August 12th, 2012

writer

Тридцать три коровы

На самом деле коров было гораздо больше. У каждой на ухе болталась «серьга» с номером. Такой же номер был «обесцвечен» и на боках. То есть не написан краской, а вот прямо на шерсти, вероятно, чем-то вроде перекиси водорода – и по шаблону. Мы в школе так делали – обесцвечивая свои челки. Самые отчаянные решались на всю голову, но это могло быть чревато.
Впрочем, про коров.
Коров мы видели в кибуце. А в кибуц, который расположен в паре-тройке километров (мне всегда сложно определять расстояние на глаз) от Бейт-Шемеша, мы ходили в поход в понедельник, 9 июля. Специально посмотреть коров и вообще сам кибуц. Называется он так – Tsora. Так написано на указателе и как это транслитировать в русский (Цора или все же Тсора?) я не знаю. Потому пусть будет латиницей.
Что такое кибуц объяснять не надо – про этот израильский феномен и так всем известно. По данным Ежевики после 2001 года в Израиле действуют 267 кибуцев, в которых живут и работают 115 с половиной тысяч человек. А вот про мошавы известно меньше. Хотя это тоже сельские поселения. И их почти в два раза больше кибуцев. Грубо говоря, если кибуц – это колхоз, то мошав – совхоз. (Хотя в советское время разница между колхозами и совхозами была слабоосознаваема. Но если по первоначальным смыслам брать…)
Кибуц Tsora – это бесконечные ряды и плантации деревьев и кустов, из которых я смогла идентифицировать лишь оливки; пшеничные (наверное) поля вокруг (наверное – потому что нивы были сжаты, солома убрана, но колоски, отдельно выпавшие из снопов, попадались, и это была явно пшеница). Птицеферма – с курицами и индейками. И огромный-преогромный коровник.
В коровник можно зайти запросто (как и вообще везде в кибуце) и покормить коров. Что мы и сделали.
Огромные стойла под навесом, для усиления сквозняка работают гигантские вентиляторы – отгоняют назойливых мух. Включают ли коровам слушать концерты Брамса – это врать не будем, своими глазами не видели и ушами не слышали. Но если включают – не удивились бы.
Коров кормят так. В проход между двумя огромными стойлами заезжает большущая фура, доверху набитая сеном-соломой и прочим силосом. Один борт у фуры откидывается и все это великолепие, которое будет переработано в молоко, сыпется по одному краю. Машина делает двойной проезд вперед-назад, до тех пор пока все содержимое не будет высыпано по одну сторону. Затем она уезжает, грузится снова под завязку, опять въезжает в коровник и открывает другой борт. Процедура повторяется. Коровы счастливо двигают челюстями.
Когда машина уехала, мы продолжали кормить коров из рук. Это, кстати, удовольствие. Как и любое общение с животными.
Вернувшись домой из этого сельхозтура, мы решили постряпать пиццу. Тут-то и столкнулись с очередной дилеммой. Если в пицце мясо (или колбаса, например), тогда она должна быть без сыра. А если с сыром, тогда без мяса. После долгих и мучительных раздумий, было принято решение отказаться от колбасы. Ибо пиццы без сыра все-таки не бывает.