Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Мем (40). Средиземное море

Тель-Авив – это Средиземное море.

Меня сводили к Котелю и в Храм Гроба Господня, водили по улицам Старого города и по Яффо, показывали мне базар и диван, провезли по всей Галилее, сфотографировали меня на Ливанской границе, устроили интервью с министром туризма, свозили в Самарию на «территории», мне подарили пустыню… И когда остался последний день, меня спросили – что тебе показать еще? – я сказала – море.

Это было очень по-туристически, но не все ли равно!? Ведь до этого за всю свою жизнь я видела море лишь однажды. Это была совершенно изумрудная, поразительная Адриатика. И все.

Потому наш приезд в Тель-Авив был посвящен не только Рине Жак (и Соне Васильевой – с которой мы по странному стечению нелепых обстоятельств так и не встретились, хотя должны были. Но это ничего, все еще впереди, не так ли, Соня?:)), но и походу на море.

Мы едем по городу. Мне рассказывают про улицу Алленби и про английского генерала, в честь которого она названа, говорят про Теодора Герцля – и я даже запоминаю афоризм: «Если захотите, это не будет сказкой». Но в целом я слушаю вполуха, потому что здесь уже пахнет морем. И морской ветер, при всей банальности образа, уже треплет волосы.

Я не умею плавать, да…

Потому я долго, просто бесконечно долго стояла в воде и ловила волны и думала, что это же вообще-то чудо – вот так просто стоять и не ждать, когда, наконец, ноги сведет судорогой. И у меня, наверное, были еще какие-то мысли, хотя – не уверена. Скорее всего, мне было очень просто, пусто и тихо, как обычно и бывает, когда ты один на один общаешься со стихией, которая сильнее тебя.

Это уже сейчас, спустя время, сидя в Сибири за своим письменным столом, вдыхая прохладный запах ночного дождя и вспоминая Средиземное море, можно пытаться восстанавливать (а честнее, сказать – сочинять) то, что тогда было. Но на самом-то деле – было просто море и я в нем. И мелкий средиземноморский песок, который я насыпала в пакет, чтобы привезти домой. И таможенник, вытащив пакет из чемодана, посмотрел на меня вопросительно и спросил: «Сама купила?» Это песок, сказала я, обычный средиземноморский песок. Таможенник повторил вопрос: «Сама купила?»

Да, сама. И чемодан тоже собирала сама. И камень из Махтеш-Рамона – тоже положила туда сама. И сама сейчас уезжаю…

... Привезенный мною песок, мальчишки высыпали в тарелку. В обычную суповую тарелку. Глеб долго возил в нем пальцем, потом задумчиво спросил: «А какое оно, море? Расскажи…»

Как тут расскажешь… Большое синее и соленое? Или вот как сказали мои циничные израильские друзья: ну что такое море? Ну, бухнем в ванную пачку соли – вот тебе и море!

Наверное.

Просто старая как мир поговорка про то, что лучше один раз увидеть, здесь как нельзя более кстати. И мы приедем.

До встречи!

more

Tags: Из-начальное, Номер 32
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments