Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Семь дней

Пой, душа, тебя простят…

Арсений Тарковский

Семь дней подряд я вела нездоровый образ жизни. Беспорядочно ела все подряд, пила алкоголь, очень мало урывками и неровно спала, лежала на кровати и смотрела в потолок, почти не выходила из дома, сидела за компьютером, договаривалась со своим разбалансированным организмом.
Думала, как жить.
Хороший конкретный вопрос из двух оптимальных точеных слов: «как» и «жить».
В течение семи дней ответы приходили на удивление разнообразные. Оптимистические, фантастические, полные пессимизма, перенасыщенные экспрессией, в виде аллюзий, иллюзий, вариантов, потенциальных возможностей, которые по некотором раздумье превращались в невозможности. Временами поток становился лихорадочным. Порой накатывала чудовищная апатия, когда хотелось воспользоваться гамлетовской формулой. В эти моменты я бросала писать и делать и просто слушала музыку. Много музыки, очень много. И ничего нового. Одно сплошное, проверенное старье.
Старье, будто неожиданно, подсовывало готовые формулы, на которые я раньше не обращала внимания. Точнее – на глубинный смысл которых. Например, в одной песенке обнаружились такие слова: «Я тебя искала, я тебя ласкала, я тебя не знала, я тебя любила, как могла. А теперь - иное. Смерть пришла за мною. Вот какой ценою, я саму себя в себе нашла…»
Слова прокручивались изъезженной шарманкой в мозгу, добавляли внутренней энтропии, и в результате заставили меня малодушно сообщить старшему сыну – как бы мимоходом, в ничего не значащей беседе, - место, где у меня хранятся все пароли.
У нас же самое важное нынче – это пароли, пин-коды, кодовые слова&hellip
Просто совершенно новый вид фобии – как следствие высоких технологий… Нет, не забыть пароли. И не то, что взломают. Ничего у меня нету тайного, хотя я страшно не люблю того же, что у Высоцкого – когда «заглядывая через плечо».
Мне просто кажется в высшей степени зловещим и совершенно а-нормальным (а где-то и аморальным), когда человека уже нет, а его живой журнал, аккаунт в фейсбуке и прочее как ни в чем не бывало… И улыбается с аватарки… Ужас ужасный. Вот чего мне бы в страшном сне не хотелось бы
В теории мне, конечно, должно быть все равно. А вдруг как у Маркеса в рассказе – есть у него со схожими ощущениями… Ведь если душа бессмертна…
Об этом я тоже думала, да. Про душу. И про бессмертность.
Я не только думала. За эти семь дней я нарушила кучу собственных внутренних правил, традиций и ритуалов, которые всегда помогали мне в трудную минуты и просто давали сил жить. Полностью расколотила на мелкие кусочки монументальную формулу «год с чистого листа».  Настолько – что даже не общалась с детьми, которые в каникулы оказались предоставлены самим себе. И никаких не было лыж-санок-снежных гор и прочей веселой зимней кутерьмы, которую я не то, что люблю, но в процессе всегда умела увлекаться – вполне себе самозабвенно и радостно, испытывая удовольствие из разряда настоящих.
Нет, это не депрессия. Не стеклянные глаза в потолок, не безжизненные плети рук, не маятниковое хождение от стены к стене. Это всего лишь поиск ответа на тот самый вопрос из двух оптимальных слов.
Все верно. Пока мы думаем – жизнь проходит. И проходит она быстрее, чем скорость мысли. Потому что в свое время за семь дней делания был сотворен целый мир. А за семь дней думания… Тут мне и сказать нечего. И ох как велико искушение семь дней думания плавно продлить в цитату из Скарлетт О Хары. Тем более, что думать – так приятно. И это ни к чему не обязывает. Ведь «думать» в данном случае имеет кучу самых разных синонимов от «жалеть» и «самоуничижаться» до «фантазировать» и «мечтать».
В один из дней я вспомнила Анатолия Ивановича, который сказал мне: «у тебя перо не провинциальное…». В другой день один знакомый сказал мне: «Да что ты умеешь? Лишь расставлять запятые и точки».
Ах, как приятно было бы поверить А. И. и обидеться на второе мнение. Но…
Это мир имеет ярковыраженные полюсы. И они строго противоположны. А жизнь-то – нет. И намешано в ней всего. И всякий прав. И всякий не прав. А еще чаще – в категории «прав-виноват» вообще ничего не измеряется.
В один из этих семи дней я пошла в магазин. В простой магазин, где за прилавком продавец с калькулятором и пластиковые карты не принимают. В магазине была даже небольшая очередь. И женщина, что стояла передо мной, сказала продавцу: «вы знаете, моему папе 94 года. Но он сам себя обслуживает и даже ходит еще в магазин. И к вам сюда тоже. Но он сначала звонит и спрашивает – есть ли молоко. Вчера вы ему ответили – здесь не справочное бюро. И папа страшно расстроился. Страшно. Ему 94 года, он старый человек. Мы его еле успокоили. Я прошу вас. Ведь вам ничего не стоит ответить – есть молоко или нет…»
Продавец повела себя нелогично. В принципе, у нее было всего два варианта поведения – извиниться или давить озвученную уже линию про справочное бюро. И то, и другое было бы объяснимо. Или хотя бы понятно.  Однако, она предпочла многословное и долгое объяснение, в котором был служебный телефон, по которму нельзя вести никакие разговоры, вплоть до лишения зарплаты, и вообще мало ли кто звонит и спрашивает и как она может отвечать незнакомым людям (??) и прочий бред. Каждое слово просто вколачивало очередной гвоздь в крышку логического гроба и в ее, продавщицы, порядочность. Ну что стоило сказать - простите? Или уж хотя бы окончательно стоять на позициях изначального хамства.
Она выглядела жалко. Но это была жалость через презрение. В прочие времена я бы ужаснулась внутренне такой своей реакции, но в эти семь дней думания – это был еще один штришок-повод к раздумьям
Мне понятно, почему она вела себя именно так. Хамство, бывает, ходит под руку с трусостью. Но с экзистенциальных позиций во мне не было тогда и нет сейчас этого ответа: ну почему, почему, почемууууууууууууууууууууу люди поступают так??? Да, я тоже считаю мультик про кота Леопольда наивным. Но ведь хамство даже стратегически (с точки зрения возможных последствий) не оправдано.
Не задумываются? Это понятно. А когда задумаются? Никогда?
Ну и?
Как жить?
Не бери в голову. Не бери в голову. Что тебе чужие 94-летние старики, левые продавцы и вообще вся эта окружающая жизнь? Что они тебе, той, которая на семейных торжествах всегда неизменно говорит один и тот же тост «за нас с вами и хрен с ними», потому что на самом деле – ну что может быть важнее круга родных и близких людей. Пусть у них все будет хорошо и светло, а все остальные пусть живут, как хотят, как могут, как считают нужным! Но пусть знают, что я, бл…, порву любого, кто посягнет на моих близких.
Так я лет в четырнадцать оттаскала за шиворот какого-то парня ровесника и пообещала, что «выпущу ему кишки», если он еще раз, еще только раз тронет…  Моего маленького брата, у которого он отобрал апельсин. Просто надо знать, что такое апельсин в начале 80-х. И что такое мой брат. Прежде всего – человек моего круга, которого нельзя трогать никому.
Мне кажется, это нормально.
Через два дня мы поехали еще в один магазин. В большущий, где уже безналичный расчет, ряды оптовых полок, горы товаров и огромные тележки, которые принято набивать доверху. Мои сыновья выбирали коллекционных солдатиков. И младший поставил одну коробку НЕ ТУДА. То есть на нужную полку, но не под тот ценник. И дама – как она сама назвала себя «оператор торгового зала» не просто сделала замечание, а в расширенном формате. Дома вы так себя не ведете, разворошили тут все, ведете себя как хотите и пр…… Я честно говоря, обалдела. Мы, конечно, привычные к хамству – не первый год на родине живем. Но в больших магазинах все же как-то уже расслабились, что ли. И тут старший вступил с дамой в диалог. Собственно, диалог быстро превратился в монолог, ибо на логичный вопрос: «Есть ли в зале мерчандайзер», мы получили очередной поток мыслей по поводу (тогда и узнали, что мерчендайзера нет, а есть оператор торгового зала), и что – выучили тут всякие кучу слов…
Вообще-то было Рождество
Я хорошо отношусь к Рождеству. Оно с детства было для меня большим праздником – как день рождения отца. Это потом я узнала, что еще и Отца. Ну – неважно…
Я смотрела на эту даму, явно за пятьдесят, и вообще не могла понять, что происходит. И тогда я… извинилась. И сказала, что я сейчас все поправлю. И расставила солдатиков в ряд. И я только хотела, чтобы она не наливалась больше кровью ненависти к моим детям. По-большому счету, я могла легко, не отходя от кассы сделать так, что ее уволят вот тут же, на месте. Можно было, например, нажать кнопку запись на моем диктофоне, который все время валяется в моей сумке, и сфотографировать полку и сделать массу каких-то простых вещей, тут же позвав администратора
Я никогда не стала делать бы этого.
Но это можно было сделать.
Вместо этого я извинилась. Это было ни к чему, с точки зрения того, что дама поняла, вдруг, что она погорячилась. Нет, к сожалению, не поняла.
Но это было бесконечно важным с точки зрения мироздания – на выходе младшему, который просто растерялся от того, что попал в эпицентр таких непонятных для него событий, подарили новогодний подарок-сундучок. Просто так. В честь Рождества.
Инцидент был исчерпан.
Но.
Вот я хочу жить в стране, в той самой, в цивилизованной. Чтобы оператор торгового зала делал свою работу, а не занимался морализаторством. И цивилизованная страна предполагает все же мое извинение в данном случае. На которое я должна услышать: нет проблем, все отлично! И все. И все. И все!!!
Да-да. Начинать надо с себя и прочий бред. Если каждый начнет с себя… Если каждый не будет мусорить… Если все мы как один человек…
Набило оскомину. Надоело. Сил нет, как надоело. Равно как и полярное: пусть мерчендайзеры начнут с себя.
Пусть магазины начнут с грамотного подбора персонала.
Пусть городу будет не все равно, что творится в его магазинах.
Пусть страна……………………………………………..
О, мое любимое долгое многоточие… От безысходной тоскливой ненависти. К собственному бессилию. К неумению ответить на тот самый вопрос: как? Ну как???
Как жить в этой стране?
Как жить в этом городе?
Как жить в эьтом районе, обклеенном листовками про очередного маньяка?
Как жить в этом холоде… в бытовой неустроенности… в интеллигентских соплях на набивших оскомину полуночных кухнях… в рыдании под гитару «море счастья обмелело, но осталось озеро надежды…»
Тьфу, короче говоря. Сама себе противна. Страна себе противна. Сама стране противна. Выбирайте любое. Ничего нового, старое доброе псевдопатриотическое нытье, озвученное давным давно соответствующей статьей Александра Исаича с названием, превратившимся в афоризм.
На деле же все просто. Если не можешь обустроить, либо молчи и не воняй, либо вали и не отсвечивай.
Или обустраивай…
На следующий день я снова думала
А на черта ее обустраивать? Кто я такая, чтобы думать о судьбах мира, перевоспитывать мерчендайзеров, печься о душевном и духовном спокойствии окружающих граждан, и пытаться своим непровинциальным пером в нужные места ставить точки с запятыми? Что я вечно пытаюсь найти пристойные ответы на невнятные вопросы? И слепить при этом из г…. конфетку. На что я вообще убила семь дней, вместо того, чтобы с детьми поиграть во взятие снежного городка?
И я вдруг услышала, что та песня, заставившая меня открыть «парольную тайну», заканчивается такими словами: «Я тебя искала,я тебя ласкала,я тебя не знала,я тебя любила как могла.А теперь - иное.Ты теперь со мною. О, какой ценою я тебя в самой себе нашла!»
И все эти поиски ответов – всего лишь очередной поиск самоидентификации. И только.
Потому что ответа на этот вопрос – нет.  И хорошо, что нет. Ведь тогда ничего не остается, кроме как жить и все тут.
Что бы ни случилось, человек обязан продолжать жить. Хотя бы из любопытства
Это не я сказала. Это еврейская пословица.
Хотя бы из любопытства – вгрызаться в жизнь, всматриваться в ее повороты, размазывать по лицу грязь и слезы, плакать от лука и на концерте, не спать от прочитанного, слушать хорошую музыку и думать…  Да. Все-таки и думать тоже. Потому что если ты ищешь ответ, тебе рано или поздно его дадут.  Дадут тебе возможность найти его самостоятельно.
Я просто все равно верю, что жизнь – для счастья. И чем серьезнее испытания, тем острее счастье. Да, верно, в испытаниях еще надо выжить.
Но хотя бы из любопытства! Понимаете? Хотя бы из любопытства…
ЖЖшный постскриптум.
У Тарковского есть стихотворение «Сестрица». Вот я только что наворотила букв килобайты, а у него - всего восемь строф.
Ссылку на стихотворение не даю, оно довольно известное и так. Но тут случайно обнаружилась песенка...
http://www.youtube.com/watch?v=BE1JPaM7NUY
Tags: НеЛюбовь, Посевы, Шарманка
Subscribe

  • Еще один новый год

    Сегодня - один из моих любимых праздников еврейского календаря. Называется он Ту би шват - Новый год деревьев. В его честь - на ночь глядя: пью…

  • Прошло семь лет...

    26 января 2014 года на горном серпантине при въезде в Иерусалим в нашу машину въехал заснувший за рулем Дима-пианист. Нас тогда спасли подушки…

  • АА

    Сейчас не время сводить счеты, - написала мне Бина. Что правда - то правда. Мне, конечно, тут же захотелось криво пошутить на тему "а с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments

  • Еще один новый год

    Сегодня - один из моих любимых праздников еврейского календаря. Называется он Ту би шват - Новый год деревьев. В его честь - на ночь глядя: пью…

  • Прошло семь лет...

    26 января 2014 года на горном серпантине при въезде в Иерусалим в нашу машину въехал заснувший за рулем Дима-пианист. Нас тогда спасли подушки…

  • АА

    Сейчас не время сводить счеты, - написала мне Бина. Что правда - то правда. Мне, конечно, тут же захотелось криво пошутить на тему "а с…