Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

Люди-знаки

Людям нужны подтверждения. Людям сложно принять что-то очевидное, если они это что-то просто ощутили вдруг, почувствовали, пережили как эмоцию. То есть ощутить могут многие, а поверить, что оно - то самое и есть, – нет. Тут надо еще чего-то такого, дополнительного.

Общие вкусы, общие интересы, единый культурный контекст… ты не поверишь, но я тоже зонтики все время теряю!.. надо же, оказывается, мы с тобой в один день родились!.. ух ты – у нас с тобой отчества одинаковые!.. а я тоже люблю лед, который в стакане остался, разгрызать, хотя прекрасно знаю, что зубам вредно…

Банально, но факт.

Почему так происходит?

Люди осторожны. Люди обжигались. Люди понимают, что проще и безопаснее быть до поры до времени закрытыми, чтобы никто в кирзовых сапогах в душу не залез, не натоптал. Попробуй потом отчисти там грязь эту подзасохшую: она, конечно, не каменная – надави посильнее и в пыль рассыплется, но грязь и есть грязь.

А когда такая привычка закрываться миру есть, она в какой-то момент вполне может превратиться в панцирь. В плотный крепкий непробиваемый черепаховый панцирь. И все реже оттуда высовываешь голову, чтобы посмотреть: чего там в мире с окружающими людьми происходит?



Я смотрю на мир вокруг, на людей которые меня окружают – на близких, на дальних, на знакомых и полузнакомых. На тех, кого имею честь назвать своим другом. И на тех, кого не имею возможности так назвать, но дорожу их знакомством – сильно дорожу, не потому, что они какие-то там нужные люди, важные или известные. Просто они как-то чем-то когда-то поразили меня в самое сердце и это поражение во мне осталось, в солнечных лучах преломилось и вот таким солнечным зайчиком скачет, отчего когда они обращаются ко мне «О, Анастасия! Здравствуйте! Рад вас видеть» - во мне просто все замирает благодарно и мне кажется, что это даже не фигура речи.

И вот смотрю я на этих людей, которые меня окружают, и вижу их в динамике, в развитии, в поступательном продвижении к и в. Я вижу их победы и радости, их расстройства и грусти, и просто – вижу. Смотрю на них и – поражаюсь. И радуюсь вместе с ними и за них, и грущу вместе с ними, и молюсь за них (ну да, чего уж, вот так… наверное, во мне какой-то возраст пришел, какое-то такое понимание, что надо просить не только за детей, но и вот за таких людей, что мне даны в общение, в смотрение, в узнавание… раньше не было так, а теперь есть)

Вот С. Он хочет сделать фотостудию, и он ее делает. Его не смущает ничего, он просто изучает варианты, подбирает оборудование, высчитывает, подсчитывает, общается со знающими, ездит по городу в поисках офиса. Он четко знает чего хочет. И он – не боится. Ему 20 лет. И он – не боится. Он рассказывает мне о своих планах, спрашивает, что я по этому поводу думаю, спорит со мной, прислушивается или не прислушивается. Но вот я наблюдаю за ним, за тем КАК он говорит, с какой интонацией, с какими оттенками в голосе и я понимаю – что у него ПОЛУЧИТСЯ. Пусть не сразу, пусть через шишки – но получится. Это ВИДНО. Таких людей сразу ВИДНО.

Вот А. В. У него есть серьезная несерьезная цель. Любой вменяемый человек покрутит пальцем у виска, если эту цель озвучить вслух. Потому что у человека уже вторая половина жизни дааааавно идет и такие цели ставить не солидно. И вообще – с точки зрения солидности – это не цель. Баловство, глупость. Но я – ВИЖУ ту методичность, ту поступательность, то удовольствие от промежуточных побед, которые. Тут нечего сказать и нечего продолжать. Это надо просто увидеть – то сияние радости, которое греет не только самого А.В., но и всех вокруг, кто готов понять и увидеть, кто совершенно четко понимает, что дойти до Луны – это обычная нормальная ДОСТИЖИМАЯ цель. И я знаю, что он дойдет.

Вот С. Она строит дом. Я просто в оглушенном восторге от этого. Я могу только догадываться, какой кровью ей это дается, какова цена этой крови и какие километры нервов и седых волос. НО! Вот у меня есть муж, есть трое не маленьких уже сыновей, и я – не могу построить дом. А она вместе с дочкой-дошкольницей этот дом строит! И она построит его. Как пить дать. И ее НИЧЕГО не смущает. Да, временами ей хочется в Австралию и все бросить, но потом она снова интересуется, когда освободится бригада проверенных узбеков.

Вот А. Она собралась взойти на Эльбрус. Ей это надо зачем-то для каких-то ее личных решений личных же жизненных вариантов. Она знает, что делает, и она это делает методично и поступательно, не превращаясь, однако, в робота. Потому что цель для нее, а не она для цели. И вот это покорение вершины, происходит на наших глазах, и я снова убеждаюсь – НИЧЕГО НЕВОЗМОЖНОГО НЕТ.

Вот Ю. На днях ему исполнилось полсотни лет. Он хирург от Бога, он мастер, он мой ночной звонок, если вдруг не дай Бог. Я обнимаю его, поздравляя, я обнимаю его жену И., с которой они прожили уже 30 лет, я обнимаю его сына С., который уже сам отец, и дочь А., которая совсем уже девушка, а самый младший сын М. – мой крестник. И я смотрю на них на всех – и мне так светло. Я их знаю такую тонну лет, я знаю, чего они пережили в этой жизни, и я не могу насмотреться: на И. – какая она красивая и как мягко она смотрит на Ю. Потому что – целая жизнь в этом взгляде, и когда она говорит, обращаясь к нему «мой самый дорогой человек» - понимаете, это не штамп, в данной ситуации. У меня же есть глаза, и я ВИЖУ это. И мы все, кто собрался за праздничным столом, говорим, поздравляя, каждый свое, а потом добавляем одно и то же (так договорились): Ю.! Докторская! И Ю. улыбается смущенно – у него уже на три докторских материала, у него просто нет времени его привести в бумажный вид. Но вот он же, ребята, сейчас сел за нее! И он СДЕЛАЕТ!

Вот А. и П. Им по тридцать, у них вся жизнь впереди, при том, что уже есть багаж опыта. И вот они решили рискнуть – и рискнули. Начали свое дело. И я понимаю, что у них получится. Не потому что они супер-пупер и лучшие в своем классе (всегда есть тот, кто лучше и умнее, и проворнее и еще много в чем лучше). Просто они решили вдруг не бояться. Это очень важно: сказать самому себе –Я ВСЕ МОГУ.

Вот Л.Б. Кто я, и кто Л.Б… Но у нас с ней небольшое общее дело, которое нам удалось. И вот уже в самом финале, когда осталось поставить восклицательный знак, она берет меня за руку и говорит прерывистым шепотом: «Настя, я так волнуюсь – у меня колени подкашиваются» - и глаза у нее влажные. Она – железная, понимаете. И она ТАКОЕ мне говорит. У меня от этих слов у самой просто колени подкашиваются, мне хочется ее обнять, потому что это очень естественный жест в данный момент, но этого нельзя делать:  кто я, и кто она. Потому я просто веду ее пить чай, и она быстро приходит в себя (еще бы!).  Но, понимаете, это не было минутной слабостью. Это вообще не была слабость. Это просто очень острое пере-живание момента. И я понимаю, что мне еще во многом учиться и учиться: как стать железной и не растерять при этом человечности.

Вот И. Он делает свое дело. Он учитель. Но в какой-то момент оказалось – и он сам это понял, - что он больше, чем школьный учитель. Потому он вышел на новый совершенно уровень, и мне кажется, что он счастлив сейчас. А еще его жена ждет ребенка – и это чудо, к которому он готовится.

Вот А. Еще одна железная леди. Циничная и жесткая, порой до жестокости. Страшная максималистка и рационалистка. И у нее родилась внучка. И случилось чудо. А. помягчала, подтаяла и улыбка непередаваемого блаженства идет у нее изнутри. Нет, она, конечно, в своей манере критично подходит к самой себе, но при этом добавляет: «ты знаешь, я думала, что я все же крепче». Ну еще бы!

Вот К. Захотела, посчитала, изучила, сделала. Получилось. Все просто. Все прозрачно. Почему у других так просто не выходит? Потому что они – не К. Потому что ко всему этому надо умение превратить хотение в желание, а потом желание – в делание. Ничего сложного? А вы попробуйте, как говорится…

Вот О. На улице пасмурно и мрачно. Я звоню ей и спрашиваю: как дела? Ты знаешь, отвечает мне она, сегодня освободилась с работы на часок пораньше случайно, пришла домой и думаю – сегодня же среда, женский день, все должно хорошо приняться и вот – высаживаю анютины глазки. Потому что надо чтоб было красиво, понимаете? Вокруг О. все должно быть красиво и она это красиво сама, своими руками вот так методично из года в год делает…

И вот так перебирать, как бусины четок, поступки окружающих меня людей, и радоваться их победам, и сопереживать их проблемам, и чувствовать их просто зная, что они есть – на расстоянии телефонного звонка, в двенадцати рублях на проезд… Мне это почему-то видится очень важным. Мне важно, что люди вокруг меня меняются. Что они движутся. Что они стремятся. Что они хотят. И делают. Это помогает мне самой – хотеть и делать. Я смотрю на них всех и понимаю: я тоже могу, у меня тоже получится.

Ну да, я всего лишь человек. Тот самый, в черепаховом панцире. И мне все время нужны подтверждения: и про зонтик, и про разгрызание льда, и отчество одинаковое тоже бы неплохо. А иначе мне страшно поверить, что и я – ВСЕ МОГУ.

Вот как окружающие меня люди в это верят.

Но я учусь у них. Точнее – у вас у всех. И всем вам – спасибо и сердцем, и рукой, и за то, что вы меня не зная сами…

(Ps. Собственно, послесловие-пояснение. Хоть и не требуется, но пусть будетJ Обнаружилась совершенно случайно в интернете вот эта поделка - http://www.zovknig.ru/other/8839-predsmertnoe-pismo-gabrielya-garsiya-markesa.html. Это, конечно, не Габриэль Гарсия, и уж тем более не Маркес (ну может, конечно, переводчик налажал, но вообще не похоже на Маркеса – ни по стилю, ни по смыслу). И слова-то там наивные, и мысли несложные – ничего оригинального и уж нового тем более. Но я в случайности не верю, и раз попалось мне – надо реагировать. Вот реакцию вы только что и прочитали. )



Tags: Посевы
Subscribe

  • Зерно №546

    Боюсь, наступит момент, когда я не смогу сориентироваться в том, что происходит... Юрий Норштейн (очень четко сформулировано то, что я ощущаю…

  • Тирания заботы

    .

  • Как нам отвечают

    Первое и главное — нам отвечают ВСЕГДА. Когда мы четко и прямо формулируем вопрос (пусть даже н выглядит как риторический) — ответ будет. И очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Зерно №546

    Боюсь, наступит момент, когда я не смогу сориентироваться в том, что происходит... Юрий Норштейн (очень четко сформулировано то, что я ощущаю…

  • Тирания заботы

    .

  • Как нам отвечают

    Первое и главное — нам отвечают ВСЕГДА. Когда мы четко и прямо формулируем вопрос (пусть даже н выглядит как риторический) — ответ будет. И очень…