Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Category:

«Трансферинг реальности» по Чуприну

Никакой опечатки в заголовке нет: Александр Чуприн не занимается модным ныне трансерфингом реальности, который описал эзотерик Вадим Зеланд в линейке книг соответствующего названия.
Чуприн далек от эзотерики, он – практикующий врач с пятнадцатилетним стажем, кандидат медицинских наук, преподаватель кафедры дерматовенерологии факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки специалистов ИГМУ, автор монографии и более 130 научных и учебно-методических публикаций. И наконец, он основатель и главный врач Первой мужской клиники, в которой лечат не просто заболевания мочеполовой системы, но еще и специализируются на сложных случаях.
А говорим мы с ним – о трансферинге. Этот термин Чуприн придумал сам и вкладывает в него смысл несколько отличный от идеи трансерфинга как мультивариантного мира, в котором все происходит одновременно. В новом понятии меньше от серфинга и транса, но больше от трансфера, который с английского переводится как «перенос». Отсюда – перенос идеи в реальность, мысли в дело и фантазии в свершившийся факт. По Чуприну это не просто возможно, это жизненная необходимость.
Если, конечно, ты хочешь ЖИТЬ, а не существовать.

Клятва Гиппократа.
 - Начнем с начала – с семьи.
 - Папа у меня профессиональный водитель – 39 лет в таксопарке отработал. Мама была снабженцем на радиозаводе. Жили мы на Синюшке – не самый благополучный городской район по тем временам. Но родители меня держали в ежовых рукавицах, и сколько себя помню – я еще со школы начал подрабатывать: сбрасывал снег с крыш, работал дворником, потом, став студентом, ездил проводником на поезде «Иркутск-Москва», еще таксовал на отцовой машине. В общем, старался заработать денег.
 - Медиков не было в семье?
 - Дядя был главный невропатолог Забайкальского военного округа. Когда он в Иркутск на призывную комиссию приезжал, брал меня с собой: я еще в школе учился, но надевал халат и сидел с ним на приеме.
 - Потому в десятом классе вы уже определились с выбором профессии?
 - Не в десятом, раньше. Тогда в старших классах были профориентационные курсы, помните? Можно было выбрать какую-нибудь специальность. И я пошел на медбрата, а параллельно еще и курсы массажа окончил. То есть первичные представления о профессии имел. Поступил в мединститут, на лечфак, потом на пятом-шестом курсе выбрал специализацию.  Отучился в ординатуре. А работать начал с самых первых курсов: был санитаром, медбратом, прошел весь путь с самых низов. И мне всегда моя работа нравилась.
 - Серьезно?
 - У нас без любви к своему делу нельзя. Другое дело, что не оценивается в государстве труд врача адекватно. Считается, что выучить врача и мойщика автомобиля – это одно и то же, если по зарплате смотреть. Но ведь это даже не сопоставимо! Хотя если с другой стороны посмотреть: мы получили то, что сами же и обещали.
 - То есть?
 - Все мы давали клятву Гиппократа: «светя другим – сгораю сам!» - и пожалуйста: разве не это с высококвалифицированными врачами происходит? Потому что – трансферинг реальности: запрограммирован врач на самопожертвование. А ему ведь семью кормить… Сплошной кризис жанра.
 - Вас тоже не миновал?
 - Было дело. В 2005 году. Я как раз диссертацию защитил и вроде не дурак, все время учился и работал, - а последние 15 лет я вообще как штык ежедневно в восемь утра уже на работе, - а ничего себе позволить не могу. Как так?! Что за социальная несправедливость?! Вот такие мысли вгоняли в депрессию. Да и ошибку я одну совершил.
 - Какую?
 - Был молодой – поставил себе цель: в 33 года должен иметь семью, дом, машину. В 33 года ничего этого у меня не было, хотя я учился, много работал, не сидел просто так, сложа руки… Это потом я понял, что нельзя ставить себе возрастных целей: вот к этому возрасту я должен… Никому и ничего я не должен! Тем более, что прошло два года, и у меня все это появилось. И началась новая жизнь.
 - Но не просто же так?
 - Не просто. Есть люди, которые плывут по течению, а есть те, кто сам свою жизнь делает. Я себя все-таки ко второй категории отношу.

Как перестать беспокоиться и начать жить.
 - В 2005-м мне предложили большую зарплату – быть руководителем строительного предприятия. И я согласился. Многие мои однокурсники, в том числе из тех, кто получил красные дипломы, бросили медицину. Потому что получить красный диплом и быть врачом – это две большие разницы… В общем, я тоже ушел из медицины. Но надолго меня не хватило. Одного лета оказалось достаточно, чтобы понять: не мое, не могу. И я вернулся на свое старое рабочее место – и спасибо руководителям, которые меня обратно приняли.
 - И?
 - Я открыл дверь своего старого кабинета, сел на тот же самый стул и подумал: зачем вернулся?! Но именно в этот момент я принял единственно правильное решение…Когда ты столько лет в медицине и знаешь всю систему изнутри, то видишь, что в государстве не принято тратить деньги на мужское здоровье, а потому оно пущено на самотек. Как поправить положение дел? Взять и сделать так, как надо.
  - А как надо?
  - Вот этому я и поехал учиться. Учился в лучших частных клиниках Москвы и Подмосковья. Как шпион – везде ходил с фотоаппаратом, все выспрашивал. И вот с этого момента начался новый трансферинг реальности.

Чуприн осознал, что невозможно заниматься мужчинами, не имея специальных знаний в области эндокринологии, андрологии, урологии. Потому он пошел учиться и получил в Москве диплом уролога, прошел курс обучения по андрологии. Потом  был ИГМУ, кафедра к Гайдарова, где он окончил ординатуру по организации здравоохранения. Еще учился физиотерапии и курортологии.

 - Знания копились, копились, копились…И в итоге количество вылилось в качество?
 - В итоге начало получаться главное: мне хотелось сделать хорошую клинику, узкопрофильную, лучшую в своей сфере, где мы сможем заниматься именно мужским здоровьем и на практике применять не только собственные знания, но и лучшие достижения медицины в данной области. Хотелось начать менять устоявшееся положение дел: если государство не может в полной мере обратить внимание на мужчин, значит, это должны сделать частные клиники. Но сделать на высоком уровне. Именно поэтому мы сразу высоко подняли планку и оснастили клинику не только лучшим на сегодняшний день оборудованием, но и поставили серьезные требования к специалистам: врач должен иметь ученую степень, опыт работы не менее 10 лет, специализацию по нескольким направлениям и опыт работы на кафедре. Таких специалистов – по пальцам пересчитать. Но у нас все врачи этим требованиям соответствуют.
 - Вы рассуждаете как бизнесмен?
- Я не бизнесмен. Я с восьми до восьми сижу на приеме пациентов – нарушаю КЗоТ. Некогда бизнесменом быть.

Мечты сбываются.
 - Клинику вы придумали?
 - Меня многие спрашивают: это франшиза? чей-то бренд? рассчитано на истеблишмент? Нет. Это наша иркутская клиника, рассчитанная на всех, – мы ее с нуля сами придумали. Ниоткуда не срисовали, не скопировали. Я много ездил по России и за рубежом, пятнадцать лет копил знания, и вот так постепенно идея вынашивалась. Зная проблему изнутри, изучая опыт успешных медицинских проектов, я все лучше представлял себе, как такая клиника должна выглядеть.
 - Строили сами?
 - Здесь было пустое помещение, и его надо было превратить в клинику. Семь месяцев шла стройка – кто занимался стройкой, понимает, что это такое. А у нас еще и требования были наижесточайшие: вентиляция, сантехника, потоки грязного-чистого… Видите окно? Я анализ взял, и он через это окно сразу попадает в лабораторию, по коридору его никто не носит. Все продумано, и не просто так: сели и нарисовали, но – с обязательным соблюдением жестких требований санэпидрежима. Тут до сантиметра все продумано, и сразу сделано основательно и хорошо, а не так, что – и так сойдет, сейчас начнем, а потом доделаем. Такой подход изначально не принимался. Отдельной строкой идет оборудование: все самое лучшее, самая последняя линейка, все узкоспециальное, заточенное непосредственно под мужчин. Могу сказать, что у нас лучше оборудование, чем в тех московских клиниках, в которых я был: например, у нас четвертый в России биохимический анализатор спермы – ни у кого в области такого больше нет. А нам надо было!

В итоге Минздрав высоко оценил проделанную работу: Первой мужской клинике присвоена первая категория. Уровень оборудования, квалификация специалистов, соответствие стандартам и нормам – всему этому дана высшая оценка. Сегодня Первая мужская клиника – единственная частная клиника по урологии в Иркутской области, которая имеет первую категорию.

 - То есть у нас можно делать современные высококлассные клиники?
 - А что мешает?
 - Принято считать, что отсутствие денег.
 - Труд – от слова «трудиться». И потом, когда все правильно делается, когда ты ставишь себе вполне амбициозную цель – сделать лучше, чем есть, и при этом решить серьезную проблему, которую ты видишь и понимаешь, что она должным образом не решается… Тут получается обратная зависимость: делай дело, которое ты умеешь, хорошо, и результат обязательно появится.
 - Это ваш бизнес-подход?
 - У врача не может быть иного подхода: есть пациенты, которым нужна помощь. И в наших силах делать это хорошо. Лучше, чем другие. Потому что я прежде всего все-таки врач.
 - Врач, который поверил, что у него все получится. А кто еще в вас верил?
 - Моя семья - жена, дети, мои родные, - и моя команда. Если бы не они, то ничего этого не было бы. Потому что я такой, какой есть, благодаря им, благодаря тому, что они были рядом. Один я ничего не смог бы сделать.
- Говорят, вы еще и книги пишете?
 - Это слишком громко. Скорее это практическое пособие для мужчин о мужском здоровье: о том, как в семье родился мальчик, на что обращать внимание; как мальчик стал юношей; что надо сделать перед вступлением в брак и так далее, до старости. Стараюсь писать простым понятным языком. В отличие от докторской. На нее материала уже набралось достаточно, но - воттолько с тайм-менеджментом у меня проблемы.
 - Двадцати четырех часов не хватает?
 - Не то, что не хватает… Я утром встаю, пью кофе, к восьми приезжаю на работу – и меня поток подхватил и понес. Потом в восемь вечера меня обратно выбрасывает, еду домой, купаю малыша (младшему сыну Чупрова – два года) и спать.
 - Вас устраивает?
 - Устал за последние три года. Но мне моя работа нравится.
 - А мечта есть?
 - На неделю всей семьей на Мальдивы, отключить телефон и заняться дайвингом.
 - Мечты вообще сбываются?
 - Я раньше себе клинику в фантазиях так представлял: обязательно у клиники должен быть собственный сад – деревья, дорожки, скамейки… Когда начали здесь работу – ну ладно, чего уж, не будет своего сада. А потом как-то сижу у окна и вижу – вот же он, сад: и деревья, и дорожки, и скамейки, и клумбы. Да, он клинике не принадлежит, но ты выходишь из нее – и сразу сюда попадаешь. Это и есть трансферинг реальности. Ну, или говоря проще – мечты сбываются.

ноябрь, 2011
Журнал "THE ONE"
Tags: Пахота
Subscribe

  • Примитивный дуализм

    У меня ничего не получится. У меня все получится. Фразы совершенно одинаковые в своей пошлости. Я — отставной говорильни поручик. Командую этим…

  • ***

    ...зачем оно вообще все? иногда кажется, что ни за чем вовсе живем пока живется а толку-то..........

  • Умножение скорби

    Бывает вполне себе сносный день. И многое получается, и тебе удается быть расслабленным и немного пропускать жизнь через пальцы, и дышать, и быть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments