August 25th, 2012

writer

Поход. День второй

Мы проснулись не рано. Или рано. Мне было трудно сориентироваться, потому что я, наконец, спала без этого ощущения, что ты спишь в предбаннике хорошо натопленной бани. Наши израильские друзья сказали, что ночь была прохладной. Мои дети сообщили, что наконец-то было не жарко. А я – вот так как уже сказала: как провалилась просто. Несмотря на непрекращающийся шум водопада.

Когда я выползла из палатки, мальчишки уже позавтракали. При этом банка сгущенки зияла раскуроченной дырой строго по середине – при помощи камня. Сразу вспомнилась классика жанра из Джерома.

Мне сварили кофе.

Я знаю, что в походе надо пить чай. И желательно заваренный специальным образом с добавлением подручных материалов. Например, был у нас много лет Илья-Еж. В нашей небольшой группе он был ответственным как раз за чай. Такого чая я не пила больше нигде и никогда. Точно говорю. Когда мы разбивали лагерь, Илья удалялся в местные прерии и приходил с листьями брусники, смородины, с шиповником, какими-то еще травками-муравками и корешками, про которые знал только он. Приготовление чая, таким образом, традиционно представляло собой священнодействие. Это был ритуал, к которому все мы относились очень серьезно. Но не без юмора, конечно. Однажды случилась история! Проходит наша мама Ната (у всех же туристов прозвища, ну!) как-то раз мимо котелка, кипящего на костре, а там в воде – палки какие-то плавают. Ну, мусор. Она мусор аккуратно выловила и дальше по своим делам двинула. Через пару минут поляну потряс громогласный рык Ежа: «Где мои корни?!!!» Оказалось, что палки – это были никакие не палки, а замоченные в воде корни шиповника, которые заботливый Ежик вычистил и добавил в будущий чай, чтоб прокипели хорошенько. А фраза «где мои корни?!» с тех пор является апокрифом.

Так что лесной чай – это святое. Но я кофе в лесу тоже пью. Совершенно особенный род удовольствия. Тихо, раннее утро, костер, выползаешь из палатки и в железную кружку – кофе… Ооооо! Ну, кто плавал, тот знает.

Вот и на этот раз. На берегу нахаля Кзив, умывшись в настоящем водопаде и – кофе. Жизнь удалась – это еще называется.

Позавтракав, мы оставили лагерь (да-да, вот прямо так, как был, только документы я на всякий случай с собой забрала – мы там по стране в обязательном порядке с документами передвигались) и пошли дальше вверх по течению.

Идти налегке по тропе, а временами просто по воде, было невообразимо приятно. Периодически мы останавливались и залазили в воду целиком прямо в одежде. Момент полного высыхания наступал примерно минут через 20… Ну, через полчаса, что тоже, согласитесь, немного.

Вскоре мы дошли до источника Эйн Тамир (точнее, это немного тавтология, потому что слово «эйн» и есть «источник»). Эйн Тамир попадает в Кзив прямо из пещеры. В нее можно пройти, и это ощущения совершенно обалденные: по воде заходить в пещеру, пробираясь по узкому тоннелю все дальше. И плеск воды под ногами отзывается легким пещерным эхом, и узкая полоска света, которая остается за спиной, и влажные шершавые стены сужающихся сводов…

На выходе из пещеры растет мята. Нарвали мяты в чай.

Накупавшись, набаловавшись, набалдевшись в воде (и не только мальчишки, потому что я не могу к ним не присоединиться – просто впадаю окончательно в детство, сижу в воде, лежу в воде, скатываюсь с небольших скальных горок…) мы возвращаемся в лагерь.

Обедаем, пьем чай с мятой. Уже полдень, и Катя говорит, что если мы хотим подняться к Монфору сегодня, то надо собираться.

Мы сворачиваем лагерь и выходим в обратный путь. Часть еды мы съели, воду выпили – идти становится легче. Как, впрочем, любой обратный путь. Потому мы довольно быстро добираемся до начала маршрута, с которого начинается подъем на Монфор. Здесь мы устраиваем привал, запасаемся водой, потому что наверху воды нет, а нам предстоит там переночевать ночь (в настоящем средневековом замке!!!) и выйти к автобусу совсем в другую сторону, где воды по дороге не будет.

Солнце движется к закату. А нам предстоит подъем.

writer

Мне надо сделать...

- одно большое дело за сегодня;
- еще одно дело такое же большое за завтра
(и в итоге два этих больших дела, отложенных на выходные, надо просто сделать хоть как-то к понедельнику)
 - мне надо подготовить к понедельнику все для того, чтобы в понедельник сделать просто гигансткое дело;
 - и несколько дел не очень больших (четыре, если конкретно), которые если не сделать сейчас, пока они еще маленькие, в понедельник они сначала станут большими, а потом очень большими и вообще, если их откладывать и дальше, просто раздавят меня;
 - мне надо сделать еще важное. Оно как бы не слишком большое и давить меня не собирается в ближайшее время, но оно важнее всех прочих больших и гиганстких дел (так бывает)
И я уже не говорю про помыть пол и про ужин!

И вот мне делать ничего не хочется. И я просто пойду спать.
(А пол у меня мальчишки помыли:)) Даешь рабский детский труд!!!)