Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Кесалонский ежик

В Кесалоне живет Яна и ее многочисленная семья. И мы едем к ним в гости. Я провожу инструктаж на тему «не посрамим земли русской». Молодые люди серьезно кивают – не беспокойся, мать, все пройдет в лучшем виде: мы будем изображать из себя суровых сибирских немногословных парней, каковыми мы, собственно, и являемся.

Практически так и было. Поначалу. Сначала мы увидели в саду фигу, увешанную плодами. Которые можно было просто рвать и есть. Молодые люди вежливо съели по одному, произнесли «очень вкусно, спасибо, больше не хочется» и продолжали стоять по стойке вольно, но все же в едином строю. Я же просто налегла на инжир, который до этого ни разу не видела живьем – пока мне осторожно не сказали, чтоб я помнила, что вообще-то эта штука жутко слабит… Упс!

И мы пошли пить лимонад.

Молодые люди по-прежнему вели себя как и подобает гражданам великой страны. Янины дети поглядывали на своих практически ровесников не без интереса. Мои не поддавались – мать сказала не посрамим, значит, не посрамим!

И тут на террасу напротив дворика, в котором мы и сидели, вышел ежик. Нет, не так – ЕЖИК.

Необходимая ремарка. У нас в Сибири ежики как бы есть, но совершенно не в свободном доступе. То есть их, наверное, можно где-то увидеть в дикой природе, но я за сорок лет не видела ни разу, хотя на природе, и даже на дикой, бывала. Потому настоящего ежика мальчишки видели только в зоогалерее. А это, как вы понимаете, совершенно не тот коленкор.

И вот обыкновенный дикий ежик пришел в Янин сад-огород и вышел на терраску. И уселся там. Глаза у Глеба расширились. Из последних сил сохраняя статус сурового невозмутимого сибирского парня, он практически равнодушным голосом выдохнул: «Ежик!!! Там ежик…» То есть звучало это так: резкий крик восторга был тут же на излете задушен и усилием воли превращен в обычную констатацию.

Янины сыновья с любопытством наблюдали за этой метаморфозой: сибирский оленевод впервые ежика увидел. Стараясь сохранять спокойствие и всеми силами выравнивая дыхание, Глеб, стараясь оставаться равнодушным и безучастным, спросил Яну: там ежик, А МОЖНО пойти посмотреть?

Конечно, можно, сказала Яна. И Глеб сорвался.

Потом мы пошли в дом – под мазган. А мальчишки остались на улице. Через какое-то время я услышала, что оттуда доносятся крики-визги и еще непонятно что. Было понятно, что сибирская оленеводческая суровость и степенность просто трещит по швам, и видимо, окончательно. Еще немного было страшновато за судьбу ежика, но я надеялась, что он будет более благоразумным и успеет убежать.

Поскольку Яна была спокойна и на крики никак не реагировала, я тоже решила успокоиться. В конце концов, Матвею уже двенадцать, и он не допустит окончательного падения великорусского достоинства.

… Когда спустя полчаса мы вышли в сад, зрелище представшее моему взору было немножечко душераздирающим: красный как рак, со стекающими с висков струйками пота, которые оставляли за собой чистые дорожки на пропыленном лице, в майке, которая вряд ли теперь когда-нибудь снова станет белой, абсолютно счастливый Глеб Борисович, краса и гордость иркутского оленеводства, чуть не сшиб меня с ног.

«Мама, извини, не мешай! Мы играем в футбол! Мы же еще не уезжаем, правда?!» - так это называлось.

«Глеб! Ну ты идешь?» - послышалось с импровизированного футбольного поля, устроенного прямо в саду.

«Да! Щас!»

И убежал. И снова крики радости, превратившиеся через некоторое время в крепкие мужские рукопожатия прощания.

По ночной дороге мы возвращались в Бейт-Шемеш.

«Мама, парни меня еще пригласили приехать», - сказал Глеб.

"Вряд ли, понимаешь ли, мы же скоро улетаем", - сказала я.

«Ну, может быть, как-нибудь в другой раз», - сказал Глеб и почти мгновенно заснул.

Ну, может быть, как-нибудь в другой раз…

Tags: Всходы, Коробка путешествий, Номер 32
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments