July 28th, 2019

writer

Лужin

Эпиграф
…Знаешь, Настя, я тебе про твой эгоизм хочу выложить свои антропологические заметки. Мне не только кажется, но я знаю наверняка: ты его себе набалтываешь. Что я имею ввиду? Вот смотри (твой любимый речевой оборот). Мне наша с тобой общая знакомая говорит: «не люблю я твою Яровую, потому что она всеми пользуется». А дело не в том, что ты пользуешься. Пользуются все. Ты просто так именно о себе и говоришь. Ты же говоришь сама всем подряд: «Я себя люблю... Я должна подумать о себе, если мне хорошо будет, то и остальным рядом со мной будет хорошо…» Люди не тупые, они запоминают. Когда тебе что-то надо, ты тоже не сильно заботишься о том, как это выглядит, лепишь напрямую: «Я тут решила воспользоваться». И не все слышат здесь иронию. Но запоминают. Ты везде (нужно или не нужно) трындишь про свою теорию разумного эгоизма. Тоже мне Лужин...
(Избранные места из переписки с друзьями)


На днях я вернулась из своего девятнадцатого путешествия по Израилю. По издавна заведенной привычке (и прямо в этом моменте со мной случилось дежа вю – ведь ровно такие слова я уже писала… где? когда? В прошлой жизни? В потустороннем измерении? Что толку, впрочем, раскручивать – и раскурочивать – тему дежа вю, когда поток мыслей записать, уложить в…
… в этом месте случился очередной разрыв шаблона, разлом сюжета, благодаря которому, наверное, все пойдет не по той дороге. А может – что было бы лучше и вернее – даже и вовсе не пойдет, а встанет колом (или станет колом – что даст фразе совсем другой, согласитесь, смысл).
В самом деле: к чему опять писать про Хайфу, море, ощущения вечности и надмирности и вот это все, что со мной произошло на этот раз. Какие открытия случились, какие поражения (от поразить и от проиграть) вышли со мной, в меня и из меня. Все это так или иначе уже было. Ничего нет нового ни под солнцем, ни среди людей
(… можно, конечно, развести демагогию, что ничего нового и – ВСЕ новое, происходящее впервые и к тому же единожды. Но – надоело… Гала сказала нашей с ней московской ночью: мудрость в том, чтобы уважать пунктиры и вилки (как-нибудь я все же растекусь мыслью по древу этой мысли, потому что она мне нравится)
Не стану.
Хотя хотела.
Но эта пауза, когда вчера средний вошел в комнату со словами «здесь продается славянский шкаф?», имея в виду, что хочет избавиться от одного шкафа из своей комнаты, а потому предлагает его отписать мне – и вот мы занимались переездом переносом перепаковкой вещей, и теперь у меня есть шкаф под все мои переплетные дела, и стало чуточку легче дышать, как всегда бывает, когда выкидываешь хлам из своей жизни…
Так вот эта рабочая пауза лишила меня слов про все случившееся со мной нынешним летом. И лишь одну закольцованную композицию мне хотелось бы записать для себя на память, потому что она великолепна.
Началась она с эпиграфа. В котором я, безусловно, услышала набоковского Лужина – неврастеника, тяжело пережившего свою финальную партию. А моя визави, безусловно, имела в виду классическое раскольниковское альтер-эго с его теорией одного кафтана. О чем я даже не вспомнила, ибо никакой знаток Достоевского, увы.
Да и вскрылось это забавное противоречивое недопонимание случайно. Я захотела посмотреть, в каком году Набоков написал свой роман. А дальше, на запрос «лужин» вдруг чертиком из табакерки выскочил Петр Петрович, и пружина метафоры развернулась во всей красе своим серпанинным фейрверком, тем более, что лента фейсбука в тот же миг предложила мне (ОНИ следят за нами, это сто пудов!!!) вот эту картинку: https://www.facebook.com/photo.php?fbid=2960791337269655&set=a.485022394846574&type=3&theater
Картинкой без задней мысли я не могла не поделиться со своей приятельницей. На что она тут же отреагировала: Да! Иди присматривай ЛУЖУ:)
И мне кажется, это прекрасно.
(Всеми руками удерживаю себя за шкирку, чтобы не пошутить про то, что сейчас за окном… Ибо шутки про дождь в данном контексте - это уже пошлость)