Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Детский мемориал

Я не могла написать сразу. Сразу после Яд Вашема, как это и должно было быть хронологически. Это был бы просто эмоциональный перебор. Лишнее. Мне нужна была пауза. Долгая пауза, длиною почти в два месяца…
… Самое главное, что есть у меня в жизни – это мои дети. Мои сыновья. Я не оригинальна – мне кажется, что это вообще очевидно, когда важнее детей ничего быть не может. Они растут, вырастают во взрослых людей и все острее воспринимается поговорка «маленькие детки – маленькие бедки». Но пока они на самом деле еще не слишком взрослые…

Яд Вашем, как музейный комплекс, довольно большой и включает в себя не только музей- «стрелу», про который я и рассказывала, но и Аллею праведников народов мира, синагогу, площадь Януша Корчака, мемориал депортированным, Долину разрушенных общин, Стену Памяти на площади Варшавского гетто, Сад праведников и…
… Детский мемориал.
Это пещера. Она вырублена в скале. Ты входишь туда и видишь, что в стену вделан поручень. Не совсем понятно, зачем он нужен. Сначала. А потом – понятно.
В пещере – вообще нет света. Ему просто неоткуда взяться. И чтобы не упасть, ты просто держишься за поручень. Но с каждым последующим шагом, ты все сильнее вцепляешься в него. Чтобы не упасть. Ты не знаешь, куда идешь, куда ступит твоя нога, куда ведет тебя эта дорога… Ты очень быстро понимаешь, что она ведет – в Никуда. В то самое абсолютное и безысходное не-бытие, не-жизнь, когда единственное, что остается – это Память и Имя.
В самом центре кромешной темноты пещеры горит одна единственная свеча. Она мерцает и подрагивает, но не гаснет, нет. Никогда не гаснет. И так устроена система десятков, сотен и даже, наверное, тысяч зеркал, что эта единственная свеча отражается миллионом повторений: проецирует и множит сама себя. И вся пещера наполнена вот этим миллионом повторенных огоньков – отражениями одной единственной свечи.
Нет, не миллионом. А полутора миллионами повторений. И пока ты идешь по кругу, по этой дороге в Никуда, судорожно вцепляясь рукой в поручень, а потом уже и двумя руками, в пространстве пещеры звучат имена убитых во время Катастрофы еврейских детей. Звучит имя, возраст и место на Земле, где он родился. Где пришел в Мир – на счастье своим родителям, для жизни и радости…
Больше ничего не звучит. Никаких других звуков. Имя. Возраст. Место рождения… Имя. Возраст. Место рождения… Имя. Возраст. Место рождения… Имя. Возраст. Место рождения… Имя. Возраст. Место рождения… Имя. Полтора года. Варшава… Имя. Пять лет. Белоруссия… Имя. Двенадцать лет. Краков… Имя. Восемь месяцев. Львов… Имя. Возраст. Место рождения… Имя. Возраст. Место рождения… Имя… Возраст… Место рождения…
И так – полтора миллиона раз. Полтора миллиона имен детей…
Полтора миллиона…
Полтора. МИЛЛИОНА.

У меня не было сильнее потрясения в этой поездке.
Tags: Всходы, Коробка путешествий, Номер 32
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments