July 1st, 2012

writer

Опять двадцать пять!

А сегодня день рождения у Люси!
И тоже, заметьте, у художницы.
Что ли лето особенно хорошо для творческих дам... То ли в принципе не только для дам, и не только для творческих. Лето особенно хорошо как раз потому, что оно - лето.
Люся! Мы желаем тебе долгого лета (и долгия - конечно, само собой). Сама разберешься что к чему и почему.
Четверть века века, как никак! Это не фунт изюма-то!!!
Поздравляем! И по сибирски - захватываем в радостную охапку и водим вокруг тебя хоровод!
Будь здорова и - мы тебя очень любим:))
writer

Ламед тет. Рина Жак и Меркур

А на завтра мы поехали в Тель-Авив по делу. Дело было такое: встреча и обмен вежливостями с Риной Жак – главой издательства Меркур. Ведущего израильского издательства, которое делает книги на русском языке.

Рина приняла нас в своем доме на улице Бен-Иегуды. Мы говорили с ней о литературе вообще и русскоязычной литературе в Израиле в частности. Об издательском бизнесе на этом фоне и без всякого фона. Рина говорила о том, что книгоиздание как процесс и род деятельности – совершенно уходящая натура. Я немного пыталась спорить с ней, в глубине души понимая, что она – точно также совершенно и как-то обреченно что ли, - права.

Мне было жаль в этом смысле, скорее, саму себя: ведь я как раз начала заниматься издательской деятельностью и даже самостоятельно выпустила, помимо своих, две чужих книги, а также пару буклетов. А Рина – многоопытная Рина, которая в книгоиздании собаку съела (вот такой неожиданный «корейский каламбур», ибо издательство Меркур прославилось изданием своих кулинарных книг, которые мгновенно становились бестселлерами), и вот она преисполнена пессимизма, хотя правильнее назвать его критическим реализмом. 

Как там в первоисточнике: оптимист – это плохо информированный пессимист…

Рина подарила мне книги. «Яффские рассказы» Менахема Тальми - классические еврейские байки с таким, например, диалогом:

« - Файюмат эту старуху! – отвечает Абрам-извозчик и плюет себе под ноги, - пойдем.

 - Что такое «файюмат»? – спрашивает старая Хачура.

 - Это что-то по-русски…».

Сразу чувствуется местный колорит, не так ли?

 Еще - «Повесть о лесах Израиля»,  – рассказ о том, как пустыню превратили в цветущий сад. И наконец, книгу-дневник Энди Фима «Записки обывателя» - это если открывать ее с одной стороны. А с другой - книга называется «Двойственность». Я вообще люблю «двустронние» книги (еще со времен Павича), а уж публицистические – особенно.

Но не только книги подарила мне Рина Жак, а еще и набор открыток. Обычных открыток, у которых есть даже место, чтоб наклеить марку. И совершенно необычных, потому что кроме иллюстраций Лиоры Гроссман там – стихи. Потому набор открыток так и называется – «Открытые строки» и представляет собой избранные стихи израильских поэтов ХХ века.

До этого я вообще не читала стихов, написанных на иврите (и переведенных на русский, само собой). Не было прецедента. Познакомившись с открытками, я именно открыла для себя Рахель и Зельду, Александра Пена и Иегуду Амихая, Эстер Рааб и Натана Альтермана…

А когда я тебя любила

Вот так нежно и сильно

Ласково и терпко

Вспыхивали тысячи солнц

И жар разливался по телу

Хотя было похоже на озноб

Но когда вот так –

Нежно и сильно

Ласково и терпко

Тогда так и бывает

Перед тем как согреться -

Замерзнуть, а потом

Таять, таять

Оттаивать

Так чтобы ледяное сердце

Заплакало теплыми

Слезами отпущенной

На свободу нежности

И стало мягким

И забилось наконец ровно

Легко и ровно

В такт дыханию

Которое тоже выровнялось

И пришел сон

И ушла дрожь

И рука в руке

Спать

Теперь, после –

Спать и ни о чем не думать

telaviv