September 25th, 2018

writer

Эпизод 14: второй синопсис

Итак. В этом романе всего по два. Все имеет свою пару. Друг имеет друга, а враг - врага. Две главных героини. Два региона внутри одного большого СССР, а потом и две страны – Израиль и Россия. Два мира (да-да, два Шапиро!). Две пластинки, путешествия которых станут основными сюжетными линиями. Два автора-исполнителя – популярных каждый в своем мире (ведь пластинки, само собой, здесь не просто так). У каждого яда обнаружится свое противоядие. У каждого действия – противодействие. Абсолютный закон сохранения энергии: если где-то убыло – значит в другом месте прибудет. Обязательно сойдутся воедино волна и камень, стихи и проза, лед и пламень, дождь и хамсин... Сказки будут соседствовать с притчами (все об одном, да форма разная). Когда на одном краю романа будет ночь, на другом обязательно день. И в этой трансконтинентальной одновременности станет биться главное сердце сюжета. Чтобы его разгадать, придется потрудиться. Это немного похоже на процесс неделания, который описал однажды Кастанеда: смотреть надо не на листья, а на просветы между ними, концентрировать внимание именно на том, что между предметами, событиями, на вот этот переход, на который никто не обращает внимания. Но если правильно сфокусировать взгляд, то, возможно, удастся увидеть, а потом и осознать, что:
- во всем – все
- у всего есть свое альтер-эго
- ну и полный дао
(Отвлекаясь от романа, сделаю техническую ремарку, потому что она так и просится: именно поэтому годовой проект «Роман на карточках» под названием «Компания по сдвигу гор» публикуется на платформе, которая называется Дзэн).
Картины, которые выбраны для иллюстраций, частенько не просто самодостаточны, но и являются дополнительным кодом к тому, что происходит внутри сюжета. Для знающих иврит, этот код, возможно, будет лежать на поверхности. Для не знающих обязательно обнаружатся подсказки внутри текста.
Роман на карточках - это большой паззл, постмодернистская игра, которая, однако, предполагает все же логику последовательностей. Поэтому единственно верная стратегия - не пытаться разгадать все шифры и тайны сразу (тем более, что автор и сам обо многих из них не догадывается), а просто получать некое ментальное удовольствие от процесса сотворчества. Ведь автор и читатель - это еще одна пара внутри общего процесса.  Этакое совместное создание единого полотна лоскутного одеяла, к которому пришиваешь кусочек за кусочком - и вот уже вырисовывается узор и тепла становится все больше... 
Имена, прозвища, названия, важные слова обязательно имеют в романе своего ментального двойника и никогда не случайны. Ничто не просто так. И в то же время на самом деле – все просто и даже проще некуда. Вот есть яблоко, а есть гранат. Вот Дальний Восток, а вот - Ближний. Кто-то плачет, кто-то смеется. У всего есть причина и в то же время, если мы начнем копать вглубь, то в конце концов длинным или коротким путем, но придем к одной и той же ПЕРВОпричине, главному ответу на вопросы почему и зачем. Возможно, у каждого будет своя первопричина. Но автор абсолютно уверен лишь в собственной версии и числит в первооснове мироздания, миропонимания и мировосприятия любовь. Это единственное – у чего нет и, наверное, не может быть пары. Как не бывает пары у того, что было в начале. И это, пожалуй, единственное, что произошло не одновременно, а последовательно.
Ненависть – это всего лишь антоним к слову, но по сути только частная форма проявления (от любви до ненависти…). Хотя, может статься, что к финалу автор в своих первоначальных замыслах и разуверится. Ведь для чего люди пишут романы? Прежде всего, чтобы познать самих себя, выпуская из бутылки своего собственного джинна…
«Может быть, господин хочет, чтобы я построил дворец?.. Может быть, господин хочет, чтобы я разрушил город?..»
Нет. Давай попробуем для начала сдвинуть горы…


Реувен Рубин. Дорога к горе Мерон