Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

До свидания, Золотой Город

24 июля мы едем в Иерусалим почти на целый день. У нас несколько дел. Во-первых, нам надо попасть в Храм Гроба Господня. Как сказал Глеб – коллекционер впечатлений, - у самой главной еврейской святыни мы уже были, теперь надо побывать у самой главной христианской святыни, а потом еще и в самом главном православном храме нашей страны.

Во-вторых, мы должны были, наконец, освоить 200 шекелей – те самые, выданные по сто на каждый веснушчатый нос в качестве личных финансовых средств, которые можно будет потратить на что угодно. Для этих целей предполагалось выбрать как раз базар, через который мы должны были идти в Храм Гроба Господня.

В-третьих, мы собрались прогуляться по Яффо и зайти на тамошний рынок – купить халвы и сандалии. Первое – потому что вкусно, а второе – потому что сандалии у Глеба находились после похода на последнем издыхании (китайский ширпотреб хоть и показал себя в таком путешествии хорошо, но конечно, уже совсем при смерти).

В-четвертых, предполагалось, что больше в Иерусалим в эту поездку мы можем не попасть, а потому надо было попрощаться с городом.

Ну и наконец, в-пятых, после этой длительной прогулки нас ждали в Кесалоне в гости. А до Кесалона от Иерусалима всего минут пятнадцать на машине.

Припарковав машину (аж за 30 шекелей) на улице Агриппас совсем рядом с Яффо мы для начала отправляемся на рынок. Рынок, как и положено, шумный, многоязыкий и горластый. Здесь пахнет фруктами и пряностями, под ногами – луковая шелуха, капли арбузного сока и все то, что и есть – базар, рынок, толкучка, а вот у нас еще и «шанхайка» - потому что продуктовые ряды перемежаются с вывешенным на продажу тряпьем, выставленной обувью и самым разным скобяным ширпотребом, без которого невозможно помыслить ни одну типичную «шанхайку».

Мы заходим в лавочку, где совершенно седой дедушка торгует обувью. От пола до потолка высятся коробки с туфлями, босоножками, сандалиями – всех размеров и самых разных видов. Мы показываем, что нам нужны сандалии и перед нами одна за другой меняются коробки: такие и такие, а еще вот эти, и эти тоже посмотри, не пожалеешь, только потрогай, это же натуральная кожа, сносу не будет… ну и т.д. Попутно он раздает детям воздушные шарики – подарок от фирмы, возьмите, нам это ничего не стоит, а детям приятно. Глеб обреченно меряет пару за парой – чтобы это закончилось быстрее, он готов купить и эту, и ту, и предыдущую, уже какую скажешь просто… Но, как и положено на базаре, мы решаем сначала ознакомиться со всем ассортиментом – то есть пробежаться по всем остальным обувным лавочкам, чтобы не прогадать в цене. Но вот эту пару вы не убирайте далеко, потому что, если что, мы за ней и вернемся…

Мы выходим на улицу – молодые люди вздыхают облегченно. И тут же ставят ультиматум: больше никаких сандалий! Хватит в самом деле! Мы приехали в Иерусалим, чтобы! А не тратить время на! И вообще!..

В итоге дальше мы идем по рынку просто транзитом. Но халву в Королевском доме Халвы, конечно, пробуем. Хотя и ее решаем не покупать пока – ну как мы пойдем в Храм с сумками, - резонно говорят мальчишки. (В итоге халву мы так и не купили, о чем потом жалели. Потому что купленная на последние оставшиеся шекели в дьюти-фри никакого сравнения с королевской халвой, конечно, не выдерживает).

А мы выходим на Яффо и идем в Старый Город. Мне еще раз объясняют, как дойти до Храма Гроба Господня – и мы идем с мальчишками втроем. Покупаем свечи, которые оставим в Храме и которые обожжем и привезем близким в Иркутск.

Мы стараемся вести себя и делать все именно так, как и положено. Но вокруг нас толпы туристов. Щелкают затворы фотоаппаратов. Разбитные тетки позируют у камня миропомазания: потом выложат в «Одноклассниках» - вот я у святыни… У кувуклии царит оживленная толчея – все же хотят посмотреть…

Мы ставим свечи. Обходим Храм, касаясь стен, я читаю про себя «Отче наш» и еще… Мальчишки молчат.

Крестное знамение в толпе туристов выглядит неуместным. Но нам нет дела до туристов.

… Матвей потом скажет: ну, как-то все совсем уж на продажу, а ведь это такое место…

Мы немного сидим на ступеньках, смотрим на Храм снаружи. Он снова поражает мое воображение: выглядит таким небольшим, компактным, просто втиснутым в близлежащие стены – а внутри он огромен, простирается не просто ввысь, но совершенно определенно – в небо…

Дальше нас ждет рынок. И сувениры. Пройти по рынку и сделать заинтересованное лицо – пиши пропало. На тебя тут же насядут, всучат, скажут двадцать восемь комплиментов по делу и без дела, предложат бешенную скидку (с безумной же цены), возьмут за локоть, увлекут в глубь, упакуют в десять раз больше того, что тебе надо (и тем более то – что не надо вообще)… Одним словом, для похода по базару надо обладать хорошей крепкой психикой с умением сказать твердое «нет» и здоровым цинизмом.

Поскольку ни тем, ни другим мы не обладаем, торговаться не умеем в принципе, мы уходим с базара с двумя фесками - вместо одной, да и ту хотели купить нашему дедушке, которому из поездок мы привозим разные местные головные уборы, но торговец тут же напялил по феске на молодых людей и на иврите жестов объяснил мне, что покупать одну феску, когда у меня два таких прекрасных, как две капли воды похожих на меня-красавицу сына, - это просто преступление! Потому фесок должно быть две, а еще лучше три – ведь муж у тебя есть?! Но тут мы уже успели убежать.

Еще мы купили крест ( а как же) и колокольчик (то же стандартно). На этом наша фантазия в приобретении сувениров окончилась, и мы вышли с базара – все-таки без особых финансовых потерь. Теперь в феске Глеб играет в своего любимого Тараса Бульбу – надо же ее как-то приспособить.

Покинув бойкую торговлю, мы зашли в пиццерию, поскольку молодые люди от пережитых эмоций и стрессов уже изрядно проголодались. Пара кусков «маргариты» и кола «зеро» спасли юные сибирские организмы от голодной смерти.

Мы выходим из Старого Города, идем и болтаем обо всем на свете. Бабушка моя в таких случаях всегда говорила: серединка сыта, и концы заговорили. И вот так за разговорами мы доходим до машины… И тут я понимаю, что с Городом снова не попрощалась! Забыла!

«Ну, значит, еще приедешь, - серьезно говорит Матвей, - Значит, твое путешествие еще не закончилось…»

Да.

И мы едем в Кесалон.

Tags: Всходы, Коробка путешествий, Номер 32
Subscribe

  • Звук света

    Памяти художника Александра Самарина (текст написан весной 2009 года по заказу галереи Палитра и лично Лины Ермонтович) Солнце, оно обычно -…

  • Выгрузка содержимого (в двух частях). Продолжение следует

    Так вот про чудеса и забавности. Для начала я хотела написать (а заодно, возможно, попросить у почтеннейшей публики возможного содействия - потому…

  • Как я снова немного побыла газетчиком

    ... и ведь целых три полосы мне отдали, и никто и слова не сказал: дескать, это непозволительно много, никто такое читать не станет, сократи до 5 тыс…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments