August 5th, 2012

writer

Так вот ты какой, северный олень!..

Самолет авиакомпании «ЭльАль» отличается от самолета компании S7 не только раскраской. В S7 кормят лучше (на наш сибирский аппетит), зато в «ЭльАль» есть телевизор и наушники. И можно смотреть кино, или слушать музыку и вообще любые технические гаджеты для мужчин – это прямо ничуть не менее значительно, чем возможность выбрать между курицей или рыбой.

Натешившись с самолетными аудио-возможностями, мужчины мои (а на сей раз мы все сидели вместе), стали заметно уставать, ибо из-за пятичасовой разницы, потрясения на Красной площади, эскалаторных восторгов и прочих впечатлений день 3 июля стал для нас просто безразмерным и давно уже по иркутскому времени превратился в 4 июля.

Одним словом, ближе к московской полуночи, молодые люди конкретно отрубились, сложив на меня, сидящей по середине, свои головы. Глеб, однако, успел прошептать: к еде – разбуди!

Разбудила. И он даже разбудился – велико было желание вкусить плодов иностранной самолетной кухни. Еще бы – все стюардессы говорят с пассажирами по-английски, при входе нам сказали «шолом», и инструктаж на случай нештатных ситуаций тоже был на иврите. Значит, и еда особенная.

Еда оказалась в виде большого бутерброда (с туной или с моцареллой; туна – это тунец), небольшого запечатанного пироженка и салатика. Остальное, как обычно: чай, кофе, потанцуем (в смысле, вино). Но с учетом того, что лететь в два раза ближе, чем от Иркутска до Москвы, так это даже и ничего себе.

Глеб съел все, даже салат (не пропадать же добру!) и снова отключился. А Матвей и не включался – как мы ни старались поднять ему веки. Так и проспал всю дорогу без бутерброда.

Мальчишки спали, а я все хотела посмотреть на ночной Тель-Авив – самолет заходит на посадку над морем, и это должно было быть особенно красиво ночью: огни береговой линии, сверкающие небоскребы…

Но и я пала жертвой длинного дня, очнувшись только от касания шасси взлетно-посадочной полосы.

Кстати, никто за границей не хлопает – что это вообще за дурная манера в наших самолетах: аплодировать на момент приземления?!

Переход границы у нас прошел на удивление быстро. И я даже говорила с пограничником по-английски – горда была страшно, что поняла, чего он меня спрашивал и сама смогла ответить.

Потом мы получили багаж. Потом обнимались со встречающей нас Аней. Потом шли на парковку. А потом было то же самое, что и со мной в тот самый первый раз: «Мама! Это пальма???»

Да, это пальма.

В общем, приехали три сибирских оленевода на юга:)))