April 15th, 2020

writer

Петербург по имени Анна

Сначала я бодро впрыгнула в повествование – сразу, как только прилетела. Потому что все придумала. И увидела, как вписать в текст строки стихов и каких именно.
Затем я ровно также вступила (тут уж не до прыжков) в отупляющее отчаяние бессмысленности: к чему это все? Зачем? И уж точно никому оно не нужно, если я сама в том перестала видеть смысл…
Следом меня просто закрутила воронка суеты и прочих дел, обязанностей и обязательств. И было не до того.
А сегодня вышло так, что мы попали в аварию. В нестрашную и все живы. Но вообще-то… Вся зловещесть знака… Ведь мы всегда прочитываем происходящее с нами своим способом, потому что каждый случай – это обращение к нам на НАШЕМ языке. А потому это обращение только мы можем прочитать, обнаружить внутри некий тайный код…
Поэтому я решила отпустить в свободное плавание незаконченный текст. Недоделанный. Недорожденный. Но он уже живой при всей своей недоношенности – и ровно как я ночами – хватает ртом воздух, которого резко не хватает. А потом дышит. Дышит. Дышит…
Я хочу отпустить его, этот текст про мою ЖИЗНЬ, про мое счастье быть самой собой, про тот последний глоток свежего воздуха, который мне подарил Санкт-Петербург нынешней весной. Анна мне подарила…
Ты.
Подарила.
15.04.2020
Collapse )