January 5th, 2020

writer

Ирина Антонова: искусство - эстетически идеальный тип деятельности

«Я думаю, в первые десятилетия XX века закончился огромный исторический период в искусстве, включающий в себя и тот, что начинался Ренессансом.  Мы - свидетели действительно большого кризиса художественной системы.  И этот кризис может длиться не одно столетие, сопровождаясь реминисценциями.  На разных этапах это было:  от Античности к Средним векам, от Средних веков к Возрождению.  И вот сейчас, захватив почти весь двадцатый, этот кризис, вероятно, продлится и весь XXI век.

Меня часто спрашивают, что такое «Черный квадрат» Малевича.  Я отвечаю:  это декларация — «Ребята, все кончилось».  Малевич правильно тогда сказал, суммируя глобальную деформацию и слом, отраженные прежде в кубизме.  Но ведь трудно с этим смириться.  Поэтому и началось:  дадаизм, сюрреализм, «давайте вещи мира столкнем в абсурдном сочетании» — и поскакало нечто на кузнечиковых ногах.  И дальше, и дальше… уже концептуализм, и проплыла акула в формалине.  Но это все не то, это упражнения вокруг пустоты:  чего бы такого сделать, чтобы удивились и не обсеяли.

Больше того, начиная с XVIII века начался глобальный процесс, который я называю «Гибель богов» — недаром есть такая опера у Рихарда Вагнера.  Потому что этот фактор — мифологический — перестал быть главным содержанием и оказывать влияние на пластические искусства.  Можно писать «Явление Христа народу» и в тридцатом столетии, но его время, время известного нам великого искусства, кончилось.  Мы видим, как разрушается принцип эстетики, духа и принцип идеала, то есть искусства как высокого примера, к которому надо стремиться, сознавая все свое человеческое несовершенство.  Возьмите Достоевского.  Его Сонечка в совершенно ужасающих обстоятельствах сохраняет ангельскую высоту духа.  Но в новом времени, а значит, и в искусстве, Дух становится никому не нужен.  Поскольку искусство, хотите вы этого или нет, это всегда диалог с миром.  А в мире и сейчас, и в обозримом грядущем осталась только реальность как стена, как груда кирпичей, которую нам и показывают, говоря:  вот это искусство.  Или показывают заспиртованную акулу, но она вызывает только отвращение, она не может вызвать другое чувство, она не несет ничего возвышенного, то есть идеала.  Как выстраивать мир вокруг отсутствия идеала?.. Я не пророк, но мне ясно:  то, что сейчас показывают на наших биеннале, это уйдет.  Потому что консервированные акулы и овцы — это не художественная форма.  Это жест, высказывание, но не искусство.

Пока есть — и он будет длиться долго — век репродукций, век непрямого контакта с художественным произведением.  Мы даже музыку слушаем в наушниках, а это не то же самое, что слышать ее живьем.  Но репродукция ущербна, она не воспроизводит даже размера, что уж говорить о многом другом.  Давид и его уменьшенный слепок — это не то же самое, но чувство «не то же самое», оно потеряно.  Люди, посмотрев телевизионную передачу о какой-либо выставке, говорят:  «Зачем нам туда идти, мы же все видели».  И это очень прискорбно.  Потому что любая передача через передачу абсолютно не учит видеть.  Она, в лучшем случае, позволяет запечатлеть сюжет и тему.

Постепенно люди отвыкнут от прямого общения с памятниками.  К сожалению, несмотря на туризм и возможность что-то посмотреть, новые поколения все больше будут пользоваться только копиями, не понимая, что есть огромная разница между копией и подлинным произведением.  Она зависит от всего: от размеров, материала, манеры письма, от цвета, который не передается адекватно, по крайней мере, сегодня.  Мазок, лессировка, даже потемнение, которое со временем уже входит в образ, мрамор это или бронза, и прочее, прочее — эти ощущения окончательно утеряны в эпоху репродукций.  Я не мистик, но есть определенное излучение той силы, которую отдает художник, работая над картиной иногда много лет.  Это насыщение передается только при прямом контакте.  То же с музыкой.  Слушать музыку в концертных залах и ее воспроизведение даже на самом новейшем носителе — это несравнимо по воздействию.  Я уже не говорю о той части общества, которая читает дайджесты и выжимку из «Войны и мира» на сто страниц.

Вот с этим укорочением, уплощением и обеззвучиванием человечество будет жить, боюсь, долго.  Необходимо будет снова воспитать в человеке понимание, что ему необходим сам подлинник как живой источник, чтобы сохранять полноценный тонус эмоциональной жизни.

Власть технологий приведет к тому, что все будет исчерпываться получением информации, но будет ли уметь человек грядущего читать глубину, понимать суть, особенно там, где она не явна?  Или он не увидит ничего, например, в суриковской «Боярыне Морозовой», кроме фабулы:  на санях увозят женщину, поднимающую свой знак веры, а кругом народ.  Но почему сани идут из правого угла в левый верхний?  Между тем это не просто так, Суриков долго над этим работал и почему-то сделал так, а не по-другому.  Будут люди задумываться над тем, почему тот или иной портрет профильный, а не фасовый?  Или почему, например, фон просто черный?
Чтобы содержание искусства было доступно людям будущего, надо смотреть на великие картины, надо читать великие произведения — они бездонны.  Великая книга, будучи перечитанной на каждом новом этапе жизни, открывает вам свои новые стороны.  Я пока знаю тех, кто перечитывает великие книги.  Их еще много.  Но все больше будет людей, кто никогда не станет перечитывать ни Пушкина, ни Лермонтова, ни Гете, ни Томаса Манна.  Понимание поэзии тоже уходит.  Думаю, в будущем только редчайшие люди будут наслаждаться строками «На холмах Грузии лежит ночная мгла…».

Я не могу предвидеть изменения во всей полноте, как не могла предвидеть интернет.  Но знаю, что необходимость в искусстве, вот в этом эстетически идеальном типе деятельности человеческой, снова наберет силу — но мы пока не знаем, в какой форме.  И знаете, из чего я делаю такой вывод?  Из того, что люди — вы, я, много еще людей — они продолжают рисовать пейзажи, писать стихи, пускай неумелые и незначительные, но эта потребность есть.  Маленький ребенок всегда начинает рисовать маму — сначала вот этот кружочек и палочки, потом, когда сможет, он напишет «мама», а потом нарисует рядом домик, потому что он в нем живет.  Потом он сам сочинит песенку, потычет пальчиком в клавиши и сыграет мелодию.  Первобытный человек лепил Венеру с мощными формами, как Землю, которая рождает.  Потом она превратилась в Венеру Милосскую, в Олимпию и Маху.  И пока у нас будут две руки, две ноги, пока мы будем прямоходящими и мыслящими, потребность в искусстве будет.  Это идет от человеческой природы с начала времен, и все будет так, если ее, конечно, не искорежат совсем.
А пока не появились зеленые листочки, пока не видно новых Рублева, Леонардо, Караваджо, Гойи, Мане, Пикассо, так уж огорчаться не надо — человечество создало столько великого, что и нам с вами хватит вполне, и вообще всем.

Так получилось, что моя специальность подразумевает историческое видение.  И в истории уже бывали такие моменты, когда все подходило, казалось бы, к финальной точке, но потом вдруг появлялись новые люди и что-то происходило.  На это и следует надеяться.  Потому что уж слишком сейчас явственна индифферентность по отношению к искусству.  Культуре не помогают.  Не помогают даже умереть.  Просто совсем игнорируют.  Но многие при этом делают очень умный вид и непрерывно кричат:  духовность, духовность.  Но нельзя же свести духовность только к религиозному мироощущению.  Как нельзя не понимать, что плохое образование, несмотря на интернет, только добавляет хрупкости цивилизации в целом».

Ирина Антонова, президент
Музея изобразительных искусств имени Пушкина

(Мне прислали сегодня по почте. Попыталась найти источник в интернете, но сколь-нибудь достоверных и серьезных - не нашла. Но даже если эти слова лишь приписываются, они не так плохи)
writer

42: спустя десятилетие

Как положено всякому приличному экзистенциалу, у меня существует собственный незакрытый гештальт. И его незакрытости - страшно сказать - в нынешнем 2020 году исполняется десять лет. Такую круглую дату я обнаружила случайно (пройдя по тегу данного журнала "42").
Все дело в том, что когда мы с Люсей Дурасовой презентовали наши "Стеклянные шахматы" в галерее ДиАС (как раз десять лет назад), мы анонсировали свой следующий проект, который уже имел название - "Сорок два". Да, на поверхности лежала отсылка к Дугласу Адамсу - мы собирались с Люсей автостопом пропутешествовать по нашей персональной галактике...
Потом Люся уехала в Москву, потом мы сделали с ней другое... Потом она стала занятым человеком и я тоже... Мы изредка встречаемся где-то как-то виртуально и уже нет ни сил, ни того драйва, чтобы выйти на эту тропу и поднять вверх руку с призывно поднятым большим пальцем...
Но вот осенью прошлого года я-таки анонсировала свое желание этот гештальт закрыть, для чего предложила всем желающим поучаствовать. Все предполагалось просто: я искала добровольцев, которорые были готовы дать мне интервью с неочевидными вопросами. Когда на предложение поучаствовать откликнулись девять человек, я для каждого составила по 42 (ну да:)) вопроса... Персональных вопроса, само собой, расчитанных на конкретного человека.
И люди потихонечку слились.
Я понимаю их. Во-1, вопросы случились в самом деле непростые. Во-2, я сама предложила ничего не делать через силу и по обязанности, а потому была готова к отказу. В-3, думаю, вполне возможно сама по себе идея оказалась так себе (а лишь мне она казалась замечательной).
Однако трое смелых замечательных моих друзей - не побоялись! И целых три интервью у меня случились. И там - замечательные ответы, которые мне совсем не хочется замолчать.
В конце концов, может быть, мне еще удастся взять для закрытия собственного гештальта оставшиеся 39 интервью и получить ответ на главный вопрос жизни, вселенной и всего такого...
А пока этого не случилось, я получила разрешение опубликовать три полученных интервью у себя в жж. Я не стану предварять их никакими объясняющими врезками. Скажу только, буквально по два слова про каждого человека. Единственное, что позволила себе - дать название.
Итак.
Валентина Рекунова, журналист, живет и работает в Иркутске.

Collapse )