Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Москва

Москва, как много в этом звуке…

В Москву! В Москву!...

Дорогая моя столица, золотая моя…

Москва! Звонят колокола…

Ну и про московских окон негасимый свет не забыть!

То есть к чему я. Москва – это неизбежно некий набор штампов. Плюс (из этих же штампов) ее принято из Сибири (читай: глубокой провинции) не любить. Еще принято говорить: но мне больше нравится Питер.

Вряд ли это особенность любой столицы. Это скорее особенность именно Москвы. А еще вернее – взгляда на Москву с расстояния в пять тыщ км.

Москва открылась мне в середине 80-х. Наш пионерский отряд стал лучшим по итогам чего-то там – то ли металлолома, то ли политической подготовки, и был премирован поездкой в столицу, аж на неделю!

И вот мы, семиклассники, полетели (я вообще тогда впервые полетела на самолете). Прекрасно помню, что полкласса радостно блевали в бумажные пакетики, и стюардессы бегали забирали полные и выдавали новые. Меня вестибулярный аппарат не подкачал, потому я как приклеенная сидела и смотрела как поет то самое зеленое море тайги. Хорошо помню, что повезло в тот полет – никаких облаков, и было видно землю, и жто было поразительно.

Потом нас привезли в гостиницу «Молодежная». 24 этажа – это было чудо, для нашей сейсмоопасной Сибири просто нереальные. Потому пока учителя пытались решить вопросы нашего заселения мы бросились кататься на лифте.

В итоге нас в «Молодежной» не поселили, а увезли куда-то на окраину – в гостиницу «Турист».

Прекрасно помню, как дама-администратор (тогда ведь не говорили «на ресепшине») сказала: «Откуда вы? Из Иркутска?.. О, я прекрасно знаю Иркутск! Это – В САМОМ КОНЦЕ КАРТЫ…»

Красная площадь, Коломенское, Музей современного искусства на Крымском валу, Исторический музей, ВДНХ, метро, что-то было явно еще, но из памяти стерлось.

Помню, как везла маленькому брату шоколадного зайца – диковину. И родителям коробку шоколадных конфет. Тогда все конфеты в коробках назывались «Ассорти».

Потом Москва была лет через пять, что ли. Когда мне было 18 лет, я выскочила замуж и мы полетели в настоящее свадебное путешествие. Через Москву – само собой. Тогда мы просто гуляли по столице, взявшись за руки, были совершенно взрослыми. Ну, как сказать… ни одному сегодняшнему восемнадцатилетнему той нашей взрослости не ощутить. Сегодня, когда мир открыт и многие вещи просты и доступны, как оценить ЧУДО длинного путешествия для двух совершеннейших провинциалов? К слову, тогда самолет летел больше семи часов, просто в другой мир летел. В мир, где продавалась пепси-кола, хрустящая «Московская» картошка (раньше не говорили «чипсы») и вообще воздух был другой.

Про воздух я не просто так.

Уже будучи взрослой и солидной, работая начальником информационно-аналитического отдела Общественной палаты Иркутской области, я дважды летала в Москву в командировку. И один раз – вместе с членом Палаты, Галией Ивановной Бобковой. Галии Ивановны уже нет с нами, и совершенно искренне я говорю о ее светлой памяти. Она много лет преподавала у нас на факультете (я у нее училась в свое время), потом мы пересеклись как раз в Палате, где она возглавляла комиссию по СМИ. И вот в 2009-м что ли году мы полетели с ней от Иркутской палаты в ОПРФ – она на какой-то семинар, а я на другой семинар – для руководителей аппаратов и пресс-центров, я же как раз пресс-службу и возглавляла.

И вот выходим мы из метро на Новослободской, Галия Ивановна останавливается и говорит: как же я люблю Москву! Чувствуете, Настя, здесь даже воздух другой?

И я вдруг почувствовала: да, другой.

Это я к тому, что мне всегда нужен кто-то, кто определенные пусковые механизмы во мне запустит. Те, что дремлют или просто не умеют проявиться, или еще как-то не явно во мне существуют. Но кто-то говорит слово – и все, понеслась душа в рай. Иногда по кочкам, иногда по маленьким дорожкам, и в ямку бух бывает – не без этого. Но это всегда уже путешествие. И вглубь себя, прежде всего.

В Москве я мало что знаю и не много где была. Но мне безусловно нравится – Новый Арбат, с которого есть отворот в Борисоглебский переулок, а там – просто МОЯ Москва и есть. Вот Марина писала – «Мой Пушкин». А у меня там – «Моя Цветаева». Даже если у меня есть всего лишних полчаса – я еду на Новый Арбат, и хотя бы дохожу до переулка, если уж не посидеть там. Или хотя бы просто – на Новый Арбат (до детского мира, как правило…), потому что тут все равно уже рядом.

Вот Марина именно тут ходила…

Я это в Москве чувствую.

Tags: 40-мест, Сорока
Subscribe

  • Прощеное воскресенье

    В разное время своей разнообразной жизни я придумывала себе некие повторяющиеся занятия.Не хотелось бы их называть проектами, потому что с некоторых…

  • Искушение

    Уже который день я борюсь со странным искушением (глянула на календарь - оказалось, что без малого месяц уже борюсь:)).Мысленно начинаю свою…

  • Будьте готовы!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments