December 6th, 2012

writer

Андижан

Как и многие узбекские города, Андижан был почти полностью разрушен землетрясением. Только не 1966 года , от которого пострадал Ташкент, а в начале века – в 1902 году.

В центре города стоял старинный минарет, фундамент у которого был сделан в виде огромной, раскинувшей восемь (может, больше) лучей звезды. Благодаря такому мощному фундаменту, минарет остался невредим, в то время как все остальные здания и постройки в городе превратились в руины.

Между прочим, Андижан – один из древнейших узбекских городов. Даже дата его основания вызывает споры.

Что не разрушила стихия, то уничтожил человек. В 20-е годы, с приходом советской власти, все без исключения мечети, минареты и прочие культовые постройки были уничтожены. И только старый минарет снова устоял…

… Но вот тут я не помню, как было на самом деле: то ли его взрывали  и ничего не вышло, то ли его решили все же оставить, как уникальную постройку, которая столько пережила на своих веках (не на одном даже!).

И вот жалею теперь, что 25 лет назад во мне еще не было привычки фиксировать какие-то важные моменты в блокнот.

Но кто же думал, что спустя четверть века, я вдруг вспомню про Андижан, и вообще про свой среднеазиатский вояж? Мы тогда проезжали еще города Ош и Чимкент – но это уже Киргизия. А вот в Самарканде – не были. Побываю ли теперь? Вряд ли. Хотя пути, они, как известно, неисповедимы… Вот с чего мы в 9-м классе поехали в Среднюю Азию вдруг? А неизвестно с чего – просто была возможность путешествовать и мы путешествовали. В Москве побывали, в Средней Азии побывали, Байкал весь излазили, а потом школа закончилась.

А потом и Советский Союз.

Это без ностальгии, это просто констатация.

writer

Золотое кольцо России

Про мое замужество есть отличная байка. Пропадали две путевки в тур по Золотому Кольцу с заездом в Питер, Петрозаводск и на Валаам. Точнее – с заплывом ибо тур предполагался на теплоходе. И вот нам с будущим супругом говорят: поезжайте, только расписаться надо, а то у вас проблемы с заселением в гостиницу будут и вообще нельзя же неженатым в одной каюте плыть.

А женатым – можно!

Представляете, какой хитрый развод?

Ну и вот с тех пор уже 22 с половиной года…

Как там в анекдоте? Если бы сразу убил – уже на свободу бы вышел.

Но путешествие было и впрямь славное, хотя, и столь запоминающееся, как среднеазиатский вояж. Думаю, все дело в том, что мы больше были заняты друг другом и новым статусом, чем волжскими видами. Потому от всего вояжа во мне остались лишь названия – Плес, Углич, Ярославль, Кострома… А доплыли мы по Волге, с заходом и долгими остановками на всех попутных пристанях, аж до Нижнего Новгорода. После чего повернули обратно.

В Ярославле был дождь и великолепный музыкальный магазин, в котором мы накупили виниловых дисков. В Угличе нам рассказывали про убиенного царевича Дмитрия. В Плесе был (думаю, что и есть до сих пор) дом-музей Левитана. А Нижний Новгород – это Максим Горький и Андрей Дмитриевич Сахаров. А Кострома – это родина «Бесприданницы». Именно здесь снимал свой фильм Эльдар Рязанов, и Лариса Гузеева тут ходила, а «Ласточку» мы так даже и видели – стояла на причале, приглашала туристов.

Самый лучший кадр в фильме: когда Паратов-Михалков кулаком яблоко на перилах разбивает…

Но это к Костроме уже отношения не имеет.