Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Category:

Номер Четыре: Василий Донских.

На самом деле Василий Донских во многом – первый. В смысле лидер и в смысле лучший. Блестящая хоккейная карьера завершилась не менее серьезной карьерой административной, в которой сошлись не только лучшие руководящие качества (все-таки много лет был капитаном «Сибсканы»), но такая парадоксальная мягкая жесткость, когда кажется, что дело делается само собой. Сам Донских говорит о себе так: «Не такой уж мягкий я игрок. Но и не жесткий. Беру за счет разницы скоростей и самоотверженности – когда во что бы то ни стало надо победить». А победить – это значит быть первым.

Именно этим на должности директора хоккейного клуба «Байкал-Энергия» Василий Донских сегодня и занимается. У него очень простая задача: чтобы клуб был лучшим.
Да он и так лучший! – немедленно поправят меня преданные болельщики. И будут, конечно, правы. Но удержаться на взятой высоте гораздо сложнее, чем ее достигнуть. Именно благодаря таким игрокам, как Василий Донских, команда «Байкал-Энергия» стала лучшей. Именно благодаря таким администраторам, как Василий Донских, хоккейный клуб «Байкал-Энергия» продолжает лучшим быть.
Все правильно: хоккейный клуб – серьезный единый организм, в котором каждый должен быть на своем месте. И тогда – победа!
О победах прошлых и настоящих мы с Василием Донских и разговариваем.
 
 Восемнадцатилетний чемпион
 - Почему вы - четвертый?
 - Правило такое: приходит хоккеист в команду и берет номер, который свободен. Когда в команду мастеров пришел я, был свободен четвертый номер. И так получилось, что именно цифра четыре принесла мне удачу. В хоккей играл и играю под четвертым номером, в футболе у меня – сорок четвертый, номер машины – четыреста сорок четвертый. (И даже в e-mail у Донских есть заветные три четверки. – В. З.)
 - Вы суеверный?
 - Не сказал бы. Но, как все хоккеисты, традиции уважаю: с какой ноги начинать шнуровать конек, с какой – на лед выходить. Плохая примета – клюшку в раздевалке перед игрой уронить… Вообще приметы как появляются: играли в синей форме и выиграли – вот давайте в синей играть. Потом проиграли – давайте на белую поменяем. Но с формой это раньше было. Сейчас регламент другой: синяя – домашняя, белая – выездная. И никакой самодеятельности.
 - Сейчас и раньше… Вы сколько лет в хоккее, если с самого начала взять?
 - Если с начала, то первоклассником меня старший брат на стадион привел. Тридцать семь лет назад получается. Но поначалу это было как игра: каток рядом с домом, коньки на пять размеров больше, форма старшего брата клюшки самодельные – ничего же не было. Елки после нового года загибали и делали клюшки - мое поколение помнит… А брат играл в районной команде – и это было здорово.
 - Вас сразу определили в защитники?
 - Нет, сначала был нападающим. На городском уровне был хорошим нападающим. Потом пришел в команду, которая ехала на российские соревнования, а там ребята были годом старше, и в процессе игры тренер поставил меня в линию обороны. И я считаю, это было правильно.
- В итоге в 1986-м году вы стали чемпионом мира среди юниоров. Какое это ощущение: восемнадцатилетний мальчишка – и чемпион мира?
 - Гордость за нашу страну, гордость за Иркутск. С 16-17 лет можно было попасть в команду, но у меня не получалось поехать на сборы – тогда из глубинки это было сделать очень сложно. Потом на кубке России в «Олимпийском» меня заметил главный тренер сборной СССР по хоккею с мячом Владимир Янко и пригласил в команду на сборы. Так я сезон отыграл. А в 1986 году в Сыктывкаре был чемпионат мира, где мы в финале выиграли у шведов 3:2. Недавно Янко мне передал диск: в Сыктывкаре сделали фильм о том чемпионате мира, - мы здесь его смотрели с ребятами. И у многих – как и тогда, - слезы на глазах. Потому что это очень сильное чувство – гордость за свою страну.
 - Вы двадцать лет были в команде мастеров…
 - Да, закончил карьеру в 2004-м. От звонка до звонка, можно сказать. В принципе, вполне мог играть еще пару лет, но – уходить надо вовремя.
 - Бывших спортсменов не бывает?
 - Как сказать… Конечно, уходишь из профессионалов в любители. Но ведь спорт не оставляешь.
 - Или он не оставляет тебя. Вы же после того, как закончили карьеру игрока, стали тренером женской команды «Рекорд»…
 - Не сразу. Сначала я стал работать в компании «Сервико», которой очень благодарен: не так то просто, двадцать лет отдав любимому делу, взять и начать все с нуля. Но «Сервико» и лично генеральный директор Виктор Захаров помогли мне, приняли в свою команду. И вообще «Сервико» активно поддерживает спорт – и в том числе, «Байкал-Энергию». А Захаров - сам спортивный человек, и коллектив у него такой же… А потом мне поступило предложение возглавить женский хоккейный клуб, я не отказывался. В итоге стал тренером сборной команды страны. Успехи нашего «Рекорда» всем известны – неоднократные победители Кубка России, серебряные медалисты чемпионата мира. Последний год моей работы мы взяли золото на юниорском чемпионате мира.
 - Вы строгий тренер?
 - Справедливый.
 - У вас две дочери. Они в хоккей не играют?
 - Нет. Обе занимались спортивными бальными танцами. Мы их с женой не для хоккея растили. Все-таки это суровый вид спорта.
 - В хоккей играют настоящие мужчины?
 - Именно так.
 
Любить так любить, стрелять так стрелять…
 - Как вы познакомились с женой?
 - В прошлом году у нас уже серебряная свадьба была. А познакомились так: мы были в Листвянке на сборах, а она там отдыхала с компанией. Это было 10 января 1986 года. Познакомились, посидели вечером в кафе, на завтра они уехали, но я взял ее телефон, вернулся в Иркутск – перезвонил. Начали общаться. А 21 декабря у нас дочь родилась. Я к тому времени уже служил в армии – в Чите, в гражданской обороне. Ничего необычного, одним словом. Все как у всех.
 - Супруга хоккей любит?
 - Да. Ни одного матча не пропустила, когда я играл. И сейчас постоянно ходит на стадион – это же свой круг общения, в котором свои традиции и ритуалы. Люди готовятся заранее, созваниваются, обсуждают и после матча сразу не расходятся.
 - А как вы отдыхаете?
 - Всей семьей ездим на Байкал, уже много лет – в бухту Геофизиков. Я консервативный в этом смысле человек: там хорошо – зачем другое искать? Еще ездим с друзьями на утиную охоту на Аршан – несколько раз в год получается выехать в лес, отключить телефоны и отдохнуть от города. Это нас Сергей Домышев организовывает – по охоте он у нас главный.
 - То есть отношения с бывшими партнерами по команде поддерживаете?
 - Конечно! Стараемся и дальше быть все вместе. На охоту ездим, а еще есть у нас свой турнир любительский, который на протяжении всей зимы проходит. Уже пять лет мы так играем: сами собрались – сами все сделали. Есть страничка в интернете, где публикуется турнирная таблица. И я считаю, что для любительского турнира у нас очень хороший уровень. Мы с Домышевым сделали свою команду «Сервико», и поначалу на нас смотрели так: о, такие люди, как с ними играть? Но сейчас уже нормально. Играть с сильными соперниками полезно – сам учишься. И команда у нас многому научилась. Вот такое у нас зимнее хобби. Еще зимой ездим в Байкальск – катаемся на горных лыжах. У меня с Байкальском вообще очень многое связано. Сюда мы раньше по два-три раза в год приезжали на тренировки, а все свободное время пропадали на горе Соболиной. Здесь у меня много друзей, и сам город мне как родной.
 - А летом как отдыхаете?
 - А летом мы играем в футбол. И команда «Сервико» уже несколько лет подряд становится чемпионом города, чем я очень горжусь.
 - Вы тоже в защите?
 - Нет. В футболе я – нападающий.
 
 
На то она и игра.
 - Хоккей с мячом для Иркутска – это…?
 - Хоккей с мячом для Иркутска никогда не был просто игрой. Я бы даже сказал, что это спорт №1 для Иркутска. Не только по результатам, но и по силе любви и преданности, которую выражают нам иркутяне. Очень сильные эмоции испытываешь, когда играешь в Иркутске, на своем стадионе. Огромная ответственность: здесь тебя все знают, и ты просто не можешь сыграть плохо. Не каждый хоккейный клуб может похвастаться такой любовью людей, которой пользуется «Байкал-Энергия». И это признает вся Россия: что только в Иркутске существует такая сильная привязанность к хоккею с мячом. Исторически так сложилось, еще со времен «Сибсканы» и «Локомотива».
 - Как вы думаете, почему?
 - Мы стараемся. В свое время наш тренер Олег Георгиевич Катин говорил: «Когда вы выходите на поле, вы – артисты. И как артисты должны показать красивую игру. Должны быть красивые голы. Надо сделать праздник людям». У каждого на поле своя роль: кто-то должен забивать, кто-то – защищать. И в то же время все должны играть одну игру, чтобы получился оркестр. Каждый делает свое дело, но при этом – все вместе. Только так добиваешься результата. По мнению наших болельщиков сейчас команда показывает неплохую игру. Хотя в предыдущем сезоне у нас концовка была неудачная. Но ведь это игра, итог здесь не спланируешь.
 - Совсем-совсем?
 - Меня, бывает, спрашивают перед матчем: как вы завтра сыграете? Ну, ребята… Пару слов еще можно сказать о состоянии команды, о том, по какой схеме будем играть. Но сказать, как закончится – это невозможно. На то она и игра.
 
Наша беседа с Василием Петровичем закончилась. Мы встречались на «Рекорде», стоял отличный летний день, и у хоккеистов была тренировка. А рядом крутились мальчишки лет двенадцати. «А вы знаете, кто такой Василий Донских?» - спросила я. На меня посмотрели с легким презрительным недоумением: «Да это же лучший защитник «Сибсканы» и капитан еще!», - после чего я прослушала небольшую лекцию, (кстати, гораздо шире, чем статья в «Википедии»). И тут я не выдержала и похвасталась – сказала, что только что беседовала с этим человеком.
«С самим Василь Петровичем?!» - удивление мальчишек было таким искренним. Еще бы! Ведь я только что разговаривала с кумиром, с человеком-легендой, с самым-самым…
И, между прочим – это правда.

Журнал "В хорошем вкусе", октябрь 2011 г.

Tags: Пахота
Subscribe

  • Снова все сначала

    В год своего сорокалетия я придумала,что размещу в своем ЖЖ по сорок моих любимых музык, стихов, сорок мест на земле, которые произвели на меня свое…

  • Лондон

    Открытка из Англии во Францию. Всего-то через пролив переплыть-перелететь. Как оказалась в Израиле? Загадка... Собственно, это последняя,…

  • Аидыше мама

    Это пустыня Негев - на марке. А на самой открытке - Кармель, север страны. А в записи есть мой любимый Борислав Струлев. Где-то есть в жжшке…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments