Nastya Yarovaya (nastya_yarovaya) wrote,
Nastya Yarovaya
nastya_yarovaya

Ростовское лето. Часть 2. Ростов - родина слонов.

 

Конечной целью нашего железнодорожного путешествия был город Ростов-на-Дону. Сюда мы приехали из Иркутска, отсюда совершили несколько туристических вояжей по городам юга России, съездили на Азовское море, поплавали на корабликах по Дону...

Столица Южного федерального округа встретила нас непереносимой жарой, которую, как оказалось, вполне можно перенести. И много еще чем - необычным и не обычным. А также вполне обыкновенным, но все-таки впечатляющим.

Просто когда человек настроен на позитивное восприятие, его все радует. А мы были настроены.

(Историческая справка.

В конце 19 - начале 20 веков Ростов-на-Дону называли "русским Чикаго", "азовским Ливерпулем" и даже "донским Вавилоном". А начало городу положила учрежденная особым Указом Елизаветы Петровны таможня. Она расположилась в устье реки Темерник, напротив урочища Богатый Колодезь - в ту пору активно заселенного донскими казаками. Случилось это в 1749 году.

Вскоре по геополитическим, как сказали бы сегодня, мотивам вблизи урочища Богатый Колодезь решено было соорудить крепость. 23 сентября 1761 года в торжественной обстановке была совершена закладка новой крепости, которой соответствующим указом было присвоино имя Святого Дмитрия Ростовского.

Крепость Св. Дмитрия Ростовского была довольно любопытным сооружением. Она имела форму шестнадцатиугольной звезды с восемью длинными и восемью короткими лучами, "разомкнутой" как раз в сторону Дона. В современном Ростове-на-Дону о существовании крепости напоминает лишь Крепостной переулок.

Ростовская крепость сыграла свою роль в последующих русско-турецких войнах, здесь в свое время располагалась квартира Кубанского корпуса, которым командовал А. В. Суворов.

В 80-х годах 18 века власть в Новороссии была сосредоточена в руках Потемкина, и крепость Св. Дмитрия Ростовского переходила из ведомства одного уезда в другой, пока наконец в 1797 году не был образован самостоятельный Ростовский уезд. Тогда же крепость уже утратила свое пограничное значение и постепенно превращалась в обычный уездный город.

В 1811 году новый город Ростов получил свой герб и Высочайше утвержденный план. Согласно переписи, незадолго до этого жителей в нем было "1788 душ". Сегодня в Ростове-на-Дону проживает около полуторамиллионов человек. В основном русские, украинцы и армяне.)

"Вот что я люблю!.."

... И вот представьте себе такую картинку: пять дней в поезде, через всю страну, приехали в город, в котором ни разу не были. Нас встретили, и после того, как мы смыли с себя дорожную пыль нескольких тысяч километров, спрашивают: "Куда бы вы хотели пойти в первый вечер?" - потому как, чего же время терять? И вот мои дети робко так спрашивают: "А у вас "Макдональдс" есть?.."

Победа масс-культа над здравым смыслом и вкусом в чистом виде!

Короче, в первый же вечер мы посетили эту точку общепита. А потом, по моей уже просьбе, пошли пить кофе.

В Ростове вообще довольно много и самых разных кафе - больших, маленьких, с разными ценовыми коридорами, разной кухней и оформлением. Национальные ресторанчики, где можно попробовать кухни народов мира, соседствуют с трактирами в русском стиле. Например, в большом трактире "Елки-палки" в самом центре города вас встречают настоящие половые в красных рубахах-поддевках, с полотенцем перекинутым через правую руку. Здесь подают окрошку и ягодные морсы, можно отведать настоящей гурьевской кашей и вообще почувствовать дух мещанской России конца позапрошлого века, который так хорошо описал еще Гиляровский.

А вот небольшие кафе, как правило, серийные - город-то немаленький. По самым скромным подсчетам - раза в два больше Иркутска. Есть сеть кафе-кондитерских "Панчо", сушильни "Osaka", кофейни "ПитьКофе". Последних - целых восемь штук по всему городу. Все в одном черно-оранжевом стиле, обязательно в двух уровнях, когда под большим залом, в который попадаешь сразу с улицы, обязательно есть еще один - для курящих, но и с более интимной атмосферой. Плюс черно-белые фотографии культового ростовского фотографа Глеба Садова по стенам. А"фишка" этих кофеен в том, что каждая из восьми посвящена, - и соответствующим образом оформлена, - какой-нибудь одной теме. Например, шахматы. Или, кинематограф. Как раз в "киношный" "ПитьКофе" мы и пошли после пресловутого "Макдональдса".

Старинные киноаппараты, бобины с пленкой и железные "банки" - классика жанра. Очень уютно и стильно. Хит сезона ростовского лета нынешнего года - освежающий коктейль "Мохито" на основе лайма. Может быть и алкогольным. Что до кофе, то хороший мы уже пробовали и в Иркутске, так что особенно поражаться тут было нечему: настоящий терпкий эспрессо, лате со щепоткой корицы, макиато с изящным кремовым рисунком. После растворимой без кофеина тоски плацкарта - просто праздник вкуса.

Из кофейни мы вышли в вечерний Ростов и по одному из главных проспектов - Буденновскому, - спустились на набережную.

Что такое Левбердон?

Здание речного вокзала видно издалека. Его называют "парусник", в виде которого здание и построено. Вообще подобный конструктивизм ростовским "объектам соцкультбыта" свойствен. Местный музыкальный театр представляет собой гигантский белый "рояль", а драматический театр - ни много, ни мало, а "трактор". Гигантский театр-"трактор" известен на всю страну и является одним из самых ярких примеров конкструктивизма в советском искусстве.

Дон совсем не делит Ростов пополам - весь город расположен на правом берегу. А на левом те самые "пляжи, плесы, чайки у затона...", как поется в известной шансонной песенке. Левый берег и есть - царство шансона, шашлычных под открытым небом, закусочных и баров с явным привкусом "шальных" денег, где по вечерам предпочитают гулять "реальные ростовские пацаны". Именно здесь ярче всего проявляется то, что закрепило за городом когда-то славу "Ростова-папы". Все остальные горожане приезжают или приходят пешком по огромному - высокому и длинному, - Ворошиловскому мосту на левобережные песчаные пляжи купаться. Один из главных городских пляжей так и называется - Левбердон.

Ночную жизнь на Левбердоне мы смогли наблюдать в тот же вечер, когда плыли на прогулочном теплоходе по Дону. Ночь, как это и бывает на юге, прямо-таки рухнула - мгновенно и без всяких сумеречных сантиментов. Вроде еще только что светило закатное солнце, а уже через пятнадцать минут - хоть глаз выколи. Впрочем, это не слишком удачная идиома, потому как обилие иллюминации, что на левом берегу, что на правом, делало актуальным другое выражение - светло, как днем. А весело, как ночью, соответственно.

Прогулочные теплоходы - все в разноцветных огнях и с обязательным "музыкальным" сопровождением в виде все того же шансона или какой-нибудь модной зарубежной попсы... Прибрежные ресторанчики в обязательном казачьем стиле - с плетнями, крытыми соломой куренями и народной кухней... И лениво проплывающие огромные корабли - не просто баржи (хотя есть на Дону и баржи), а именно - корабли или, правильнее сказать, суда: настоящие морские, груженые песком, лесом, чем-то еще. Они по Дону выходят в Азовское море, а там - и дальше...

Не парадное лицо.

Весь следующий день мы просто гуляли по городу. Такого ярковыраженного центра, как в Иркутске, в Ростове нет. Зато есть главная улица, похожая на питерский Невский. Это Большая Садовая. Здесь расположены красивые и стильные магазины, кафе и рестораны, шикарный гостиничный комплекс "Дон-Плаза", здания городской Администрации и просто - маленькие архитектурные шедевры домов позапрошлого века, представляющие собой парадное лицо Ростова. Правда, большинству этих домов на самом деле лет не так много, поскольку город практически полностью был разрушен во время Великой Отечественной. Но после войны его восстановили буквально по кирпичику.

А вот не парадное лицо Ростова - которое, конечно, начинается сразу же, стоит свернуть с главной улицы в любую подворотню, вовсе не являет собой пример обшарпанного запустения, дополненного картинками переполненных мусорных баков или просто беспризорного мусора, который столь часто можно видеть в наших иркутских подворотнях. Есть там и обшарпанность, и малохудожественные надписи на фасадах, а вот заброшенности - нет. Более того ни в центре, ни на окраине, где мы жили, мы не видели ни одной помойки, классического (для Иркутска) вида. Это когда стоит три-четыре мусорных бака, огороженных с трех сторон бетонным заборчиком. Большинство жилых домов в Ростове - высотки, а потому все снабжены мусоропроводами. При этом в некоторых домах мусорные контейнеры стоят все-таки на улицах, прямо у подъездов. Но за все восемь дней нашего прибывания мы ни разу не видели их переполненными, или чтобы, например, вокруг них кружили смрадные мухи или одичавшие животные. Оказывается, мусор там вывозят дважды в день - рано утром и после обеда. Что до отсутствия заброшенности и неухоженности, так все объясняется просто - хорошим качеством дорог и тротуаров. Центральные улицы выложены тротуарной плиткой, небольшие улочки - заасфальтированы. А кое-где даже сохранилась настоящая брусчатка - придающая городу исторический колорит и добавляющая хлопот дамам на шпильках.

И вот при таком замечательном покрытии улиц в городе Ростове нами не было замечено ни одного скейтера, всего один роллер - в лице двенадцатилетнего подростка, и лишь пара велосипедистов, причем один из них - на "Каме". Наш старший сын Семен был неприятно поражен этим обстоятельством. Объяснить сей парадокс наши ростовские друзья не смогли, поскольку сами они не являются участниками молодежной субкультуры в ее спортивных проявлениях. Поэтому мы сделали собственный вывод: наверное, скейтерско-роллерский народ летом здесь просто не выживает, да и расстояния для велосипеда - не в пример иркутским, потому проще добираться на маршрутках. Скорее всего, они активизируются осенью, когда спадает жара.

Жареное солнце больших городов.

А жара была знатная! Все-таки юг России. Передвигаясь по городу, буквально залитому солнцем и зноем, мы ощущали себя этакими жаро-колами (по аналогии с ледоколами). Было полное ощущение того, что жара - материальна. Она липла к телу, обволакивала его словно мед - была такой же тягучей, но совсем не сладкой. Самое же неприятное было то, что и вечером тут было жарко. То есть, конечно, по сравнению с днем, ночи казались прохладнее. Но вожделенно свежести ждать не приходилось. Да и откуда ей было взяться, если ночью термометр показывал +32. Несложно представить, что было днем. А поскольку времени на все про все у нас было немного, потому никаких сиест мы себе не устраивали и гуляли по городу в самый солнцепек. Конечно, спасал местный квас - он продается на каждом шагу, называется "Казачий" и стоит 7 рублей стаканчик. Попробовали мы и тамошнюю минералку. Называется "Аксинья", бывает газированная и не газированная. На вкус - так себе, обычная вода. "Архыз" - дороже, но и вкуснее. Самая хитовая - кавказский "Меркурий". И само собой, на ура идут все эти спрайты-кока-колы. Уже в поезде на обратную дорогу мы из праздного интереса посчитали и оказалось, что на воду мы истратили порядка двух тысяч.

Уж очень нам сибирякам там пить хочется!

В первый же день я спросила подругу: "У вас воду из-под крана пить можно?" Она посмотрела на меня более, чем удивленно (в просторечии это называется "как на дурочку"), потом сказала: "Ах, да! Вы же с Байкала!", после чего уточнила, что если очень хочется, то, конечно, у них стоит хороший фильтр, но все-таки они предпочитают для приготовления пищи воду покупать - все ту же "Аксинью".

Конечно, поплавав на следующий день в мутно-зеленой донской воде, мы окончательно поняли, что это не сибирский вариант, когда сквозь толщу воды видно камешки на дне.

Не знаю, есть ли в Ростове, проблемы с водоснабжением - как-то не удосужилась спросить, - но вот в центре мы видели несколько фонтанов. И ни один из них не работал. Может, какая-нибудь очередная профилактика. Но в сорокоградусную жару южный город с сухими чашами фонтанов и фонтанчиков выглядит особенно знойно.

А еще у них в домах стоят водные счетчики. И потому ростовчане предпочитают принимать ванну - обходится дешевле, чем душ.

По-ростовски.

Ростовчане вообще оригиналы. Производят ощущение полной самодостаточности. То есть они, конечно, о суверенитете не задумываются, тем не менее вполне конфортно ощущают себя согласно нехитрому принципу: "есть Россия и есть Ростов". Чего стоят, например, такие лозунги на баннерах-растяжках, развешанные в разных многолюдных местах: "Ростовчане всех стран, объединяйтесь!" и "Дорогие ростовчане! Будьте счастливы!" По нашему сибирскому гостеприимству вполне логично добавить "... и гости города!"

Впрочем, как раз к гостям города ростовчане относятся по-отечески. В этом мы не раз убеждались на собственном опыте. Стоило спросить дорогу, номер подходящей маршрутки или расположение необходимого магазина, как к одному советчику нередко присоединялись еще несколько и уже между собой начинали обсуждать наиболее приемлимый маршрут. И уж не отпускали нас до тех пор, пока вопрос не был исчерпан на все сто процентов.

И все это с классическим южным произношением, которое по научному называется "фрикативный Г", а на деле являет собой трансформацию "г" в "кх" - как-то так, короче говоря. Описать эти южные звуки грамотным русским языком просто невозможно. Как невозможно понять, откуда на всех городских автобусах взялась такая надпись: "Вход НА переднюю дверь". И ладно бы просто надпись - все ростовчане поголовно так и говорят! Включая наших друзей, которые, между прочим, кандидаты наук!

"Галя! Но это же безграмотно!" - пыталась я объяснить подруге. На что та пожимала плечами: "Здесь всегда так говорят и говорили." - "И ухо не режет?" - "Вот уж никогда не задумывалась над этим!"

Значит не режет.

Или объявления на столбах и в местных газетах: "Требуется реализатор". Нет бы написать по-русски - "требуется продавец". Но по-русски тут не проходит.

Интересно в Ростове покупают "бэушные" мобильники. Тут и там по всему городу стоят "жигули", увешанные плакатами "скупка мобильных телефонов". При этом многие добавляют такую незатейливую рекламу: "Постараюсь предложить за ваш старый сотовый телефон больше всех!"

"Жигули" вообще отдельная тема. Такого обилия "четверок", "семерок" и дальнейших "лад" всех возможных моделей мы, сибиряки, привыкшие к японскому авторынку, давно уже не видели. Из иномарок встречаются и "японки" (как правило, с левым рулем), но больше, конечно, европейских BMW, опелей, мерседесов. Однажды мы видели такое дорогущее чудо, как "мазератти". Но именно "жигули" основной вид тамошнего транспорта. Чуть поменьше, но тоже достаточно, "волг", а также автомобильчиков "ока", которые подвергаются особенно изощренному тюнингу.

А еще у ростовчан все нормально с чувством юмора. Приходите вы, например, в ростовский зоопарк, и сразу недалеко от входа вас встречают указатели-стрелочки: к носорогу - туда, к бегемоту - туда, жираф - прямо, обезьяны - направо. А на одной из табличек надпись: "Единственный на юге России диплодок". И если пойти по стрелочке, то как раз в этого гигантского монстра и упрешься - его прямо к лебедям в пруд поселили. Самое интересное, что издалека смотрится вообще как настоящий - маленькие дети даже пугаются слегка. А еще этим летом Ростовский зоопарк проводит акцию с весьма недвусмысленным названием: "Ростов - родина слонов". Акция по сбору средств на приобретение этого чуда индийской или африканской природы - с этим пока еще не определились. Хотя, чего тут определяться? Понятно же, что слон будет ростовский.

Тут, как говорится, и к гадалке не ходи.

Газета "Труд", осень 2007 г.

Tags: Пахота
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments