галерея ДИАС взяла и объединила всех. Это невозможно. Как объединить людей, у которых изначально разные цели? С одной стороны, Союз художников – это довольно закрытый мир, живущий по своим внутренним законам. С другой стороны, есть достаточно художников-индивидуалов, которые и не хотят туда попасть. Потому что считают, что творческие союзы, как порождения советской власти, изжили себя…
- И при чем тут галерея?
- Задачей галереи было и остается улучшение качества жизни художников. Когда мы озвучили цифру продаж и количество выставок первого года, художники были шокированы. Почему? Потому что, когда ты получаешь деньги за отдельно сделанную работу, ты же не знаешь, сколько работ было продано, кроме твоей… Я не стесняюсь говорить о том, и считаю, что это правильно: искусство должно быть самоокупаемым. Культуре нужно зарабатывать, это точно такой же вид деятельности человека, как любой другой. Да, это творческое, индивидуальное и сложное направление, но тем не менее во всем мире на искусстве люди зарабатывают деньги. Галереи освобождают художников от необходимости заниматься продажами. И творческие личности получают возможность творить, жить в финансовой безопасности.
- Симбиоз?
- Галеристы - это ведь не паразиты, которые сидят на шее у художников. Меня волнует то, что люди пока не готовы понимать, что на культуре можно и нужно зарабатывать. И можно и нужно освободить художника от этого тяжкого бремени - пытаться найти себе средства к существованию. Галеристы решают эту проблему. Сегодня в галерее ДИАС несколько человек находятся на стипендии. То есть человек ежемесячно получает определенную сумму, вполне ощутимую, которая позволяет ему заниматься творчеством.
- Поддержка художников – это понятно. И хорошо. Но это одна сторона медали. Но есть и вторая…
- Верно. Вторая - кому продавать? Понимаете, в чем дело: сегодня рынка, как такового, в принципе, не существует.  Очень сложно говорить о рынке в Москве, но там хотя бы есть поток: большое количество населения и много богатых людей. Есть туристы, которые могут и хотят увезти что-то памятное. В Иркутске же, в целом, нет потребности в приобретении каких-то предметов искусства. Понятно, откуда это идет:  с 1917 года, и потом - мы же все время воевали, выживали…
- Но сегодня воевать и выживать не приходится.
- Я бы не стала говорить, что жизнь стала легче.  Но у многих людей появляется понимание того, что жизнь вообще-то -  штука короткая: вчера ты родился, сегодня ты взрослый, а завтра уже пришла старость. И надо что-то такое успеть сделать в жизни, и в том числе, помочь другим людям. В моем окружении у многих людей эта потребность – помогать другим, - есть. Помогать разными путями - финансовыми, моральными… Постепенно сложился и круг людей, готовых помогать художникам. Потому что они ценят их творчество. 
- Понимают?
- Не всегда. Но это не самое главное. Люди могут не разбираться, но готовы воспринимать, понимать и поддерживать. И это важно.
- Получается, что галерея берет на себя не только посреднические, но еще и образовательные функции?
- В некотором смысле. Мы повышаем культурный уровень, стараемся нести искусство в массы. Но это на самом деле неоднозначный момент… Вот престижно приходить на выставки: искусство, теплая атмосфера…
- Модно…
- Да, мы сделали это модным, и к нам приходит много новых людей. В галерее каждую выставку новые люди. Мы расширяем не только творческую географию, но и человеческую, если можно так сказать.  И люди благодарны. А это уже означает, что постепенно формируется рынок. Появляется человек, который готов воспринимать и покупать искусство.
- И начинается бизнес…
- Если бы во мне говорил бизнесмен, он бы давно пошел и повесился. Потому что те средства, которые вкладываются нами – нашей семьей, - «отобьются» лет через пятьдесят… Мой старший сын очень далек от искусства. Он как-то спросил меня: мама, у нас в коллекции две тысячи работ, что с ними будет дальше? Я говорю ему: скажи ты. Он: но мне это неинтересно… Что это значит? Значит, я завещаю коллекцию городу. Городу будет не нужна – значит, найдется еще какой-нибудь путь… Слава Богу, у меня муж любит искусство и поддерживает меня. Но это не бизнес. Это порыв души. И что-то такое необъяснимое. Никакая логика не заставит вас вытащить из кармана 4 миллиона рублей и сделать выставку «Человек и Город». Здесь логика умерла или пошла поспать.
- И пока она спит, вы…
- … получаю глубокое самоудовлетворение. Ключевое здесь «само-». Не стоит ждать благодарности или признательности от художников – люди творческие, они в этом живут, это их действительность. Выставки, по сути, мало чем отличаются друг от друга, с точки зрения механизма их организации. Но! Если я вижу красивую картину… Мне хочется поделиться, и это настолько острая потребность, что я не могу ее подавить. Поэтому я провожу выставки, приглашаю сюда людей. Мне хочется кричать: посмотрите, вот оно, искусство, и оно – прекрасно! Вы обязаны посмотреть, не умаляйте своих возможностей, придите! Я же не прошу за это денег: все иркутяне знают – посещение галереи ДИАС бесплатное. Придите, посмотрите, напитайтесь! Это порыв души. А уж если это МОЯ картина…
- Что это значит?
- У меня есть картины, которые могу увидеть только я. Я их спрятала и могу поделиться ими только с семьей. Она находятся дома, и я никогда их не продам. Они не для публичного просмотра. Почему-то мне хочется, чтобы они были только моими.
- И все же вернемся к бизнесу. Ведь, как ни крути, но галерея – это бизнес.
- Кончено, как бизнесмен я обязана заниматься продажами. Опять же то, о чем мы говорили в самом начале: художнику кто-то должен помогать зарабатывать на жизнь. Но заставить человека купить что-то невозможно. Его даже хлеб невозможно заставить купить, если он не голоден. А если человек уже не голоден, но еще и не сыт, он все равно будет тратить на какие-то более насущные вещи. Конечно, моя задача, во-первых, показать, что это прекрасно…
- Как?
- Через просветительство. Человек может чувствовать, но не понимать – почему именно эта картина его «зацепила». Ему хочется вникнуть. И моя задача – объяснить, а почему человека это затронуло. Это очень сложно, на самом деле… Знаете у Врубеля «Демон сидящий»? Я пыталась объяснить сама. Не смогла. Пришла к преподавателю: объясните, КАК автор добился такой безысходной рвущей сердце тоски?  Мы подробно рассмотрели историю написания картины, технические приему, но эмоциональную составляющую объяснить невозможно… Вон висит у меня в кабинете Мунк. Многие люди от этой работы напрягаются. Очень сложная работа. Работа человека, который сошел с ума. Тем не менее, она меня вдохновляет. Эмоциональная сила этой картины – это вершина искусства. Потому что все по-настоящему. С разъятой душой. Художник себя выкладывает на холст и говорит: нате, смотрите, вот моя душа… А человек подходит и говорит: да подумаешь, я тоже так могу…
- Хороший художник – голодный художник?
- Можно и грубее сказать: хороший художник – мертвый художник. Я не согласна категорически. А как же художники, которые состоялись и были богаты? Например, художники Возрождения, которые прекрасно жили и создавали замечательные произведения. Другое дело, что когда человек талантлив, у него всегда будет чувство голода и никогда не наступит перенасыщения или насыщения, потому что он всегда будет искать. Вспомните Кандинского. Это состоявшийся человек, который создал целое направление в искусстве. По настоящему творческие люди никогда не достигнут чувства самоудовлетворенности, когда – сел и отдыхает: все, я создал свой шедевр, дальше буду почивать на лаврах.
- Чем галерея может гордиться?
- У меня есть один знакомый, который говорит: я как что ни построю, все банк получается. Вот у меня также: я как что ни задумаю, все международная выставка получается. Вроде начинаешь делать что-то небольшое, а получается в итоге масштабное. ДИАС как что ни сделает, так получается, что в первый раз. Вспомним самую первую нашу выставку, то, с чем мы открывали галерею. Это была выставка в Улан-Удэ в музее Сампилова. Мы приехали в Бурятию впервые за двенадцать лет паузы. А в Монголию – прошлой осенью, – впервые за последние двадцать пять лет. Это не специально, просто так получается. Мы впервые представили Иркутск в сентябре 2012 года на ярмарке Арт-Москва. Впервые проводили выставку в консульстве Польши в Иркутске. Первые и единственные, кто сделал выставку (по инициативе консульства и Отца Владимира) в Польском костеле… Все время получается масштабно. И в этом, мне кажется, есть какой-то высший знак.
- И что для этого надо, чтобы так получалось?
- Наверное, безбашенность какая-то. Как в омут с головой. Мне муж говорит: а ты посчитала, а тебе денег хватит? Я говорю: давай сделаем, а потом посчитаем. Ведь не всегда нужны какие-то огромные средства. Чаще всего нужен просто человеческий ресурс, опыт. Поэтому мы очень плотно работаем с Союзом художников, с художественным училищем - потому что у них есть ресурс: они готовы предоставить работы, преподавателей для пленэра.  Но у них отсутствует ресурс временной, организаторский, финансовый. Который как раз есть у меня. И мы объединяем наши усилия и получаем замечательный результат. И это наш общий результат.
- Диана, что такое Прекрасное?
- Это настолько философский вопрос… Я даже не знаю как на него ответить… У каждого же из нас свой внутренний монолог. И его адресат – тоже свой. Поэтому я всегда просила для себя душевного спокойствия. Когда достигаю этого спокойствия, я в равновесии с собой. Сегодня для меня равновесие и отсутствие равновесия – это два состояния, совершенно противоположных, но между ними существует знак равенства. ТО есть мне важно душевное равновесие до определенного момента. Оно должно побыть какое-то время, а потом можно опять - в омут с головой. Вот этот знак равенства… Наверное, он и есть - прекрасное. Когда ты знаешь, что из этого состояния, по этой узкой дорожке из двух палочек, как по мостику, переходишь в бурную действительность. А потом - обратно по этим двум палочкам, к спокойствию и размеренности. Прекрасно, когда у тебя есть эти две палочки, и ты можешь выбирать, в каком состоянии тебе сегодня жить.

"В хорошем вкусе", январь 2013
Tags: Пахота
Subscribe

  • Лето

    Я так люблю лето, летят самолеты... Какое все же это фантастически-прекрасное время года в моей персональной вселенной. И надо же такому случиться,…

  • Звук света

    Памяти художника Александра Самарина (текст написан весной 2009 года по заказу галереи Палитра и лично Лины Ермонтович) Солнце, оно обычно -…

  • Выгрузка содержимого (в двух частях). Продолжение следует

    Так вот про чудеса и забавности. Для начала я хотела написать (а заодно, возможно, попросить у почтеннейшей публики возможного содействия - потому…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments