Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Categories:

... когда-нибудь и мы свои Палаточные песни допоем:)

 Мизансцена такова: я уволилась. Теперь, как положено, несколько размышлений на предмет и по поводу.


Что я делаю?
Интересный вопрос. Особенно если рассматривать его со всеми тремя возможными акцентами: что? я? делаю?
Еще пару дней назад я могла бы поставить предпоследним словом наречие «здесь», отчего смысл, тональность и прочие наполняющие вопроса были бы более однозначными и риторичными – о, хвала тебе, неизвестный ритор, до сих пор сидящий в моей голове, чтобы время от времени выбрасывать в пространство ни к чему не обязывающие и не требующие ответа восклицания. Но то было бы пару дней назад. А сегодня «здесь» уже не актуально.
Так что же я делаю?
«Прости, если чем обидели» - с такой фразой мне тоже приходилось сталкиваться, когда я делала широкий жест в виде написанного впопыхах заявления об уходе с очередного места работы. Изначально во мне жив был посыл объяснять, что я вовсе не обижаюсь – но тут ведь только начни доказывать, как сразу же вляпываешься в пучину доказательств от противного: выходит, точно – обиделась.
Но ни разу положа руку на сердце – не обижалась. Есть чувство сильнее обиды. Обида, коль на то пошло, вообще чувство детское.
Не обиду я испытываю. А жесткое разочарование.
Спору нет – лучше очаровываться людьми, чем разочаровываться. Но ведь мы не механические роботы, совершаем самые разные поступки (и я в том числе), а потому, наверное, понять человека и даже оправдать его – важнее. Но понять – это дело времени. Потому первое ощущение все равно возникает, и мгновенно к тому же. И ощущение это – разочарование.
Я разочарована страшно. Не в работе (работа – это люди), не в мотивах (мотивы – это люди), не в системе, наконец (ну это – само собой!). 
А вот тут уже интересно получается: ведь разочаровываться = давать оценку, а это в свою очередь = судить.
Не судите да не судимы.
«…даруй зреть мои прегрешения и не осуждать брата моего…»
Вот с этим тогда – КАК?
Со своими прегрешениями понятно: как только задумаешься о себе, заглянешь в свою же душу, так и ужаснешься – ни фига себе наворотила-то делов. И это ладно, ежели откроется чему ужасаться – собственно и смысл-то в том, чтобы даровалось узреть.
Не осуждать другого - на порядок (на сто порядков!) сложнее. То есть не так. Не осуждать ТУТ ЖЕ. Сиюминутно, в момент совершения им неких поступков или не-поступков. Ведь когда немного успокоишься, поразмыслишь, неизменно оказывается: и ты – человек, и там – люди, ничего нового, так в чем разочаровываться-то? 
Вот в этом-то и вопрос: как бы такое смирение в душе иметь, чтобы обходиться без разочарований?!
Не получается у меня пока. И пока я не знаю: хотела бы я окончательно этому научиться или нет.
Ведь как поступки других людей для нас являются школой, так и наши поступки для других становятся уроком. Наверное, потому мне всегда нравился старый офицерский принцип «делай, что должно, и – будь что будет». 
Может быть, я ДОЛЖНА делать такие поступки не только для себя, но и для других тоже? Это не констатация – это вопрос, попытка размышления не словом, а делом.
Да - мы в себе-то разобраться не можем, а в чужую жизнь и мотивы лезем с нравоучениями. Да - очень приятно придумать своим поступкам некий возвышенный смысл. Да - всегда клево выглядеть этаким борцом и правдорубом. И все же в попытках пристроить хоть одно из этих «да» к самой себе, я понимаю, что это все же не мои «да». Мне, как правило, все равно, что происходит за пределами моего личного жизненного пространства. Так чего же я тогда лезу на рожон?
Нет ответа.
Зато есть свобода! Временная, иллюзорная – но свобода!
Прощай, гражданское общество! Я благодарна тебе за то, что ты в моей жизни было. Я говорю это совершенно искренне и с удовольствием. Чтобы понять, что тебе не по вкусу буритос – надо попробовать, и только после этого говорить – слишком остро для меня.
Я попробовала и с чистым сердцем и совестью говорю: это не для меня. Чтобы иметь право сказать эти четыре коротких слова, я больше года вникала во все подробности построения сей социологической абстракции. И теперь, когда мне только и осталось – передать дела новому сотруднику, который решился взяться за работу вместо меня, - я смотрю на дождь за окном (а новое всегда хорошо начинать в дождь) и мысленно прошу прощения у всех, с кем я работала («… простите мне все мои прегрешения вольные и невольные…»). Отчего на душе появляется легкое чувство… - легкое чувство на душе? Ну и завернула! – короче говоря, то самое легкое дыхание, пар, вылетающий изо рта… 
Tags: Майселф
Subscribe

  • Джармуш, Юппер, Тайная жизнь и Боже мой

    Еще четыре фильма из каннской прошлогодней подборки Джармуш (Мертвые не умирают) - прекрасное кино как кино. Фильм, требующий серьезного…

  • Будто я аэроплан

    Тайный свет мой, дозвонюсь, Непременно объяснюсь, Как ни словом, ни словечком Нипочём тебе не снюсь. Мол, прости, мол, извини, На дворе такие дни,…

  • Стихи

    Сегодня ходила в рощу - дышать воздухом. И заодно читать стихи вслух (чтоб записать и выложить в инстаграмм - ничего себе я пала, ага?:)) И что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments