February 3rd, 2021

writer

Ветки за окном

Под окнами у нас клены разрослись. И тополь один среди них, старый, ещё с моего детства. Тополя - это хорошо. Тень летом дают, ибо сторона у нас солнечная. Но зимой ветки голые, и свет сквозь них беспрепятственно. И свет, и снег.
Голые ветки графичны. Словно кто-то ручкой почеркушки нарисовал - или не ручкой, а даже углем или кистью китайской. Есть в них, в ветках, что то такое - разноплановое. Разнообразное по исполнению.
Почеркушки веток смотрят мне в окно в ранний грязный рассвет. Я лежу и смотрю на них. В них. И вижу в их пересечении профиль Дзержинского.
Я не хочу его видеть. Но вот же он: ястребиная рубленость носа, чернота оттеняющая залысины... Не так уж много в нашей жизни классически узнаваемых профилей.
Забудешь ты мой профиль горбоносый...
Этот - не забудешь.
Он маячит за моим окном не просто в пересечениях веток. Голову с подушки отодвинь, встань с кровати - и профиль исчезнет. Профиль - да. А призрак? Тут уж одним вставанием с кровати не обойтись...
Пришло время нового хештега, говоря современным языком: пятый угол.
Буду писать. То, что вижу: вот так за окном, на улице, посреди своей души, внутри Достоевского.
Красное подушеченое сердце свесило свои плюшевые ладони: зябко ему, но за верёвку на ветру оно крепко держится. Феликс эдмунтович смотрит из веток внимательно и строго. Я лежу и смотрю на это все.
Пора вставать