Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Ламед алеф. Махтеш Рамон

Володя и его дочь Эстер ведут нас к кратеру. По пути Володя рассказывает про маршрут: нам предстоит спуститься в разлом и своими глазами увидеть все те геологические катаклизмы, которые происходили здесь сотни миллионов лет назад.

Этот кратер интересен тем, рассказывает Володя, пока мы осторожно спускаемся по сыпучке к смотровой площадке, что он появился не потому, что сюда упал метеорит, и не потому, что тут случилось извержение вулкана. Это такая сложная и многоуровневая эрозия почвы.

А произошло все так. Сотни миллионов лет назад в результате сдвига тектонических плит появился так называемый Африкано-ассирийский разлом. Плита наползала на плиту, и так формировались «горы». Они стали своеобразными островками в окружающей воде (а когда-то здесь плекался Мировой океан), и самое большое поднятие плит с поперечными трещинами случилось как раз в месте, в которое нам и предстоит сегодня спуститься. Под воздействием воды, которая размывала достаточно мягкую породу изнутри, начался процесс эрозии, отчего края разрушались и вскрывали пустоты. Дожди довершали геологические процессы. Именно так самая высокая «гора» из наползших друг на друга тектонических плит стала спустя миллионы лет самым большим и глубоким эрозийным кратером, который люди назвали Махтеш Рамон. Его размеры впечатляют: длина – 40 километров, ширина – 8 километров, глубина – 300 метров.

Обо всем этом Володя рассказывает нам на небольшой смотровой площадке, откуда Махтеш Рамон виден во всей своей величественной красе.

Мы пока находимся на самом верху, и нам еще предстоит спуститься вниз, чтобы вблизи разглядеть красную выступающую породу и черную, и прикоснуться руками к древности, которая нам, живущим на берегах двадцатипятимиллионного Байкала, даже и не снилась.

Рядом со смотровой площадкой расположен небольшой кемпинг, куда съезжаются любители экстремального туризма со всей страны и со всего мира. Люди приезжают сюда, акклиматизируются, проходят инструктаж и в сопровождении опытного инструктора уходят по одному из многочисленных маршрутов. Кстати, маршруты помечены «верстовыми столбами» - на камнях нарисованы полоски цвета израильского флага. А есть маршрут, где полоски российские, ну или французские – под каким углом посмотреть.

Мы идем по маршруту, помеченному бело-синими полосками. Спускаться вниз не очень сложно – идем по тропе. Но я думаю про себя: как же мы будем по такой жаре выбираться обратно? Хотя, справедливости ради, здесь все время дует ветер, который перемешивает горячий воздух, а поскольку тут еще и абсолютно сухо, жар не липнет к телу и переносится легко.

Только не забывайте пить, все время напоминает Володя.

Я стараюсь фотографировать как можно больше, с разных точек, но мне все равно не хватает мастерства передать всю величественную мощь здешней природы. Всю эту суровую бескрайность, которую нельзя назвать степным словом «простор» или же морским словом «безбрежность». Здесь остро ощущается именно край – возможно, даже край земли, за которым начинается та самая бесконечность. А как представить бесконечность времени? Вот мы были в Иерусалиме – в городе, чья история насчитывает более 3,5 тысяч лет. Как осознать эту временнУю бездонность, когда, например, Иркутску только-только исполнилось 350 – в десять раз младше!!? И когда всего лишь на миг это осознание приходит – оно ошеломляет.

А здесь, в сердце Махтеша, счет идет не на тысячи лет, а на миллионы. Потому словами эти ощущения не описать… Но можно просто поднять с земли красный тяжеленный камень, положить его в рюкзак, привезти через тысячи километров в Сибирь и вот так, держа его в руке, пытаться передать свои сумбурные мысли.

О том, что тебе довелось увидеть просто вечность. При всей избитости этой метафоры. Совершенно над-человеческую – вечность этого мира…

На подъем обратно мы тратим, как и положено, в два раза больше времени. Володя немного сожалеет, что мы не смогли пройти чуть дальше, к огромному дереву, которое растет буквально в паре километров и дает несказанно приятную для пустыни тень.

Ну, ничего, говорит Володя, в следующий раз мы с тобой туда дойдем. И я ему верю. Потому что знаю, что следующий раз просто обязан случиться – ведь это чудо природы я обязана показать своим детям.

Володя и Эстер ведут нас к себе в гости. Татьяна уже приготовила обед. Вот где можно сполна оценить простую возможность умыть лицо!

Пока Татьяна накрывает на стол, Володя показывает нам старинный английский шлем-каску, найденный им в пустыне. Судя по всему, ему должно быть порядка сотни лет. Я держу в руках не ржавое железо, а какое-то специфическим образом закаленное – его прокалило солнце и зачистил ветер с песком.

И тут Ноам спрашивает: «Кстати, а хотите посмотреть самый дорогой отель Израиля? Он находится здесь, в Мицпе-Рамоне». И тогда Володя звонит своему старшему сыну Ники, который работает в этом отеле. И мы едем туда на экскурсию.

negev2

Tags: Из-начальное, Номер 32
Subscribe

  • Про нищих

    Плохо быть нищим. Тем, кто вечно живёт в долг и не имеет денег иногда даже на необходимое. Тот, кому приходится выкручиваться... А если такой нищий…

  • Про любовь

    Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Сегодня к нам в редакцию поступил любопытный вопрос, требующий обстоятельного ответа… Или не…

  • Третий дар

    Вокругденрожденное время - всегда особенное, даже если это промежуточный год, когда мой день как таковой отсутствует. Предстоящий ему февраль и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments