Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Поход. Первый вечер

Лагерь мы разбили спустя примерно три часа пути. Учитываем, что шли мы медленно, пару раз останавливались. Тем более, что по пути нам попадались руины и развалины. Везде стоят таблички, что лазить не рекомендуется по причине возможных обвалов. А так – смотрите, конечно. Никто не запрещает.

Надо сказать, ощущения поразительные. Например, известен возраст Монфора – упоминания о нем с 1230 года. Тринадцатый век против нашего двадцать первого! И все развалины строений, которые встречаются на нашем пути (там, где мы купались в ручье, сохранились развалины мельницы и постоялого двора) – они подлинные. Ровно те же самые камни, что и восемьсот лет назад.

На таких старых камнях мы делаем очередной привал. И находим иглу дикобраза! Трофей отправляется в карман рюкзака, а мы отправляемся дальше.

Катя ведет нас на место. Там вам понравится, говорит она. И она права!

Конечно, вот прямо сейчас было бы отлично проиллюстрировать рассказ картинками, на которых было бы ровное как стол каменное плато из умеющего хранить тепло иерусалимского камня. Небольшой водопад (примерно в три человеческих роста), в котором можно было стоять и испытывать ни с чем не сравнимое блаженство. Сколько раз я видела это в кино: герой стоит под водопадом и плотная масса воды разбивается о его тело, рождая массу брызг, в которых маленькие радуги… И теперь я сама стояла так и без всякого кино! Еще - огромная почти отвесная гора-скала прямо напротив. Вообще наш путь вдоль ручья и место нашей ночевки проходили между двух гор. Ширина прохода как раз и определялась шириной нахаля и тропой, идущей по его берегу.

И небо над нами было, высокое и прозрачное. Его перекрывали кроны нависающих деревьев, и время от времени по нему пролетали вертолеты. Потому что мы были в двух шагах от ливанской границы.

Поставили палатки, закипятили воду, заварили лапшу и чай… Мальчишки залезли в ручей: он был приятно прохладный и в нем плавала форель. Вода – прозрачная, но при кипячении дает характерный известковый осадок: нахаль течет не просто из-под земли, а из горы, вымывая попутно в своем течении породу. На вкус – совершенно обычная вода. Уже потом, спустя два дня, мы пили ее вообще без кипячения – и остались живы, слава Б-гу! Но, конечно, сырую воду из природных источников там пить просто так не принято. Это мы привыкли, что если прозрачно – значит, чисто.

Потом, как и положено на востоке, на нас упала ночь. Никаких посиделок у костра не предполагалось – из-за отсутствия оного. Думаю, что костер все же в походах в Израиле жгут – в каких-нибудь специально отведенных местах. Но не в национальном парке. И хотя костер в данной ситуации – воду вскипятили на газе, а для тепла он был неактуален в принципе, - был совсем ни к чему, но только представьте себе – в походе и без костра?! Не хватало, да…

Мальчишки, как и положено, развлекались в палатке страшными и смешными историями. Матвей рассказывал про кабаргу. Глеб, уже пуганый в свое время этой классической сибирской страшилкой, довольно смеялся.

Вы не знаете про кабаргу?.. Ну, сибирякам, возможно, будет не очень интересно. А вот для ближневосточных друзей я расскажуJ

Кабарга – это такой небольшой олень. Живет она на Алтае и в Саянах. Восточный Саян – это как раз наши горы. Особенностью кабарги является знаменитая «струя», ради которой ее и уничтожают просто хищнически, и совершенно вампирские клыки. Вот про эти клыки и существует легенда, что по ночам в горах, кабарга находит одиноко-стоящие палатки, безошибочно определяет, где спит усталый турист, в нужном месте своими клыками прокалывает тент и пьет кровь человеческую до тех пор, пока есть что пить.

На детей младшего школьного возраста рассказ действует по полной программе. Ничуть не менее сильно, чем история про белого спелеолога ну и прочий туристический фольклор, столь популярный среди подростков, которые только-только начали ходить в походы.

Вся эта обязательная вечерняя программа мальчишками прокатывается прямо в палатке, потом все стихает. А я долго не могу заснуть: слушаю водопад и саму себя. И разговариваю с самой собой, а потом выключаю, наконец, внутренний диалог и просто ощущаю, как Природа принимает меня к себе, и я растворяюсь в ней – полностью, абсолютно. Так, что меня, наверное, уже нет в этом мире – как сибирского журналиста, социально-активной гражданки и прочей чепухи. А есть только моя человеческая природа – суть человеческая и именно природа.

А все остальное неважно. Точнее, в данный конкретный момент этого остального просто нет. 

Tags: Всходы, Коробка путешествий, Номер 32
Subscribe

  • Зачем нужно искусство

    Вчера мне довелось побывать на "Дне Ч". Это такой праздник для любителей книг, который проводят в Иркутске книжный магазин Кукуля и Центр…

  • Скотопригоньевск форева

    Так совпало: мое спонтанное путешествие в Слюдянку с окончанием чтения Братьев Карамазовых. Занятный опыт: перечтение базовых столпов и основ…

  • Про любовь

    Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Сегодня к нам в редакцию поступил любопытный вопрос, требующий обстоятельного ответа… Или не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments