March 23rd, 2013

writer

Новая Весна. Год спустя

... Так и бывает. Так, наверное, и правильно. Когда много думаешь, много готовишься внутренне к чему-то для тебя важному и рубежному - заболеваешь... уже от ожидания, предчувствия, волнения, очарования, разочарования, напряжения, надежд и прочего всего, что под яркой лампой рассматривается, в конечном итоге, как мишура. По факту - вот оно: возрождение... Потому и теряю силы, здоровье, уверенность в себе, в том, что силы восстановятся, в несомненности ежедневных поступков и  жизненных решений в целом. Теряю уверенность в  том, что жизнь, словно кожа на порезанном пальце, обновится, все рубцы затянутся, второе дыхание откроется, солнце вынырнет, будто стесняясь такого необдуманного поступка, из-за туч. Мир улыбнется. Душа, как камертон, будет откликаться на каждую глупую наивную  мелочевку... И -  расцветет... И - поплывет... И - растает… И так это мудро, что мир - бушует, шипит, бросает нас, как сошек, гнет и скручивает в бараний рог наши планы на жизнь, на завтра, вчера, послезавтра. И хлещет в лицо абсолютной безнадегой. Но только все это специально! Чтобы,  как в самых бОльных минутах беременности и родов видеть руку ребенка в своей руке; во всегда кажущихся нескончаемыми падениях – взлеты; в кровавящих душу  потерях – обретения; в пробирающей  неуютности за стеклом - проверку на вшивость: а знаете ли вы, а верите ли, твердо ль убеждены, что за всей этой бурей и хмарью, серым и вислым где-то там, за углом, переминаясь с ноги на ногу  стоит Она.Такая банальная, но такая желанная. Новая Весна. Мы ее заслужили. И мы потянемся, расправим себя и сощурим глаза от яркого света, а на самом деле - от счастья, от запахов, от такого простого блаженства... И лишь насладившись, вспомним, что вот, дескать пОшло любить щенячьей любовью весну, а надо бы - благородную осень… Но это потом, потом…Сейчас - просто ждать. Ждать осталось чуть-чуть… И проснуться, как в детстве, с ощущением того, что начнется сегодня, сейчас совершенно Новое, и оно будет залито светом…
… и будет совершенно непонятно: откуда он этот, этот свет: то ли пробивается в утренний дом сквозь неплотно задернутые шторы, то ли прорывается в мир через неплотное прозрачное небо, то ли прорывается в жизнь, наполняя душу светом - а уж он, ТОТ самый и есть. Тот самый - нужный и желанный. Берется из мира и поселяется в душе, чтобы оттуда излиться в мир. Потому и светло. И тихо...